Россияне в рядах ИГ: реальная угроза?
Фото: defense-arab.com

Проблема вербовки молодых россиян в ряды «Исламского государства» — это следствие жизни без идеологии

В последнее время темой активного обсуждения стала проблема вербовки молодых россиян запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство». Главный инфоповод — всем известная история студентки МГУ Варвары Карауловой, задержанной при переходе границы с Сирией со стороны Турции по подозрению в связях с «Исламским государством». Есть и другие случаи: сейчас посольство РФ в Анкаре выясняет судьбу студентки РАНХиГС Мариам Исмаиловой, которая тоже могла присоединиться к террористам в Сирии. Также накануне стало известно, что примеру Карауловой последовали две студентки из Белгородского государственного университета. По разным данным, в рядах ИГ воюют от 2 до 5 тысяч россиян. Хотя серьезность проблемы, возможно, преувеличена, она говорит о недостатках воспитания молодежи и является прямым следствием отсутствия государственной идеологии в России.

Чем ИГ грозит России

Глава ФСБ РФ Александр Бортников сообщил, что количество россиян, воюющих в Ираке на стороне «Исламского государства», за последний год увеличилось вдвое и сейчас составляет около 1700 человек. Они сражаются среди других 20 тысяч иностранцев из 100 стран. По другим данным спецслужб, в рядах ИГ воюет примерно пять тысяч россиян. Главная опасность для России в том, что, вернувшись на родину, эти люди могут продолжить террористическую деятельность. Кроме этого, как заявил Бортников, руководители ИГ намерены дестабилизировать ситуацию в странах СНГ.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов согласен, что угроза дестабилизации России со стороны ИГ действительно существует, но есть и ряд организаций и лиц, которые поддерживают и распространяют исламистскую фундаменталистскую идеологию внутри России.

«Если говорить конкретно о Варваре и других девушках, я бы не назвал это угрозой, это опасность распространения идеологии в определенной среде российской молодежи. В первую очередь, это опасность для самих девушек. Также они под влиянием радикальных исламистов могут вовлекать в их ряды знакомых и вести пропаганду против интересов Российской Федерации. Самое страшное — они могут стать смертницами», — рассуждает Борис Долгов.

Эксперт рассказал «Русской планете», какими образом может происходить вербовка девушек в ряды террористов. По его мнению, дело в знакомстве с молодыми людьми, которые обещают девушкам любовь, замужество и счастливую жизнь в «Исламском государстве», где якобы торжествует справедливость.

Кадр: Youtube

Кадр: Youtube

В свою очередь, журналист Максим Шевченко, член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, считает, что вербовка россиян в ИГ — это страшилка, раздутая медиаресурсами. По его мнению, в стране есть более существенные проблемы, связанные с молодежью, такие, как оборот наркотиков, психотропных веществ и организованная преступность.

По словам специалиста по современным проблемам Кавказа Яны Амелиной, количество россиян в «Исламском государстве» преувеличено. «Такое впечатление, что мы сами себя пугаем, 2000 человек — это оценочные данные, никакой точной статистики нет. Столько может быть членов преступной группировки в России, а нас 150 миллионов», — замечает Яна Амелина.

Политолог объясняет и причины такого повышенного внимания к проблеме. «Первый аспект — информационно-пропагандистский, это идеальная страшилка, которая бросает тень на всех мусульман. И, конечно, большую роль играет и то, с такой страшной угрозой нельзя бороться, не получив на это много денег», — полагает она. 

Радикалы не нужны в России

По мнению экспертов, россияне, которые готовы вступить в ряды ИГ, совершать теракты и воевать, вряд ли могут быть полезны нашей стране.

«Если все радикально настроенные искатели приключений и потенциальные любители экстравагантных видов политического действия уедут из России, нам только спокойнее станет. Надо открыть двери всем желающим искать счастья в Ираке и Сирии, а вот обратно уже не пускать. Я считаю, что каждый взрослый человек сам за себя отвечает, если ему около 20 или больше. Поэтому слово "вербовка" здесь не очень уместно. Есть желание у не очень большой части людей поехать туда и вступить в ряды некой организации, которая позиционируется как беспредельная», — подчеркивает Максим Шевченко, добавляя, что благодаря ИГ террористический фон на Северном Кавказе заметно снизился.

Яна Амелина также отмечает, что речь идет не о вербовке, так как она подразумевает предложение условий, и происходит это не в социальных сетях, где можно получить только первичную информацию, а в процессе реального общения.

«Девочки не представляют какой-то особый интерес для ИГ, там нет недостатка в женщинах. Они сами по каким-то мотивам заинтересовались тематикой и пришли к выводу, что им нужно туда ехать. Хотя следствие прояснит детали», — говорит Амелина.

Так, Амелина согласна с Шевченко, что если эти люди готовы по собственной воле ехать в ИГ, то от таких граждан следует избавляться, так как, по ее мнению, это люди инфантильные, а в возрасте 18–19 лет уже нельзя исправить сложившуюся личность. «Такие граждане нам здесь не нужны. Поэтому основной массе населения надо радоваться, что мы от такой публики избавляемся»,— подчеркивает она.

Воспитание против ИГ

После случая с Варварой Карауловой и другими студентками, бежавшими в «Исламское государство», российские чиновники и политики решили озадачиться проблемами воспитания молодежи. Именно в этом, по мнению уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, кроются причины участившихся случаев вербовки в террористическую группировку. По словам Павла Астахова, в системе образования в России последние 20 лет отсутствует воспитание, поэтому девушкам «удалось промыть мозг». Омбудсмен убежден, что молодежь должна быть мотивирована и загружена с начальной школы.

Первый замглавы международного комитета Совета Федерации, генерал-майор ФСБ в отставке Владимир Джабаров считает, что вербовка студенток высших учебных заведений в ряды ИГ — новая тенденция, соответственно, для противодействия нужны новые методы работы спецслужб.

Кроме этого, как подчеркнул Джабаров, необходима «воспитательная работа в самих вузах, о таких фактах нужно активно говорить, обсуждать в обществе, по телевидению». Сенатор предложил возрождать студенческие, молодежные организации и вообще активнее работать с молодежью. Задумались о проблеме вербовки студентов в террористические организации и в Мосгордуме. Глава комиссии по безопасности Инна Святенко заявила, что предотвратить подобные действия может только организация досуга и работа с молодежью в вузах.

«Со стороны общественных организаций и властей этой проблемой, конечно, надо заниматься, вести пропаганду патриотического воспитания и истории России как великой страны, — рассуждает Борис Долгов. — Но что касается конкретно девушек, тут никакая пропаганда не поможет. Тут нужно обращать внимание на окружение. Особенно, если это касается связей с радикальными мусульманами, которые противопоставляют идеи радикального ислама и джихада государственной идеологии и нормальной цивилизованной жизни. Здесь надо объяснять девушкам, что за этими красивыми рассуждениями может скрываться угроза».

Максим Шевченко к подобной воспитательной инициативе относится скептически. «Вопрос в том, кто будет воспитывать молодежь. Мне кажется, что все это лицемерие. И если человек ищет острых ощущений и погибели, то всегда их найдет», — выразил свою позицию журналист.

По замечанию Яны Амелиной, ситуация с вербовкой студентов в ИГ говорит о том, что пассионарной молодежи, которая могла бы послужить на благо государства, нечем заняться.

«Они же идеальные солдаты, и государство должно предложить людям идею, ради которой можно жить и умирать. Такая идея возможна только на основе государственной идеологии, которая запрещена нашей конституцией. Люди должны понимать, что они живут в России, что это за государство и что они могут для него сделать»,— уверена Амелина. Дело не в том, что молодым людям нечем заняться, а в том, что эти занятия не удовлетворяют их потребности. Люди самого активного возраста искусственно оторваны от реальной жизни и замкнуты в учебных заведениях.

Говоря о реальных методах противодействия, политолог предполагает, что введение уголовного наказания даже за попытки уехать в ИГ могло бы исправить ситуацию.

«Необходимо понимание, что это на самом деле уголовно наказуемое преступление, и весь интерес к "Исламскому государству" у восторженных девочек пропадет. Потому что уголовное клеймо на всю жизнь — не очень хорошая перспектива. Это надо понимать даже в 19 лет, тем более что все это на пустом месте», — резюмирует Яна Амелина.

Так или иначе, корень проблемы кроется в создавшемся идеологическом вакууме, в отсутствии ориентиров и направляющей линии государства. В российской Конституции прямо написано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». В данном контексте распространение любых радикальных идей невозможно остановить точечными репрессивными методами. Нужно дать альтернативу, а такой альтернативы до сих пор нет — она не предусмотрена Конституцией.

Женщины ― герои Великой Отечественной войны Далее в рубрике Женщины ― герои Великой Отечественной войныЗа четыре военных года высшей награды страны были удостоены девять десятков женщин, защищавших Родину с оружием в руках Читайте в рубрике «Власть» Будет ли шоу продолжаться?Пламенные борцы с коррупцией получили отрезвляющий окрик из Кремля Будет ли шоу продолжаться?

Комментарии

19 июня 2015, 10:36
Как обычно много слов и все ни о чем. Во все времена были, есть и будут люди, которым не сидится на месте, их тянет во всякие авантюры, и отсутствие идеологии тут совершенно не при чем. Нормальный человек, даже не имея четких целей в жизни, никогда не полезет в мясорубку к бородатым боевикам с автоматами, что бы сражаться с ними за какую-то там идею.
19 июня 2015, 11:51
так точно, отставить панику, из 100-150 идиотов, которые пошли за фанатиков воевать, истерию разводить не надо, вон из сытой Герамнии несколько тысяч уехало, из Англии и Франции тысячи уехали, так что у нас еще получается с этой заразой бороться
21 июня 2015, 20:32
Согласен. Вообще, создается такое впечатление, что кто-то специально создает панику в информационном пространстве, что в конечном итоге играет на руку самим ваххабитам.
19 июня 2015, 12:03
Везде едут, не только в ИГ. На Украине тоже россияне воюют в добровольческих карательных батальонах, и на Донбассе сколько их. Везде, где война, так или иначе присутствуют русские, так как по природе своей русский человек - боец.
19 июня 2015, 12:14
Конечно, вербовке нужно противостоять и вести контрпропаганду на том же уровне.
19 июня 2015, 12:46
Раздутая тема. Никакой глобальной угрозы нет.
19 июня 2015, 15:55
точно, все из-за этой забитой студентки МГУ
19 июня 2015, 14:25
Опыт борьбы с террористами у нас есть. Единственное что пугает - возможность наших людей стать смертниками по понятным причинам.
20 июня 2015, 07:43
Надеюсь все это домыслы и реальной угрозы не существует.
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»