Россия офшорная
Фото: Павел Головкин / ТАСС

Фото: Павел Головкин / ТАСС

Крупнейшие предприятия РФ принадлежат иностранцам и анонимам

Львиная доля иностранных акционеров крупных российских компаний не хочет раскрывать свое лицо, как это требуют новые законы, а более половины топ-500 отечественного частного бизнеса зарегистрировано в офшорах. Казалось бы, какая связь между этими двумя явлениями? Самая прямая. Российский бизнес хочет максимально укрыться от России, запутать следы, сохранить возможность для маневра. И это его желание влияет на повседневную жизнь каждого из нас.

Лицо и имя

Хозяйственное развитие страны должно находиться в поле ее законов, контролироваться и регулироваться согласно этим законам. В противном случае часть окружающей действительности время от времени будет преподносить неприятные сюрпризы, зависеть от множества факторов и причин, повлиять на которые мы не в состоянии. Это фундаментальные основания национальной безопасности, с ними все просто.

Гораздо сложнее с реальным положением вещей. Ни для кого не секрет, что современная российская экономика формировалась особым образом. До конца не ясно, кому ее добрая половина принадлежит, кто ее отслеживает и проверяет, куда и как вкладываются деньги, кому эти деньги служат? Хозяин-то где? Вопрос часто повисает в воздухе. Управляющий не только не готов ответить, где хозяин, но часто — и кто он таков. Представить себе такую ситуацию в русском XIX веке было невозможно: у любого поместья, у любой мануфактуры имелся вполне понятный хозяин, даже если он и наведывался туда раз в несколько лет. Понятно, что мир сильно трансформировался, и особенно сильно изменилась Россия. Однако это не значит, что на все перемены следует глядеть снисходительно.

Одно из преимуществ частного бизнеса в том, что он имеет лицо и имя. К чему ведет анонимность и обезличенность в экономике, мы знаем не понаслышке: у нас был Советский Союз. Государство должно не только иметь возможность обозревать национальную экономику, но и видеть ее хозяев, знать их цели и интересы, понимать, что они умеют и на что претендуют. В противном случае трудно осуществлять стратегические программы и отстаивать принципиальные интересы страны. И экономически, и психологически сложно иметь дело с персонажем, которому нельзя посмотреть в глаза.

Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать

В июле 2015 года частично вступил в силу закон 210-Ф3, который полностью будет применяться с июля 2016-го. Этот документ требует раскрывать информацию о зарубежных владельцах наших ценных бумаг и меняет нормы федеральных законов «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг» и «О центральном депозитарии». Согласно этим правилам, российские реестродержатели обязаны предоставлять и обновлять сведения о реальных владельцах акций, в том числе и о тех, которые владеют ими через расписки и до сих пор скрывались за номинальными держателями (чаще всего зарубежными депозитариями). Закон подкреплен указанием Центрального банка 3680-У. Оно действует с августа и тоже требует максимальной прозрачности в этом вопросе.

Казалось бы, новые правила дали определенные результаты. За последние месяцы несколько тысяч человек раскрыли свои иностранные активы, «из тени в свет перелетая», и это очень неплохо.

Однако на пути к свету существуют и очевидные трудности. Во-первых, иностранцы не обязаны и не всегда хотят соблюдать наши законы, во-вторых, этого порой не желают делать и номинальные держатели.

Существуют и чисто правовые проблемы. Есть закон о сохранении персональных данных, и если российского гражданина чаще всего можно заставить показать лицо, то американец легко скрывается за семью морями и за восемью границами.

Фото: YAY / ТАСС

Фото: YAY / ТАСС

Число скрывшихся достаточно ощутимо, о чем свидетельствует процедура голосований на годовых собраниях российских компаний. В разных ПАО число голосующих снизилось на 15–30%, так как теперь для голосования требуется предоставление идентификационных данных. Для многих это может создать серьезные проблемы. С одной стороны, речь идет о сложностях с достижением кворума, с другой — о том, что иностранцы рискуют не получить свои дивиденды. По новым правилам ПАО не имеют права выплачивать их «затаившимся» акционерам.

Мы оставили тайным собственникам два пути — либо продать бумаги, либо «выйти из тени». Но сделать выбор сложно: с одной стороны — законы, санкции, большая политика, с другой — приятный доход. Многие иностранцы, прежде всего американцы и британцы, просто не хотят светиться во «враждебном» государстве. Но и у нас свой резон: так ли мы хотим, чтоб частью отечественного крупного бизнеса владели люди, рассматривающие наше государство как враждебное?

Хорошо в офшорах жить

Еще любопытнее ситуация с офшорами. Из топ-500 компаний, вошедших в рейтинг РБК (совокупная выручка составляет 77% ВВП страны), в России зарегистрировано 239, то есть менее половины. Если же из 500 вычесть 87 государственных компаний, у которых просто нет альтернативы, то соотношение становится вопиющим. Против 152 фирм с российской «пропиской» мы имеем 183, базирующихся за границей, и 38 зарегистрированных там же через компании-«пустышки», у которых нет ничего, кроме банковского счета и почтового ящика (стыдно сказать, но так работают «Яндекс» — Yandex N.V. и «Русал» — United Company RUSAL). Также в списке есть один чистый «иностранец» — VimpelCom и 40 компаний, не желающих раскрывать своей юрисдикции. Еще раз: 8% крупнейших компаний страны базируется неизвестно где. Это все, что нужно знать о российском экономическом контроле.

Самая заметная часть отечественного бизнеса «живет» на Кипре. С большим отставанием за Кипром идут Нидерланды и Британские Виргинские острова. География, конечно, не имеет никакого значения, но психологически — чем дальше, тем лучше.

Проверять отчетность наши ведущие бизнесмены тоже доверяют в основном иностранцам. Самая успешная российская аудиторская фирма «БДО Юникон» работает только с 8 (!) участниками заветной пятисотки. При этом у их западных коллег из PricewaterhouseCoopers и Ernst and Young по 49 клиентов, у KPMG — 51…

В итоге складывается парадоксальная ситуация. Значительный бизнес, который работает в России, использует наш труд, участвует и часто имеет преференции в конкурентной борьбе, использует в этой борьбе административные рычаги, оказывает влияние на политическую ситуацию и моральный климат в стране, де-юре не является российским. Он сохраняет за собой большую свободу правового и финансового маневрирования, затемняет финансовые потоки в страну и из страны. В итоге мы не только не знаем, чьи деньги сюда пришли, но порой слабо себе представляем, как и к кому они отсюда уходят. Именно эти опасные, особенно в сложной современной международной обстановке тенденции прочитываются за привычными словами о «непрозрачных инвестициях» и «вывозе капитала».

Берем шинель, идем домой

В последние годы мы видим, как государство пытается вернуть бизнес «домой» и вывести его из тени. Амнистия капиталов, о которой говорил президент в последнем послании Федеральному собранию, и вывод бизнеса из офшоров  — едва ли не важнейшая задача экономического развития. Однако ясно одно: многим дешевле свернуть бизнес, чем открыть его российским экономическим властям. Даже вполне добропорядочные частные компании не вернутся в страну, если не будут созданы благоприятные и прозрачные условия для их работы. Эти условия нужны всем. Властям — чтобы всерьез и благотворно влиять на развитие экономики, бороться с кризисом, различать друзей и врагов. Бизнесу — чтобы чувствовать себя в относительной безопасности и знать наперед правила игры.

Однако финансовые потоки распределяются исключительно по законам рынка, и деньги будут перетекать не туда, где кризис, а туда, где рост. К тому же источники и намерения капитала не всегда чисты, и власти необходимо проявить последовательную волю и силу, чтобы переломить ситуацию. Но здесь очень важно не перегнуть: бизнес должен удостовериться в готовности государства играть по правилам.

Далее в рубрике Кто заплатит за развал экономикиПравительство готовит россиян к снижению уровня жизни, но не желает подавать пример Кто заплатит за развал экономики Читайте в рубрике «Экономика» Богатые парни не делятся прибыльюПопытки правительства заставить сырьевые компании раскошелиться на нужды государства раз за разом терпят крах Богатые парни не делятся прибылью

Комментарии

08 октября 2015, 21:24
Однако много сюрпризов преподнесет этот новые закон, если иностранные акционеры все-таки выберут деньги и начнут раскрываться. Может оказаться что какая-нибудь большая часть американских политиков у нас кормится.
09 октября 2015, 10:51
Очень даже кормятся, не сомневайтесь! Ещё с ельцинских времен они здесь сети раскинули, и до сих пор сосут боблос со всех нас!
08 октября 2015, 22:21
Закон о КИКах сделает ситуацию более прозрачной, только не сразу, а примерно к 2018 году, все будет под контролем государства, даже мышь не проскочит
09 октября 2015, 09:15
Действительно ситуация вопиющая. А сколько средств недополучает федеральный бюджет в результате всех этих махинаций с движением капиталов, страшно даже представить. А правительство наше, вместо того, что бы перекрыть кислород жирным котам-махинаторам, предпочитает лезть в карман граждан.
09 октября 2015, 10:49
Боже ж мой, как всё запущено...(((
Офшоры геть, пора нашим компаниям возвращаться в нашу же юрисдикцию
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»