Рекруты против Наполеона
«Русские солдаты приветствуют Кутузова». Худохник А.Кившенко

«Русские солдаты приветствуют Кутузова». Худохник А.Кившенко

Как комплектовалась солдатами русская армия в эпоху Суворова и Кутузова

«Русская планета» уже писала о создании Петром I системы рекрутской повинности, которая не только позволила выиграть войну со Швецией, но и сделала русскую армию самой сильной в Европе. Теперь рассказ о том, как обеспечивалась рядовыми солдатами наша армия в эпоху ее самых славных побед — во времена Суворова и Кутузова.

Рекруты наследников Петра

Смерть царя-реформатора несколько снизила военное напряжение в империи. В 1728 году для облегчения положения крестьян впервые за четверть века не проводили рекрутский набор, а в следующем году впервые отпустили в отпуск на 12 месяцев треть солдат и офицеров армии.

В 1736 году провели несколько увеличенный набор в связи с войной против Турции — по 1 человеку со 125 душ мужского пола, в результате в том году в армию забрали около 45 тысяч рекрутов (вместо обычных 20–30 тысяч новобранцев в год). В 1737 году впервые набрали рекрутов из крестьян-мусульман.

С 1749 по 1754 год при императрице Елизавете Петровне целых пять лет рекрутские наборы не проводились. И только в 1755 году из-за надвигающейся войны против Пруссии провели усиленный набор — по 1 человеку со 100 душ, который дал 61 509 новобранцев.

В 1757 году фельдмаршал Петр Шувалов ввел «Генеральное учреждение о ежегодном сборе рекрут», по которому все существовавшие тогда десять российских губерний разделили на пять рекрутских округов, чтобы с каждого округа набирать рекрутов один раз в пять лет. При этом из Архангельской губернии рекрутов полагалось брать только на флот.

За все время войны с Пруссией с 1756 по 1759 год в армию забрали 231 тысячу рекрутов, и с 1760 года рекрутские наборы в стране вновь не проводились. В 1766 году, уже при императрице Екатерине II, утвердили «Генеральное учреждение о сборе в государстве рекрутов и о порядках, какие при наборе исполнять должно». Этот документ более чем на полвека, вплоть до окончания войны с Наполеоном, определил порядок рекрутской повинности.

«Солдаты Екатерины» художник А.Н.Бенуа

«Солдаты Екатерины». Художник А.Н.Бенуа

К тому времени уже сложились традиции и обычаи «рекрутчины» — верховная власть спускала на места лишь общий план набора с количеством рекрутов, и далее крестьянские общины самостоятельно выбирали кандидатов на пожизненную службу в соответствии со своими представлениями о справедливости.

Перед каждым набором рекрутов приезжавшие в уездные города армейские офицеры образовывали «рекрутские участки», разбивая сельское население по 500 душ мужского пола согласно предшествующим «ревизиям» (то есть переписям). Процесс этот все следующее столетие именовался «рекрутской раскладкой». Далее крестьянские общины этих участков сами по жребию выбирали будущих рекрутов.

От такой жеребьевки освобождались лишь отдельные категории крестьян, например, семьи с единственным кормильцем. Семьи же, имевшие много взрослых сыновей, наоборот, ставились первыми «на рекрутскую очередь», и именно из них жребием выбирали рекрута в случае обычных «номерных» рекрутских наборов. В случае внеочередных и чрезвычайных повышенных наборов «на рекрутскую очередь» и жеребьевку ставились все.

Накануне русско-турецкой войны 1768–1774 годов провели три набора рекрутов, забрав в армию 74 тысячи человек, в том числе впервые стали призывать раскольников. Война с турками оказалась сложной, и по усиленным военным наборам в 1770–1773 годах собрали 226 тысяч рекрутов. Зато из-за восстания Пугачева и волнений крестьян в следующие два года наборы рекрутов не проводились.

До начала очередной войны наборы велись из расчета 1 рекрут с 500 душ. В 1788 году правительство из-за новой войны сразу и с Турцией, и со Швецией приняло решение увеличить армию. Теперь стали брать по 5 человек с 500 крестьянских душ мужского пола, то есть увеличили норму рекрутского набора в пять раз, и за три последующих года в армию забрали 260 тысяч рекрутов.

В 1791–1792 годах наборы не проводились, а за последние восемь лет XVIII столетия в армию забрали 311 тысяч человек. Если в первой половине того века срок армейской службы все еще был пожизненным, то с 1762 года его ограничили 25 годами. С учетом средней продолжительности жизни и почти постоянных войн этот срок фактически и был пожизненным, однако хотя бы теоретически позволял небольшому проценту наиболее удачливых солдат выйти в почетную отставку.

Именно здесь скрывался жестокий, но крайне успешный эффект «рекрутчины» — человек, на всю жизнь попавший в армейское сословие, неизбежно либо умирал, либо становился очень опытным солдатом. В эпоху доиндустриальной войны именно эти пожизненные многоопытные солдаты и составляли главную силу русской армии. Именно с ними «не числом, а умением» побеждал противника Суворов!

В общей сложности за XVIII столетие в армию забрали свыше 2 млн человек — а именно 2 231 000 рекрутов. На пожизненную службу попал каждый 15-й взрослый мужчина в стране.

Рекрутский обряд

За век существования рекрутской повинности она стала неотъемлемой частью жизни российской деревни. До середины XIX столетия в быту крестьян существовало три главных обряда — свадебный, похоронный и рекрутский.

Этнографы конца XIX века еще успели со слов стариков записать детали этого обычая. После того как крестьянский сын на сходке вытягивал жребий рекрута, в его доме собирались родственники и гости на то, что называлось крестьянами «печальный пир». По сути, это были своеобразные поминки по рекруту, которому уже было не суждено возвратиться в родную деревню.

«Проводы новобранцев». Художник Н.К Пимоненко

«Проводы новобранцев». Художник Н.К Пимоненко

На «печальном пиру» родственницы и приглашенные плакальщицы-«вопленницы» пели рекрутские плачи — особые народные песни-причитания. Такие плачи не столько пелись, они скорее декламировались нараспев, с особым надрывом. Один из них записали в XIX веке на территории Новгородской губернии. Приведем короткий отрывок, сохранив орфографию оригинала:

И сочинилась грозна служба Государева,

И сволновался неприятель земли русской,

И присылать стали указы Государевы,

И собирать стали удалых добрых молодцев

Как на сходку ведь теперь да на обчественну!

И тут писать стали удалых добрых молодцев

Да на этот гербовой лист-бумаженьку

И призывать стали судьи неправосудныи

И всё ко этыим ко жребьям дубовыим!

И оны брали жеребия те дубовыи:

И пойти надо тут во службу Государеву!

После «печального пира» для будущего рекрута начинался «разгул» — несколько дней он пил, вволю гулял и катался в наряженной телеге с подружками и приятелями по деревне. Как писал этнограф позапрошлого столетия: «Напиваться при этом не только не считалось предосудительным, но даже как бы обязательным».

Далее начиналось прощание с родными — будущий рекрут ездил по всем близким и дальним родственникам, где для него и гостей обязательно выставлялось «посильное угощение». После чего в сопровождении всей деревни рекрут шел в церковь на торжественный молебен, ставились свечи за его удачу и здоровье. Отсюда рекрута провожали в уездный город, где и начинался его пожизненный солдатский путь.

В огромной стране с неразвитыми средствами коммуникации солдат считался «казенным человеком», то есть совершенно пропавшим для прежнего крестьянского и мещанского мира. Существовал целый ряд поговорок, отражавших ситуацию, когда рекрут, по сути, навсегда исчезал из жизни родных и близких: «В рекрутчину — что в могилу», «Солдат — отрезанный ломоть» и другие.

Но отметим и другую социальную роль «рекрутчины». До середины XIX века только она давала крепостному крестьянину хотя бы теоретическую возможность резко повысить свой социальный статус: став из крепостного солдатом империи, он получал возможность дослужиться до офицерского чина и дворянского звания. Пусть удача улыбалась лишь единицам из многих десятков тысяч, но русская история знает примеры таких «карьер» — по статистике, накануне 1812 года каждый сотый офицер русской армии был из выслужившихся рекрутов-крестьян.

До начала XIX века государство не вмешивалось в «практическую раскладку» рекрутской повинности, то есть в выборы крестьянской общиной кандидатов в рекруты. И крестьянство активно этим пользовалось, первым делом сдавая в рекруты нерадивых односельчан, отличавшихся «всяким буйством» и «непрочностью в хозяйстве». Только 28 апреля 1808 года был издан указ, регламентировавший отдачу «мирским обществом» в рекруты своих членов за «дурное поведение». Отныне «общественные приговоры» крестьян должны были проверяться и утверждаться в канцеляриях губернатора.

В самом конце XVIII столетия были введены постоянные «пятисотские участки» взамен прежних временных, образовывавшихся заново перед каждым новым набором рекрутов. Эти участки состояли из 500 «ревизских душ мужского пола», то есть пяти сотен крестьян, учтенных предыдущей «ревизией». В уездах были учреждены «рекрутские присутствия» — по сути, настоящие военкоматы.

Именно в этом состоянии рекрутская система русской армии встретила эпоху войны с Наполеоном.

Рекруты наполеоновских войн

Накануне наполеоновских войн от рекрутской повинности по тем или иным причинам законом было освобождено почти 20% мужского населения России. Помимо дворянства полностью освобождались от «рекрутчины» духовенство, купечество и ряд иных сословий и групп населения.

В 1800–1801 годах рекрутских наборов в стране не было. В 1802 году первый в XIX столетии и 73-й по счету очередной рекрутский набор проводился из раскладки 2 рекрута с 500 душ и дал 46 491 новобранца. Однако в 1805 году по причине войны с Наполеоном набор рекрутов увеличили до 5 человек с 500 душ, собрано в том году было 168 тысяч новобранцев.

В 1806–1807 годах продолжавшаяся война с Наполеоном и начавшаяся война с Турцией вынудили созвать ополчение численностью 612 тысяч ратников (хотя в реальности собрали всего 200 тысяч человек). Большую часть этих временных ополченцев — 177 тысяч, несмотря на их сопротивление, оставили в армии как рекрутов.

В 1809–1811 годах шли усиленные наборы из-за угрозы войны с Францией — набраны 314 тысяч рекрутов. В роковом 1812 году прошло аж три набора — 82-й, 83-й и 84-й. Первый набор в том году был объявлен императорским указом еще до начала войны 23 марта, второй — 4 августа, третий — 30 ноября. При этом чрезвычайные наборы рекрутов в августе и ноябре шли по увеличенной норме — 8 рекрутов с 500 душ.

«Ополченцы на Смоленской дороге» 1812г. Художник В.Келерман

«Ополченцы на Смоленской дороге» 1812г. Художник В.Келерман

Тяжелая кровопролитная война почти со всей мобилизованной наполеоновскими маршалами Европой требовала постоянных пополнений армии, и наборы рекрутов в августе и ноябре 1812 года отличались резким снижением требований к новобранцам. Ранее в соответствии с «Генеральным учреждением о сборе в государстве рекрут» от 1766 года в армию брали «здоровых, крепких и к военной службе годных, от 17 до 35 лет, ростом в 2 аршина 4 вершка» (то есть от 160 сантиметров). В 1812 же году в рекруты стали принимать всех не старше 40 лет и не ниже 2 аршин 2 вершков (151 см). При этом разрешили набирать людей с телесными недостатками, с которыми ранее в армию не брали.

В разгар борьбы с Наполеоном Военное министерство разрешало допускать к рекрутским наборам: «Редковолосых, разноглазых и косых, ежели только зрение их позволяет прицеливаться ружьем; имеющих бельмы или пятна на левом глазе, лишь бы правый глаз был совершенно здоров; заик и косноязычных, могли бы сколько-нибудь объясняться; не имеющих до шести зубов боковых, лишь бы только были в целости передние, для скусывания патронов необходимые; с недостатком одного пальца на ноге, лишь бы ходил свободно; имеющих на левой руке один какой-либо сведенный палец, не препятствующий заряжать и действовать ружьем…».

Всего за 1812 год набрали в армию около 320 тысяч человек. В 1813 году объявили очередной, 85-й набор рекрутов. Он также шел по увеличенной военной норме 8 рекрутов с 500 душ. Тогда для армии, ушедшей в заграничный поход к Рейну, собрали почти 200 тысяч новобранцев.

«Рекрутчина» после наполеоновских войн

По окончании наполеоновских войн рекрутские наборы были уменьшены, но все равно оставались значительными. С 1815 по 1820 год в армию забрали 248 тысяч человек. Зато в три следующих года набор рекрутов не вели. Только в 1824-м набрали по 2 человека с 500 душ — всего 54 639 человек.

Таким образом, за первую четверть XIX века забрали в армию почти 1,5 млн рекрутов (8% от численности всего мужского населения). В их числе свыше 500 тысяч рекрутов призвали в армию за время войны 1812–1813 годов.

После 1824 года несколько лет наборов вновь не было, и очередной состоялся только через три года. В связи с новой войной против Турции и восстанием в Польше в 1827–1831 годах в армию забрали 618 тысяч рекрутов.

Император Николай I был склонен регламентировать все стороны жизни, и 28 июня 1831 года появился подробнейший «Устав Рекрутский». В императорском указе необходимость принятия такого устава мотивировалась «жалобами, многократно доходившими» о беспорядках и спорах во время рекрутских призывов. Отныне 497 статей этого документа тщательно регламентировали все стороны рекрутского набора. Вся страна была разделена на «рекрутские участки» по тысяче «ревизских душ».

В 1832 году ждали введения этого нового устава, поэтому набор рекрутов не проводили, набрали только 15 639 человек из ранее не облагавшихся рекрутской повинностью евреев в западных губерниях империи. В 1834 году вышел царский указ о сокращении сроков солдатской службы с 25 до 20 лет.

Решением императора Николая I всю страну также разделили на Северную и Южную половины, в которых отныне стали чередовать ежегодные рекрутские наборы. В Северную половину вошли все прибалтийские, белорусские, центральные, уральские и сибирские губернии. В Южную — все губернии Украины, Новороссии, а также Астраханская, Оренбургская, Орловская, Тульская, Воронежская, Курская, Саратовская, Тамбовская, Пензенская и Симбирская губернии. За 20 лет до начала Крымской войны в 1833–1853 годах в армию забрали свыше миллиона рекрутов — 1 345 000 человек.

Крымская война с коалицией Запада вновь повысила нормы рекрутских наборов. В 1853 году в армию забрали 128 тысяч человек, в 1854-м провели аж три набора — 483 тысячи рекрутов. В 1855 году набрали еще 188 тысяч. Набирали по 50–70 человек с каждой тысячи «ревизских душ», то есть пропорция набора была в три раза тяжелее, чем в 1812 году (когда, напомним, с тысячи душ брали максимум 16 человек).

Таким образом, в ходе Крымской войны за три года в армию забрали 799 тысяч человек.

От «рекрутчины» к всеобщему призыву

После Крымской войны следующие семь лет, с 1856 по 1862 годы, наборы рекрутов в России вообще не проводились — эта льгота для простого народа была объявлена коронационным манифестом императора Александра II.

Александр II вошел в историю как реформатор и Освободитель. Гравюра. Начало 1880-х гг.

Александр II вошел в историю как реформатор и Освободитель. Гравюра. Начало 1880-х гг.

За это время, в 1861 году, отменили крепостное право, что фактически ликвидировало и социальные основы «рекрутчины». Одновременно в среде русских военных появлялось все больше мнений за введение какой-либо альтернативы рекрутскому призыву. Во-первых, «рекрутчина» вынуждала государство и в мирное время содержать огромную профессиональную армию, что было крайне дорого даже для большой Российской империи. Во-вторых, система рекрутских наборов, позволяя успешно комплектовать регулярную армию в ходе «обычных» войн, из-за отсутствия обученного запаса не давала возможности быстро увеличить численность войск в ходе большой войны типа наполеоновской или крымской.

Все это вынудило генералов Александра II на протяжении десятилетия после отмены крепостного права разрабатывать многочисленные проекты изменений и альтернатив рекрутской системе. Так, еще в 1859 году срок солдатской службы в несколько приемов сократили до 12 лет.

Однако инерция огромной системы была велика, и рекрутские наборы продолжились. В 1863 году из-за восстания в Польше и ожидавшегося вмешательства западных держав было произведено два чрезвычайных рекрутских набора, по 5 человек с тысячи душ. Тогда в армию забрали 240 778 человек.

Дальнейшие рекрутские наборы производились ежегодно, по 4–6 человек с тысячи душ. Эти наборы давали от 140 до 150 тысяч рекрутов в год. Всего же за последнее десятилетие существования рекрутской повинности, с 1863 по 1873 год, в армию забрали 1 323 340 рекрутов.

Окончательно рекрутскую повинность в России отменили лишь тогда, когда большая война в Западной Европе продемонстрировала, что призывная система срочной службы в сочетании с появившимися железными дорогами позволяет в мирное время отказаться от постоянного содержания большой профессиональной армии без заметного ущерба для боеспособности страны. В 1870 году быструю мобилизацию прусской армии на войну с Францией лично наблюдал находившийся в Германии российский министр внутренних дел, фактический глава правительства Петр Валуев.

Мобилизация, ее продуманная молниеносность и быстрый разгром Франции произвели на русского министра большое впечатление. Вернувшись в Россию, Валуев совместно с главой военного ведомства Дмитрием Милютиным подготовил аналитическую записку для царя: «Безопасность России требует, чтобы ее военное устройство не отставало от уровня вооруженных сил ее соседей».

В итоге власти Российской империи решили полностью отказаться от существовавшей со времен Петра системы рекрутского набора. 1 января 1874 года появился царский манифест, вводивший вместо «рекрутчины» систему срочной службы и всеобщей воинской повинности: «Новейшие события доказали, что сила государства не в одной численности войска, но преимущественно в нравственных и умственных его качествах, достигающих высшего развития лишь тогда, когда дело защиты Отечества становится общим делом народа, когда все, без различия званий и состояний, соединяются на это святое дело».

Апостолы Петр и Павел: единство непохожих Далее в рубрике Апостолы Петр и Павел: единство непохожих12 июля — день святых первоверховных апостолов Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

12 июля 2015, 15:30
Интересный материал. Вот Юрий по-любому найдет неточности.
12 июля 2015, 16:28
Кроме Юрия есть ещё Илья, он единственный на РП, кто может дискутировать с Юрием и дополнять его. Ждём вас, друзьяулыбка
12 июля 2015, 18:56
Добрый вечер! Статья очень сильная и хотелось бы поблагодарить автора за кропотливый и добросовестный подход, а так же способность в доступной форме изложить историю одного из самых противоречивых явлений военной истории Отечества. Ну а ошибки, есть, но в такой сквозной теме они неизбежны....Все мы этим грешим в статьях и книгах, главное на зверского редактора не нарваться.....Какие замечания по статье...
1. Срок службы до 25 лет был ограничен не в 1762 г., а 1793 г.
2. "В 1870 году быструю мобилизацию прусской армии на войну с Францией лично наблюдал находившийся в Германии российский министр внутренних дел, фактический глава правительства Петр Валуев". Министром внутренних дел Петр Александрович Валуев был с апреля 1861 г. по март 1868 г. в период предшествующий франко-прусской войне 1870-71 гг. А автору еще раз спасибо и новых творческих успехов.
13 июля 2015, 11:36
Как там в той песне.. Двадцать лет служил и осталось пять, генерал решил ему отпуск дать...
12 июля 2015, 23:05
Если бы не предательство и убийство Павла I, все могло бы быть по другому.
он все русское не любил пытался Россию в прусию превратить, это была преступлением
14 июля 2015, 11:23
Как всегда "история творится здесь и сейчас". Так было и тогда, и так будет во все времена...!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»