Обвиняемый отсутствует
Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС

Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС

Правозащитники с трудом добились возбуждения дела по факту пыток обвиняемого, отправленного в лагерь до приговора

После многочисленных жалоб правозащитников и обращения в Европейский суд по правам человека СК возбудил уголовное дело по факту пыток в Нижегородской ИК-14. Потерпевшим по делу проходит арестант, которого поместили в ИК-14 на время следствия, еще до вынесения решения суда.

Обвиняемые в деле пока отсутствуют. В постановлении о возбуждении уголовного дела, которое следователь Нижегородского управления СК Чернышев составил 14 июля, говорится, что с апреля по июнь этого года неустановленные сотрудники ИК-14 заставили неустановленных осужденных неоднократно избить одного из зэков. Имя потерпевшего не разглашается из этических соображений.

Согласно заключению судмедэкспертов, в результате избиений потерпевший получил многочисленные кровоподтеки и ссадины, а также скол нескольких зубов. Удары наносились преимущественно по малозаметным частям тела — по коленным суставам, тыльным поверхностям стоп и грудной клетке. Таким образом, отмечает следователь, неустановленные сотрудники колонии совершили действия, «явно выходящие за пределы их полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего, а значит, должны квалифицироваться по пункту "а" части 3 статьи 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий")».

Как рассказал РП заместитель председателя ОНК по Нижегородской области, юрист межрегиональной организации «Комитет против пыток» Олег Хабибрахманов, потерпевший, находящийся в ИК-14 по ходатайству следователя, рассказал правозащитникам о пытках в ИК-14 еще 10 июня. По его словам, в начале апреля этого года из отдельного СИЗО его перевели в помещение, действующее в качестве изолятора на территории колонии. Как полагает сам заключенный — чтобы он признался в совершении инкриминируемых ему преступлений. В колонии над обвиняемым начали издеваться — сначала заключенные избивали его, требуя написать признательные показания, а затем изнасиловали резиновой дубинкой. Не выдержав, обвиняемый написал явку с повинной, текст которой, по его словам, был через других заключенных согласован с оперативниками, занимающимися его делом.

При этом требовавший от него признания оперативный сотрудник МВД с помощью угроз якобы вынудил его отказаться от услуг адвокатов. В конце апреля мужчина рассказал о происходящем сотруднику аппарата уполномоченного по правам человека в Нижегородской области, однако не рискнул подать письменное заявление. После этой жалобы, признавался в дальнейшем потерпевший, все те же заключенные вновь избили его и изнасиловали, записав все на видеокамеру. На этом издевательства не закончились.

«Когда меня выводили с прогулки, сзади мне на голову накинули темный мешок. Меня начали душить и связывать ноги и руки скотчем. На некоторое время я скинул мешок с головы и увидел трех осужденных в масках и одного из конвойных, который помогал напавшим на меня осужденным меня связывать. Затем меня начали душить, — рассказывал пострадавший на встрече с членами ОНК и прокурорским работником по надзору за исправительными учреждениями Сергеем Морозовым. — Дальше им удалось придушить меня мешком и им удалось меня замотать. Они замотали руки и ноги скотчем, вынесли меня в тюремный дворик. Повалили на асфальт и начали поливать холодной водой. Облили всего холодной водой, сорвали одежду и одновременно душили этим мешком, а также выкручивали руки. Долго обливали холодной водой, потом этот шланг вставили мне в задний проход. После этого меня оттащили в душевую, бросили на пол и включили теплую воду. Я начал приходить в себя, откашливаться, восстанавливать дыхание, но все равно не получалось встать», — утверждал обвиняемый.

Следы пыток на теле заключенного. Фото: zeki.su

Хотя члены ОНК еще 11 июня оповестили о пытках в ИК-14 управление СК, Генпрокуратуру и ФСИН, следователи начали проводить проверку по их заявлениям лишь спустя неделю. Тем временем потерпевший продолжал рассказывать о пытках со стороны осужденных и сотрудников колонии, а следователи, как полагают правозащитники, намерено затягивали процесс. В итоге они приняли решение продлить срок доследственной проверки сообщения о преступлениях в ИК-14 на 30 суток. «Ситуация изменилась лишь после того, как юристы Комитета против пыток обратились в ЕСПЧ с жалобой на нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свободы ("Запрещение пыток")», — рассказывает Хабибрахманов.

Он считает, что наличие уголовного дела, тем не менее, сиюминутный эффект не вызовет. «Следователи и в ходе доследственной проверки не слишком раскачивались, хотя сроки у нее ограничены, а уж на расследование уголовного дела они могут потратить сколько угодно времени. Я думаю, что быстро ничего происходить не станет», — говорит он. Самому же мужчине, жаловавшемуся на пытки, все это время, как подчеркивает Хабибрахманов, придется провести в окружении людей, на издевательства которых он жаловался.

«И следователь, который расследует уголовное дело в отношении него, и следователи, которые расследует дело по факту получения им телесных повреждений, не делают ничего, чтобы вывести его оттуда. Человек в течение почти четырех месяцев находится в руках насиловавших его заключенных. Но на это наплевать и ГУ ФСИН, и СК, и следователям из ГУ МВД, которые расследуют это дело», — поясняет юрист. Несмотря на то что правозащитники подали жалобы во все ответственные за колонии инстанции, шансы на то, что они окажут эффект, минимальны — как объясняет зампред нижегородской ОНК: пострадавший попал в колонию по постановлению следователя, сделать что-нибудь с этим не сможет даже ФСИН.

По словам Хабибрахманова, заключенный, рассказывавший о пытках в колонии, не единственный в ИК-14. Однако лишь он один поведал о них в письменном заявлении. «В издевательствах над этим человеком они перешли все грани: человек задумался о суициде, то есть он решил обратиться с официальным заявлением, фактически, перед смертью», — считает правозащитник.

В пресс-службах нижегородских управлений СК и ФСИН оперативно комментировать РП ситуацию в ИК-14 отказались, сославшись на необходимость составления официального запроса.

Евгений Ройзман и «черные риелторы» Далее в рубрике Евгений Ройзман и «черные риелторы»Кабинет мэра Екатеринбурга обыскали по делу об убийстве пенсионерки, политик обвиняет следователей в «черном пиаре» Читайте в рубрике «Закон» Десять лет без права на коннектСиловики предложили ввести в УК наистрожайшие меры против хакеров Десять лет без права на коннект

Комментарии

22 июля 2014, 22:30
Вот собаки,опять полиция в центре скандала,когда же уже вычистят милиционеров из полиции...
22 июля 2014, 23:23
Название здесь не причем и млиция гораздо лучше соотносится с нашими правохранителями, милиция значит от народа, а полицию кроме как мерзким словом полицай, всегда в России звать будут
23 июля 2014, 14:34
Это конечно все мерзко и отвратительно, но самое поганое то - что, я более чем уверен, "потерпевший" наверняка сам является отпетой сволочью и подонком, однако же международное правосудие требует на это реагировать, как если бы это был невинный ребенок.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»