«Казаки были мостом между центральной Россией и Кавказом»
Согласно официальным данным, в Тарумовском, Кизлярском районах и городе Кизляре проживают 1400 казаков. Фото: kazakikavkaza.ru

Согласно официальным данным, в Тарумовском, Кизлярском районах и городе Кизляре проживают 1400 казаков. Фото: kazakikavkaza.ru

Как в Дагестане идет работа над уставом «Республиканского казачьего центра»

В начале июня правительство Республики Дагестан открыло в Кизляре «Республиканский казачий центр». «Русская Планета» поговорила с атаманом Кизлярского особого приграничного округа Терского войскового казачьего общества Валентином Ивановым и старшим научным сотрудником Кизлярского краеведческого музея им. П. И. Багратиона Львом Серебряковым о целях создания центра, современных казаках и роли казачества на Кавказе.

Пройду по Шиитской, сверну на Еврейскую

История Кизляра неразрывно связана с историей казачества. Этот город был основан в 1735 году и стал почти на 200 лет форпостом русского присутствия на Кавказе, политическим и культурным центром Северо-Восточного Кавказа. Для службы в Кизляр из крепости Святой Крест и окрестностей были переведены казаки и северокавказцы, издавна находившиеся на службе России: кабардинцы, чеченцы, кумыки. Так появились Терско-Кизлярское и Терско-Семейное казачьи войска. История же Терского казачьего войска еще более древняя. По словам Льва Серебрякова, оно было создано еще при Иване Грозном для защиты России от набегов крымских татар. Историк считает, что казачество на Кавказе стало плавильным котлом, в котором переплавлялись различные национальности, верования и традиции в единое сообщество.

— В казачьем войске на Кавказе в XVIII-XIX веках служило немало выходцев из центральных областей России, Запорожья, Кавказа и даже Закавказья: Армении и Грузии. Это имело большое влияние на взаимоотношения. Казаки, по сути, стали мостом между Центральной Россией и Кавказом. Кизляр — стал первым многонациональным городом, где вместе мирно уживались различные национальности и конфессии, — рассказал Лев Серебряков.

Перед революцией 1917 года в Кизляре было десять православных церквей, среди которых армянская, грузинская, и русская, русско-грузинский монастырь, семь мусульманских мечетей, католическая церковь, синагога, буддистская молельня. Как рассказывает Серебряков, о многонациональности Кизляра можно судить по названиям улиц, которые существовали в начале XX века: Армянская, Суннитская, Шиитская, Тезикская, Горская, Еврейская.

Исход казаков, а вместе с ними и русского населения с Кавказа, по словам Серебрякова, начался в 1918 году, когда молодая советская власть начала репрессии против Терского казачества. И хотя это в меньшей степени коснулось кизлярских казаков, в городе были разрушены все православные храмы. Сегодня, согласно официальным данным, в Тарумовском, Кизлярском районах и городе Кизляре проживают 1 400 казаков. Создание республиканского казачьего центра, по словам Льва Серебрякова, в первую очередь послужит для объединения самого казачества на Кавказе. По мнению историка, на сегодняшний день среди казаков слишком много противоречий и наметились тенденции раскола.

«Казаки — это резерв, на который государство может опереться»

По словам Валентина Иванова, создание казачьего центра в Кизляре — это знак внимания со стороны местной власти к проблемам казаков и к проблемам русскоязычного населения, проживающего в Дагестане и возвращающегося в республику.

— В Дагестане действует государственная программа по сокращению оттока и возвращению русскоязычного населения и удержанию его здесь. Для нас же этот центр — сохранение культуры, традиций и уклада Терского казачества.

— Сохранение традиций — это в первую очередь работа с молодежью. Что планируете делать?

— Принято принципиальное решение о создании в Кизлярском округе казачьего кадетского корпуса. Но это пока отдаленная перспектива. Готовясь к созданию кадетского корпуса, на базе гимназии № 6 мы создали казачий кадетский класс. Работа с детьми там проходит в форме кружка. Также собираемся в Тарумовском районе создать казачий кадетский класс.

— Планируете ли открытие подобных центров в других районах Дагестана?

— Кизлярский округ — единственная в Дагестане казачья организация. Но у нас есть активные члены казачьего общества, проживающие за пределами Кизлярского региона. В принципе, у нас есть такие намерения: и казаки проживают в других городах и регионах Дагестана, и православные, и желание у людей есть.

Валентин Игоревич, сейчас многие скептически относятся к определению «возрождение казачества».

— Я сам не очень люблю слово «возрождение». Я потомственный казак, я никогда не вымирал, родился казаком, живу и умру казаком. В том виде, в каком казаки были раньше, это, естественно, невозможно повторить. Уже в Первую мировую войну, когда казаки на фронт шли со своей шашкой и карабином, это уже изжило себя. Появилась артиллерия и самолеты. Главное — не внешние проявления, а внутренняя суть, дух. Казак — это православный воин. Мы, казаки, представляем резерв, слой населения, на который государство может опереться и который никогда не подведет — я именно так расцениваю реестровое казачество.

Чем планируют заниматься казаки в Кизляре? Будете ли так же, как и в Краснодарском крае, нести охрану улиц, массовых мероприятий?

— Войдя в государственный реестр, мы взяли на себя обязанности государственной службы и готовы служить там, где это будет необходимо. Если будут привлекать к военной службе, значит, казаки станут военными, если понадобимся в пограничной службе, значит, будем служить на границе, если в национальной гвардии, значит, там. Еще в 1914 году с началом Первой мировой казаков объявили «в походе», и никто этого приказа не отменял. Я считаю, что мы и сейчас «в походе» находимся. Это значит, при исполнении своего воинского долга. Недавно на День пограничника ездили поздравлять ребят, которые проходят службу в Дагестане. Оказалось, очень много казаков из других регионов России служит пограничниками в Дагестане. Так совпало, что казак по состоянию души и по статусу военнослужащего — защитник рубежей Родины. Так что всегда служили, служим и будем служить дальше. Для меня не могут быть кумирами люди, которые бунтовали против власти или изменяли присяге на глазах у личного состава. Они не должны быть примером для молодежи. Мои кумиры — это Ермак, Бакланов (Яков Петрович Бакланов (1809-1873) — русский генерал, герой Кавказской войны. — РП), Недорубов (Константин Иосифович Недорубов (1889-1978) — полный Георгиевский кавалер, Герой Советского Союза. —РП) — люди, которые приносили славу России, а не раздирали ее на куски.

«Уйти в горы — все равно, что уйти в другой мир» Далее в рубрике «Уйти в горы — все равно, что уйти в другой мир»Альпинист Михаил Глебов — о том, на какие жертвы люди идут ради покорения вершин

Комментарии

02 июля 2016, 20:20
И не только..! Освоение Сибири и Дальнего Востока - это тоже их заслуга!
04 июля 2016, 01:06
Непонятно зачем существует программа по возвращению и удерживанию русскоязычного населения на Кавказе. На мой взгляд, чем меньше русских живёт в Дагестане, тем меньше межнациональных противоречий. Или же наоборот в России считают целесообразным проводить политику смешения народов - чтобы не было большинства и меньшинства, либо чтобы большинство было русским. Тогда это имеет смысл в целях укрепления государственности.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»