Политика сахарных слов
Всеправославный собор. Фото: orthodoxcouncil.org

Всеправославный собор. Фото: orthodoxcouncil.org

Почему Москва не осуждает открыто деяния критского Собора

Грузинская православная церковь называет «догматическими» причины своего неучастия во Всеправославном соборе и продолжает настаивать на том, что документы Собора нуждаются в исправлении.

Греческий сайт Romfea опубликовал письмо Грузинской патриархии Константинополю, написанное в самый разгар соборных совещаний — 23 июня. «Патриархия Грузии вновь подтверждает свое решение не присутствовать на Крите. Отказ вызван не политическими или иными соображениями, но исключительно догматическими причинами», — приводят текст письма греческие журналисты.

Еще 12 февраля 2016 года Грузинская православная церковь решением Синода принципиально отвергла соборный документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Поводом для критики послужило все то же наименование «Церковь» по отношению к инославным и формулировки о поиске утраченного единства христиан — на которые обратили внимание и иерархи ряда других Поместных Церквей, посчитав, что они расходятся со святоотеческим преданием. Также Синод Грузинской церкви негативно оценил и документ «Миссия Православной Церкви в современном мире», на данный момент уже принятый собором. В письме, которое публикует Romfea, Грузинская церковь вновь подтверждает свою позицию по отношению к соборным документам и еще раз говорит о том, что ее участие в будущих заседаниях собора возможно только в случае исправления документов и устранения из них спорных экуменических формулировок.

Подобной принципиальной позиции ждут и от Русской православной церкви. Пора сказать прямо: те, кто идут за экуменистами и за его «православными» лидерами — просто губят свою душу, призывает, например, протоиерей Всеволод Чаплин, экс-глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. Подобной же принципиальности ждут миряне и священники, которые самого начала выступали против участия в соборе, и которых — даже не имея точной статистики, сколько их таких, обеспокоенных и недовольных —  в кабинетах ОВЦС (отдела внешних церковных связей) предпочитают называют обидным «маргинальным меньшинством».

В мире, где все уже предельно ясно и все личины отброшены, «церковный МИД», как еще называют ОВЦС, продолжает придерживаться малахольной тактики «и нашим, и вашим». Он молчит по поводу соборных документов вплоть до критического последнего момента — когда одна за другой начинают отказываться от участия в соборе Церкви. И лишь затем, когда ясно, что недовольство церковной полноты растет как снежный ком, растет по всему миру (вот тебе и «маргинальное меньшинство»!), Москва вступает в эту эстафету в самом ее хвосте и заявляет —  за несколько дней до открытия собора — что тоже не едет. Но и заявляет опять: робко, тактично, двусмысленно.

Она только вскользь говорит о своей позиции по документам (вроде были предложения от РПЦ по их усовершенствованию, как сказал глава ОВЦС митрополит Иларион, но где и какие, и когда —  сказать сложно). И уже в следующем абзаце синодального заявления вновь расшаркивается в дипломатических реверансах —  обещает, несмотря на неприезд, «всемерно продолжать усилия по укреплению общеправославного сотрудничества в подготовке будущего Святого и Великого Собора».

Что тем временем делает собор на Крите? Он объявляет все свои решения обязательными для всех церквей (даже неприсутствующих). Он двигает идею создания постоянно действующего над-церковного органа (это именно то, против чего выступали зилоты, боясь, что этот орган будет знаком наступающей глобализации Православной церкви, что он будет шагом на пути к установлению экуменизма). Собор говорит, что главная мировая ересь —  это эгоцентризм (то есть нежелание идти с открытыми объятиями к еретикам). Он на днях примет тот самый, претерпевший множество упреков в неканоничности документ об отношениях с остальным православным миром. Некоторые константинопольские отцы, готовя для этого почву, уже заявляют, что в единую Церковь Символа веры входят инославные церкви.

И что в ответ делает Москва? Она молчит.

В то время как самым правильным в сегодняшней дипломатической игре было бы отказаться от двусмысленностей и экивоков. Осудить открыто происходящее сегодня на Крите. Осудить открыто экуменический курс и открыто же отмежеваться от него. Повести за собой другие Поместные Церкви, стать лидером и, наконец, взять на себя ту роль, о которой говорят уже пять веков — роль Третьего Рима, охранителя всего православного мира и его чистоты.

Куда нам телепортировать АСИ Далее в рубрике Куда нам телепортировать АСИОбсуждение программы Национальной стратегической инициативы показало, что инициативы много, а стратегии нет

Комментарии

24 июня 2016, 17:33
Скорее всего РПЦ не хочет делать резких заявлений, руководствуясь принципом "не суди и не судим будешь". Появление в Европе тенденции к экуменизму ещё предстоит рассмотреть и изучить, но думается, что это следствие всепоглощающей европейской толерантности. Теперь она просто перекинулась и на церковь.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»