Счастье вопреки
Фото: Варвара Гертье/РИА Новости

Фото: Варвара Гертье/РИА Новости

Почему уровень удовлетворенности жизнью в России не снижается вместе с доходами

Международный исследовательский центр Гэллопа, представленный в России компанией «Ромир», опубликовал данные исследования глобального индекса счастья. В 2015 году оно проводилось в 68 странах. Людей спрашивали, счастливы они или нет, а потом из количества счастливых респондентов вычитали несчастливых.

По итогам 2014 года общее число довольных жизнью людей в мире выросло до 70%, а в России — до 61%, увеличившись за год на 24%. Россия вышла на 16-е место в общемировом рейтинге, тогда как всего год назад была на 12-м месте с конца в списке из 65 пунктов. А по итогам кризисного 2015 года счастливых россиян стало меньше всего на 6%.

— В стране экономический кризис, доходы населения падают, введены международные санкции, количество бедных растет катастрофически, а счастливых россиян на 18% больше, чем в сытом 2013 году! — подчеркивает в разговоре с корреспондентом РП кандидат социологических наук Сергей Меркушев. — ВЦИОМ ведет собственную статистику счастья уже больше четверти века. Проанализировав накопленные данные, там тоже пришли к выводу, что удовлетворенность жизнью россиян практически не зависит от экономики страны.

Индекс счастья, составляемый ВЦИОМ, к ноябрю 2015 года добрался до исторического максимума: разница между количеством респондентов, считающих себя счастливыми, и числом тех, кто думает наоборот, составила 70%. Предыдущий пик счастья — 69% — был в экономически благополучном марте 2012 года. 

Почему количество довольных жизнью россиян не меняется в зависимости от того, сколько у них денег?

Бедные, но счастливые

Прямой корреляции между экономикой и самочувствием населения нет. Это доказывает пример и других стран мира.

— Среди континентов на первом месте по числу счастливых Африка и Азия, а не богатые по сравнению с ними Европа и Австралия. Как вы думаете, где объективно живется лучше — в Северной Америке или в Южной? Очевидно, что в Северной. Но счастливых южноамериканцев 72%, а среди жителей США и Канады их всего 42%, — говорит Сергей Меркушев. — Обратите внимание, кто в пятерке самых счастливых стран: Колумбия, Фиджи, Саудовская Аравия, Вьетнам и Аргентина. Там нет ни процветающей Швейцарии, ни благополучных скандинавских государств.

Данные многолетних статистических исследований доказывают, что уровень удовлетворенности жизнью напрямую не зависит не только от среднего уровня доходов населения, но и от резкого их снижения или повышения.

— Не надо думать, что это только мы, россияне, уникальны — у нас кризис, а счастливых все больше. Жители других стран тоже не впадают в отчаяние, как только случается экономическая депрессия, — продолжает Сергей Меркушев. — Наверное, самый наглядный пример — это Южная Корея. Начиная с 70-х годов прошлого века ее ВВП увеличился с 800 до 19 тыс. долларов на душу населения, а уровень удовлетворенности жизнью снизился с 61 до 47%. Со времен окончания Второй мировой войны доходы жителей Японии выросли в пять раз, а индекс счастья остался прежним. Обратный пример: во время мирового кризиса 2008 года страны, которые несли наибольшие финансовые потери, не потеряли довольных жизнью граждан. Не в деньгах счастье, и это доказывает статистика.

Фото: Сергей Куликов/ТАСС

Кризисный дауншифтинг

Психолог говорит, что во время кризиса у людей включается компенсаторный механизм, спасающий их от стрессового воздействия внешнего мира и повышающий ценность стабильного внутреннего.

— Экономика потребления опустошает человека в погоне за все новыми и новыми вещами и символами успеха, — делится соображениями с корреспондентом РП психолог Роман Ольшевский. — С помощью рекламы и масс-медиа нам все время объясняют, что если мы купим этот автомобиль или вот такие часы, то непременно станем счастливы. Но когда они у нас появляются, то чувство счастья не приходит: ведь выясняется, что есть другие. То же самое относится и к карьере: мы думаем, что займем некую должность и наконец-то станем счастливее, но как только это происходит, сразу мечтаем забраться еще выше. Эта гонка бесконечна, она опустошает людей и финансово, и эмоционально. А в кризис мы теряем возможность в ней участвовать, и поэтому вспоминаем о главной ценности в нашей жизни, которая не теряет в стоимости в момент ее приобретения. Это наша семья, радость от общения с близкими и друзьями.

В качестве примера людей, которые поняли эту простую истину и сумели выбраться из паутины потребления, Роман Ольшевский приводит дауншифтеров. В какой-то момент они понимают, что не найдут счастья в погоне за карьерой и деньгами, и резко меняют все, уезжая с семьей жить у теплого моря или в деревне.

— Полностью изменить сценарий своей жизни дауншифтеров заставляет или кризис среднего возраста, или серьезные потрясения, — говорит Роман Ольшевский. — А в период экономического кризиса неприятные неожиданности могут ждать каждого из нас. Люди теряют работу, и вдруг обнаруживают, что у них появилось время на общение с собственной семьей, с друзьями, с домашними питомцами, наконец. И сами не замечают, как становятся счастливее.

По словам Сергея Меркушева, социологические исследования, как российские, так и международные, полностью подтверждают: чем выше количество и качество социальных контактов человека, чем более открытым и удовлетворенным жизнью он становится.

— Давно исследуют феномен государства Бутан, в котором новый король, взойдя на престол в 1972 году, объявил, что его задачей будет повысить не ВВП, а «валовое национальное счастье», то ест сделать своих подданных как можно счастливее, — говорит Сергей Меркушев. — И ему удалось этого добиться. Когда у посла Бутана в ООН Лзату Вангчука спросили, как сделать всех счастливее, он ответил: «Дать им возможность меньше работать, больше спать и больше времени проводить со своими семьями». Звучит просто, но пример Бутана доказывает, что это работает. С одной оговоркой: до тех пор пока при таком образе жизни человек сохраняет необходимый для обеспечения базовых потребностей его семьи уровень материальных доходов.

Маятник ценностей

— Исторически в России так и не сформировался в полной мере такой институт, как частная собственность. Человек мог в любой момент потерять все, что имеет, по независящим от него причинам, — поясняет корреспонденту РП историк Иван Савельев. — Дворянин мог сегодня купаться в деньгах, а завтра попасться на глаза, например, императору Павлу I в плохом настроении, и безо всяких на то оснований лишиться всех званий и состояний, а то и в Сибирь по этапу отправиться. Сегодня чиновник занимал доходную должность, которую заслужил упорным трудом, а завтра мог потерять ее по нелепому доносу. Сегодня барин разрешал крестьянину покинуть деревню, открыть дело и платить с него оброк, а завтра требовал, чтобы он вернулся на барщину. Когда частная собственность не защищена законом, нечего и удивляться, что в обществе перестают ценить материальные ценности и начинают искать источник счастья в социальных связях и духовном мире.

В советские времена частная собственность была ликвидирована как факт, а уровень материального благосостояния у 99% граждан СССР был практически одинаковым. Сложно ставить превыше всего материальные блага, когда ты голодаешь вместе со всеми в годы гражданской войны или послевоенной разрухи или стоишь в очередях за молоком и мясом в годы застоя. Зато очень легко научиться ценить общение с родными и близкими, которые и от голодной смерти спасут, и от депрессии. Поговорка «Не имей сто рублей, а имей сто друзей» превратилась в жизненное кредо большинства советских людей.

— Презрение к материальной стороне поддерживалось официальной советской идеологией, в которой любая собственность стала символом мещанства, а удовольствие от обладания ею было приравнено к измене идеалам революции. С глубоким презрением ко всему материальному относились даже либерально настроенные шестидесятники, — говорит корреспонденту РП культуролог Вадим Завадский. — После начала перестройки, в 90-е, система ценностей изменилась: символами счастья стали коттедж и дорогая машина. За четверть века, которые прошли с тех пор, выросли дети, которые отрицают ценности отцов. Машина и красивый дом, конечно, остаются для них символом достатка, но не счастья. Они научились находить его источник в ценностях бабушек и дедушек — общении с семьей и друзьями. Маятник ценностей закономерно качнулся назад.

Три года за Донбасс? Далее в рубрике Три года за Донбасс?Общественная палата просит пересмотреть и смягчить приговор в отношении осужденного координатора сбора помощи ополченцам

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»