Мини-Арктика в центре России
Мыс Бурхан. Фото из личного архива Леонида Букрина

Мыс Бурхан. Фото из личного архива Леонида Букрина

Пенсионер из Екатеринбурга в одиночку прошел почти 500 км по Байкалу на лыжах и коньках

Из одиночного путешествия по Байкалу длиной почти в 500 км вернулся 62-летний Леонид Букрин, Заслуженный путешественник СССР и России, Мастер спорта России по лыжному туризму, совершивший свыше 75 дальних походов, в том числе 23 — высшей категории сложности. Лыжным туризмом он занимается с 1974 года. А еще работает слесарем на артиллерийском «Заводе № 9», пишет стихи и книги о своих путешествиях, издает альманах «Окно в природу». Но больше всего гордится не собственными достижениями, а тем, что учился в той же школе в поселке Кузнецовском Талицкого района Свердловской области, что и его знаменитый земляк — легендарный разведчик Николай Кузнецов. К 70-летию Победы Леонид Букрин собрал воспоминания своих земляков о фронтовиках, издав книгу «Четыре года мать без сына».

Уральский путешественник рассказал «Русской Планете», каково это — пройти одному за 11 дней почти 500 км под ледяным ветром по замерзшему Байкалу.

Мастер спорта России по лыжному туризму Леонид Букрин

Мастер спорта России по лыжному туризму Леонид Букрин. Фото из личного архива

Ледяное зеркало света

Путешествие по Байкалу началось для Леонида Букрина с небольшого городка Слюдянка. Сойдя с поезда, первым делом он поставил на почте печать в маршрутной книжке, потом закупил запас замороженных пельменей и, спустившись на берег озера, начал готовиться к походу.

— Все вещи я сложил в два мешка, каждый из них прикрепил к отдельным рыбацким санкам, — рассказывает корреспонденту РП Леонид Букрин. — Стропу от санок пристегнул к рюкзаку за спиной, надел лыжи — и отправился в путь. Вскоре мне показалось, что я вижу вдалеке то ли мираж, то ли скопление ледяных торосов. Пригляделся — а это люди идут. Удивился, как их много. Когда подошел ближе, спросил: «Откуда вас столько взялось?». Оказалось, что это иркутяне и жители соседних городов решили пройти по Байкалу от Ангасолки до Слюдянки веселой компанией в 350 человек. Я до Ангасолки добрался часа через три.

Дальнейший маршрут уральского путешественника проходил вдоль Кругобайкальской железной дороги, построенной в начале XX века как часть Транссибирской магистрали. Чтобы проложить железнодорожное полотно по скалистым и обрывистым берегам, понадобилось возвести десятки тоннелей и каменных галерей, сотни мостов, виадуков и подпорных стен. Получившаяся в результате магистраль больше напоминает старинные альпийские железные дороги, и за красоту ее еще век назад прозвали «золотой пряжкой на стальном поясе России». Многие туристы специально приезжают на Байкал, чтобы проехать по ней на ретро-поезде — полюбоваться и открывающимися из окон завораживающими пейзажами, и красотой инженерных сооружений, благодаря которым многие признают эту дорогу самой красивой в мире.

— До Листвянки я добирался на лыжах, шел по глубокому снегу, обходя ледяные торосы. Дальше начался голый лед, поэтому лыжи я сменил на коньки, и моя скорость сразу выросла в два, если не в три раза. Байкальский лед поразил разнообразием. Иногда он такой гладкий, что в него можно смотреться, как в зеркало. Иногда неожиданно меняет цвет с голубого на зеленоватый, переливается разными оттенками. При этом он настолько прозрачный, что можно разглядеть камни, лежащие на дне, на километровой глубине. Случалось, что лед трещал подо мной и давал стрелку.

«Паутинка» на снежных заплатах

Желающих увидеть Байкал зимой много. Поэтому в начале своего пути Леонид Букрин то и дело встречал других туристов — на коньках, велосипедах, квадроциклах, джипах, катамаранах с винтами. Все они удивлялись, что он решился отправиться в такое путешествие в одиночку.

— Бывало, что я катился на коньках весь день, от рассвета до заката. Но иногда приходилось снимать их и идти пешком, на пути попадался колобовник — так называют участки, на которых округлые куски льда, образовавшиеся осенью, во время шуги вмерзли в гладкий зимний лед. Палатку ставил в сумерках: в это время ветер стихал, и можно было поставить ее одному, подыскав заснеженную «заплату» на льду. Снег нужен был, чтобы можно было присыпать юбку палатки — так мою крепость обтекал ветер, и внутри было теплее. В палатке я расстилал два коврика, на горелке растапливал лед и кипятил воду, варил пельмени и заваривал какао. Поужинав, залезал в спальный мешок, сверху накидывал теплую куртку и дышал в нее, чтобы в спальник не попадал конденсат. Поднимался, как только начинало светать, в пять часов утра, варил лапшу–«паутинку» с колбасой. Часть супа съедал, а остаток заливал в термос, чтобы было чем пообедать. Потом пил кофе с колбасой и сушками и еще в предрассветных сумерках снова отправлялся в путь.

Леонид Букрин признается: он опасался, что ему станет скучно идти весь маршрут одному. Но время пролетало на удивление быстро. Хруст под коньками, скалистые берега и необозримая даль Байкала завораживали уральского путешественника.

Вскоре на берегах озера перестали попадаться деревни и поселки с вышками связи. Вокруг стало пустынно, как в Арктике. Да и сама ледяная гладь озера напомнила Леониду Букрину арктические пейзажи, которые он видел, когда на лыжах в составе свердловской туристической команды «Север» дошел до Северного полюса.

— Февральский Байкал — это и есть мини-Арктика в центре России. Здесь повсюду торосы, надвиги — они возникают, когда от сильного ветра одна льдина напирает на другую, образуя ледовый вал. Мартовский ветер надвигает льдину на берег на 20 метров. А в декабре здесь огромные волны накатывают на скалы, и вода, стекавшая с них, замерзает прямо на утесах, образуя живописные наледи причудливой формы.

Нерпы и ходульные деревья

В бухте Песчаной, которая считается визитной карточкой Байкала, Леонид Букрин смог полюбоваться еще одной местной достопримечательностью — так называемыми ходульными деревьями. Лиственницы здесь растут на песке. Его выдувает ветром, корни обнажаются, и деревья в результате напоминают руку человека, опершуюся на пальцы. Человек спокойно, не нагибаясь, проходит между ходулями из лиственничных корней.

— Потом по отличному льду я быстро примчался к селу Бугульдейка, и, увидев на горе вышку сотовой связи, стал звонить: «У меня все в порядке, иду быстро». Сглазил: сразу подул сильный встречный ветер, полетел снег в косую линейку. Пришлось устраиваться на ночлег и на следующий день плестись к мысу Крестовый по щиколотку в снегу. Зато следующей ночью бушевал ветер, он оголил лед, и я снова как на крыльях летел над бездной Байкала.

В окрестностях села Бугульдейка

В окрестностях села Бугульдейка. Фото из личного архива Леонида Букрина

Во время дальнейшего путешествия Леонид Букрин смог оценить красоту крутого скального гребня горы Жим, красивейшей бухты «Узоры» и неприступных скал жемчужины Байкала — самого большого и прекрасного острова Ольхон.

Добравшись до мыса Хобой, путешественник увидел, как впереди что-то чернеет. Сначала он подумал, что это снегоходы с нартами. Но приблизившись, понял, что это нерпы — они вылезли на лед погреться на солнце. Как только они заметили человека, то снова нырнули в свою майну, которой не дают замерзнуть всю зиму.

— У мыса Хобой мне пришлось ночевать у открытой воды, и лед всю ночь кряхтел от надвига. Треск стоял такой сильной, что один раз я даже выскочил из палатки, чтобы посмотреть, что происходит. А за островом Ольхон в проливе Малое море у рыбаков в образовавшуюся во льду трещину двумя колесами провалилась машина. В тот же день меня подкараулил самый суровый байкальский ветер Сарма. Он был такой сильный, что, когда я пытался идти вперед, он просто сносил меня обратно по льду. Стало понятно, что дальше идти не получится. Чтобы добраться до берега, мне пришлось двигаться по заполненным снегом трещинам, где не так скользко. И даже так я сумел дойти до берега только в сумерки. Заночевал, спрятавшись от ветра среди прибрежных скал. Потом пересек Малое море, и через 11 дней после начала одиночного путешествия закончил его у мыса Бурхан возле поселка Хужир.

Сейчас Леонид Букрин строит новые планы. В июле он собирается отправиться на остров Кунашир, самый южный в Курильской гряде. На этот раз — вместе с женой Валентиной, которая уже не раз бывала с ним в самых дальних и сложных походах.

Игра на жизнь Далее в рубрике Игра на жизньКак незрячая липецкая школьница, ее родители и музыка победили приговор врачей

Комментарии

15 мая 2016, 08:23
С женой конечно лучше. есть кому лапшу подогреть. да и не скучно так дружной компанией.
15 мая 2016, 11:02
Хорошо, когда к пенсии силы остаются на такие экстремальные путешествия.
16 мая 2016, 09:20
Ну а чё - Букрин мужичок крепкий, активный, закаленный, это сразу видно. Так почему бы и нет? Глядишь - ещё и мемуары напишет...! Так держать!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»