Психологи «русского» терроризма
«Отказ от исповеди перед казнью», художник Репин Илья, 1879 - 1885 годы

 

«Отказ от исповеди перед казнью», художник Репин Илья, 1879 - 1885 годы  

Кто стоял у истоков большевистского переворота 1917 года

После большевистского переворота 1917 года все так называемые борцы с царским режимом, включая отъявленных убийц, грабителей и маньяков, которых, кстати, в рядах «пламенных революционеров» было немало, приобрели ореол мученичества и легендарные биографии, не имеющие по большей части ничего общего с реальностью. Предельно идеологизированный агитпроп, отрицающий все тысячелетние установки христианской морали, делал из клятвопреступников, отцеубийц, насильников и палачей новых «святых» коммунистического государства.

«Народная воля» психологических отщепенцев

Не избежала обретения нимба «святости» и нелегальная организация «Народная воля», возникшая в 1879 году после распада своих предшественников — революционного общества «Земля и воля» и террористической группы «Свобода или смерть». Усилиями большевистских агитаторов от исторической науки такие революционные персонажи, как Андрей Желябов, Софья Перовская, Вера Фигнер, Сергей Халтурин и другие, стали рассматриваться только через призму возвышенных чувств патриотизма, жертвенности, общечеловеческого альтруизма. В условиях большевистского режима не могли появиться в широком доступе книги и научные исследования, в которых феномен терроризма и его адептов подвергался бы всестороннему объективному изучению.

Между тем на Западе еще до октябрьского переворота 1917 года был хорошо известен фундаментальный труд известного французского психолога и антрополога Гюстава Лебона «Психология социализма». В этой работе, а также в специализированной статье, посвященной психологическому портрету русских террористов,  Лебон  убедительно доказал, что страсть к навязыванию обществу нового социального идеала через террор и кровь лежит не только в области идеологической парадигмы.

Практика террора обусловлена прежде всего другим фактором: серьезными дефектами психики революционеров — их хроническим девиантным психологическим состоянием. Проще говоря, революционер становится террористом и с радостью льет кровь своих сограждан отнюдь не потому, что он такой невероятно идейный, а потому, что он латентный психопат, побуждаемый к кровавому насилию патологическими дефектами своей психики.

Первая страница выпуска газеты «Народная воля», 1880 год 

С психоделической теорией Лебона можно, вероятно, не соглашаться в отдельных аспектах, однако изучение конкретной деятельности участников революционного подполья в России неизбежно приводит к выводу о правомерности основных положений французского психолога.

Невозможно не заметить, в частности, что в полном соответствии с теорией Лебона весь сумеречный сонм русских революционеров отчетливо подразделяется на три потока.

В первом оказываются случайные люди, примкнувшие на короткий срок к лагерю террористов под влиянием друзей, личной бравады или неблагоприятных внешних обстоятельств. Эти случайные люди, психологически вполне нормальные, никогда не участвовали в акциях террора, соглашались в основном на рутинную, бытовую работу, а при первой возможности сразу же возвращались к обычной жизни. Таким персонажем в «Народной воле» была, например, Татьяна Меркульева — молодая русская женщина, написавшая впоследствии любопытные записки о быте и нравах народовольцев. Как только на Меркульеву обратил серьезное внимание какой-то инженер-путеец, так немедленно ценности нормальной семейной жизни стали для этой дамы неизмеримо важнее «идеалов» террора против самодержавия.

Второй поток народовольцев составляли разной степени амбициозности и таланта говоруны. Идеологически мотивированные, но психологически не испытывающие потребность к насилию, эти люди по возможности старались не покидать нивы сугубо идеологической работы: писали прокламации, статьи и книги, охотно участвовали в публичных дискуссиях, методично вели пропаганду в среде неофитов. Однако за револьвер или бомбу могли взяться, причем обычно на вторых ролях, только в тех случаях, когда их настоятельно побуждала к этому террористическая организация. К категории говорунов относились, бесспорно, такие видные народовольцы, как Николай Тютчев (родственник известного поэта), Вера Фигнер и даже, по-видимому, Степан Халтурин, долгое время сознательно уклонявшийся от участия в акциях террора.

Третью группу народовольцев составляли люди, которые не только были готовы проливать кровь, но и безотчетно хотели этого. Психопатология этих деятелей революции несомненна. Только некоторые из них, в основном польского происхождения, могли считаться националистами, то есть имели, кроме прочего, еще и идеологическую доминанту. В эту группу входил, по-видимому, и Игнатий Гриневицкий — этнический поляк, католик по вероисповеданию, фанатичный сторонник кровавых форм террора. Именно он бросил под ноги Александра II бомбу, от взрыва которой император скончался.

Николай Тютчев, Италия, 1910 год 

Фурии революции

Весьма любопытным по психологической девиантности деятелем террора была Софья Перовская, одна из центральных фигур «Народной воли». Исторические источники рисуют эту матрону террора очень противоречиво, однако при непредвзятом анализе некоторых странностей в ее поведении трудно не прийти к выводу, что главным в жизни Перовской было преодоление симптомокомплекса «отложенного оргазма».

Психофизиологический комплекс «отложенного оргазма» подробно описан в специальной медицинской литературе и сам по себе не является каким-то запредельным сексопатологическим отклонением. Однако у части людей преодоление этого комплекса становится возможным только в результате патологических «накрывающих» эмоций, вызываемых подчас только экстраординарными действиями — самоистязанием или истязанием других, лицезрением пролитой крови, убийством.

Прорыв за границу «отложенного оргазма» обрушивает на людей, страдающих этим симптомокомплексом, буквально лавину оргазмических ощущений. Очень скоро эта психопатическая реакция делает таких индивидуумов буквально «наркозависимыми», заставляя вновь и вновь предпринимать преступные (или патологические) действия для прорыва к фантастическому по силе сексуальному чувству.

Патологией «отложенного оргазма» обладала, бесспорно, заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР Розалия Землячка (Залкинд) — кровавое чудовище в женском образе, лично истязавшая в Крыму в 1920-1921 г.г. солдат и офицеров армии Врангеля. По воспоминаниям известного советского писателя Леонида Леонова, «политработой в армии ведала знаменитая большевичка Розалия Землячка, далеко не юная дама ежевечерне выбирала себе партнера на ночь из красноамейцев». Отказ от «большевистского уединения» мог очень скоро привести несчастного избранника в застенки ВЧК с последующими специфическими пытками, которые неизменно лично проводила товарищ Землячка.

«Сходка (При свете лампы)», художник  Репин Илья, 1883 год

Софья Львовна Перовская — дальняя родственница графа Разумовского и дочь петербургского градоначальника — до садистских «высот» Розалии Землячки, конечно, не дотягивала. Невысокого роста, с сутулой фигурой, с рябым старообразым лицом и очень близко посаженными глазами, Перовская смотрелась очень невзрачно — особенно на фоне своего гражданского мужа, террориста Андрея Желябова.

Выходец из семейства дворовых крепостных, Желябов был красивым, высокого роста, хорошо формулировал свои мысли глубоким приятным баритоном и в среде революционных женщин, весьма далеких от пуританских нравов, пользовался бешеной популярностью. Видимо, поэтому Перовская, как отмечает один народоволец, «полюбила Желябова всей душой и стала его рабой». По воспоминаниям революционерки Анны Эпштейн, когда Софья узнала, что Желябов арестован, она «не плакала, но, казалось, отдала бы весь Исполнительный комитет («Народной воли») на спасение любимого».

Анна Эпштейн, возможно, неверно определила подлинный объект страсти Софьи Перовской. Желябов был арестован полицией 27 февраля (ст. ст.) 1881 года, то есть за два дня до убийства Александра II, и непосредственного участия в этом акте террора не принимал. Максимальное наказание, которое мог понести Желябов за формальное участие в террористической организации, привело бы его в Сибирь, но никак не на виселицу. Если бы Перовская, как это мнилось Эпштейн, действительно хотела спасти любимого, для этого не нужно было жертвовать Исполнительным комитетом «Народной воли», достаточно было просто лечь на дно — отменить уже подготовленное покушение. Соня Перовская была вполне правомочна «объявить паузу» — с арестом Желябова организация лишилась фактического руководителя Исполнительного комитета, и все бразды управления перешли к его «жене». Вместо этого матрона русского террора вывела на улицу свое главное убойное оружие — поляка-фанатика Игнатия Гриневицкого.

Анна Эпштейн подробно описала, как именно отреагировала Софья Перовская на варварский акт убийства царя и многих людей вокруг. Трудно избавиться от ощущения, что это психофизиологическая картина неожиданного прихода оргазмических чувств.

«Она дрожала всем телом, — вспоминает Эпштейн. — Потом она схватила меня за руки, стала нагибаться все ниже и ниже и упала ничком, уткнувшись лицом в мои колени. Так оставалась она несколько минут. Она не плакала, а вся была как в лихорадке. Потом она поднялась и села, стараясь оправиться, но снова судорожным движением схватила меня за руки и стала сжимать их до боли…»

Картину лихорадки, падения ничком и даже утыкания лицом в колени (правда, на сей раз в свои) почти в тех же выражениях, что и Эпштейн, описывает Татьяна Меркульева. Эта молодая девушка из мещанской среды, на словах разделяя революционный пафос, время от времени исполняла у Перовской обязанности экономки.

Кадр из фильма «Софья Перовская», режиссера Лео Арнштама, 1967 год

«Софья Львовна очень горячо рассказывала мне о произошедшем, — вспоминает Меркульева, — как будто бы вновь видела всю эту ужасную картину: разбитую взрывом карету, хрипы лошадей и всюду кровь. Голос ее непривычно гремел, лицо покрылось красными пятнами, глаза горели. Вдруг она резко наклонилась вперед, почти прижавшись к своим коленям, и упала на оттоманку. Я бросилась к графину с водой, который как нарочно куда-то запропастился. На Перовскую было страшно смотреть — ее трясло в лихорадке. Однако, когда я вбежала со стаканом воды, приступ уже прошел. «Не волнуйтесь, Татьяна, — тихо сказала Софья Львовна, — все хорошо».

Софья Перовская не покинула Санкт-Петербург после удачного, с точки зрения террористов, покушения на императора. Все окружающие ее народовольцы советовали ей немедленно бежать за границу, однако она осталась в городе и, более того, несколько раз посещала место цареубийства на набережной Екатерининского канала. В один из таких визитов ее опознали полицейские филеры и вскоре арестовали.

В советской историографии утверждалось, что революционерка надеялась лично участвовать в освобождении арестованных по делу цареубийства. Эта версия не выдерживает ни малейшей критики. «Народная воля» не обладала, говоря военным сленгом, достаточными силами и средствами для сколько-нибудь заметного выступления. Фактически это был замкнутый кружок заговорщиков, способный только на эпизодические акты террора. Даже так называемое воззвание к революции народовольцы сумели выпустить только на третий день после убийства Александра II, причем этот документ не содержал призыва к конкретным действиям.

Действия Софьи Перовской в последующие после теракта дни — очень нелогичные для профессиональной революционерки — становятся вполне объяснимыми в свете предположения о ее очень сильном, но тщательно скрываемом психопатическом синдроме. Желание вновь и вновь вызвать сексопатологический кризис — сорваться в обрыв необузданного сексуального чувства — властно влекло «серую мышку» Перовскую на место кровавого преступления. Только там, зримо восстанавливая в памяти все жуткие подробности произведенной с ее участием бойни, Перовская могла вновь почувствовать себя удовлетворенной женщиной.

Вместо эпилога

16 февраля 1881 года Особое государственное совещание, в присутствии императора Александра II и цесаревича Александра, будущего царя Александра III, утвердило проект создания законосовещательного органа — Государственного совета Российской империи. Формировать новый Госсовет должны были выборные представители от всех сословий, причем право законодательной инициативы сохранялось за монархом. Фактически это был проект постепенного превращения России в конституционную монархию, поскольку предполагалось участие выборных представителей всего народа в законодательном процессе государства.

1(13) марта, в день убийства, император сообщил министру внутренних дел Михаилу Лорис-Меликову, что проект конституционной реформы им одобрен, а через четыре дня будет вынесен на обсуждение Совета министров. Тогда же, обернувшись к своим сыновьям Александру (будущему монарху) и Владимиру, император твердо добавил: «Я не скрываю от себя, друзья мои, что мы идем по пути конституции». В тот же день через два часа император Александр II был убит.

Сразу же после событий 1(13) марта полиция арестовала наконец-то основной боевой костяк петербургской ячейки «Народной воли». За решетку были брошены Тимофей Михайлов, Гельфман, Перовская, Кибальчич, Исаев, Суханов, Якимова и другие адепты террора. По настоянию нового царя Александра III уголовное дело «Народной воли» рассматривалось не судом присяжных, а Особым присутствием Сената. Главным обвинителем на процессе выступил товарищ прокурора судебной палаты Петербурга, друг детства Софьи Перовской Николай Валерианович Муравьев.

29 марта 1881 года (ст. ст.) суд вынес свое решение: Желябов, Перовская, Кибальчич, Гельфман, Михайлов и Рысаков приговаривались к смертной казни на виселице. Беременной Гесе Гельфман, ввиду ее положения, казнь заменили на бессрочную каторгу. В свете массовых «расстрельных» приговоров большевистской ЧК, приговор русского Сената убийцам из «Народной воли» — особенно ввиду огромного числа убитых и пострадавших посторонних людей — никак нельзя считать чрезмерно суровым.

В России разработано нанолекарство против аллергии Далее в рубрике В России разработано нанолекарство против аллергииПрепарат появится в продаже через шесть-семь лет Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

17 марта 2015, 20:07
ну всё же в изложении истории надо соблюдать хоть какой-то уровень, а то вот эти байки дедушки Лысенко уже напоминают легковесные газетки эпохи перестройки.

Если мы хотим понять историю, то не стоит подобно Лысенко механически менять плюсы советской пропаганды на минусы...
18 марта 2015, 15:39
А мне кое-где понравилось))
Только вот те револбционеры все же во многом отличались от тех негодяев, которые сейчас орудуют на Украине, и с которыми товарищ Лысенко, судя по всему, желал провести аналогию. Историю нужно изучать подробно, а не по глупым методичкам и субъективным аннотациям!
17 марта 2015, 21:10
А как насчёт жён декабристов, уважаемый автор? Они что, в Сибирь за мужьями тоже за оргазмом отправлялись? Просветите, если не трудно. Может, Айгуль поможет...
18 марта 2015, 13:54
Это лишь домыслы автора, не более того. Не исключен, что у него больше психологических проблем чем было у Перовской.
18 марта 2015, 15:41
Маньячит, думаете, втихаря...?)
Нормальная статья, может быть разве что слегка приукрашенная, на эмоциях, так сказать, но мне понравилась.
Пишите есчо.)
17 марта 2015, 22:47
Добрый вечер. К статье автора работа "Психология социализма" Г. Лебона имеет весьма отдаленное отношение и вероятнее всего доктор Лысенко Лебона даже не читал.. Из 544 страниц этой книги (пользуюсь изданием Г. Лебон "Психология социализма" СПб., 1995г) всего три страницы касаются данного вопроса и то в несколько ином ключе. Так что похоже доктор Лысенко сам это сочинил - исследование Лебона горазда более сложное и в большей степени затрагивающее психологию крупных социальных групп, нежели чем отдельной личности. Так что упоминание именно этой работы Лебона тут нелогично. Может автору почитать Лебона "Психологию народов и масс" - она и поменьше по объему и ближе к данному вопросу.
Я ожидал от автора "исторических открытий", но теперь доктор исторических наук, ушел в психиатрию. Недоумение вызывают ряд новых сочетаний.
1. "Хроническое девиантное психологическое состояние" - если открыть психологический словарь встретим лишь девиантное поведение.
2. Психопатология - это раздел психиатрии, а не заболевание и не состояние психики. Это все равно что наряду с психопатологией ставить диагноз типа: стоматология, анатомия и т. д.
И вообще каким образом новоявленный психиатр умудрился ставить диагнозы людям, жившим более 100лет назад??? Существуют скорбные листы (истории болезни) Софьи Перовской и Желябова? было такое обследование во время следствия? если да сошлитесь на конкретный документ...А иначе это не наука , а девиантное поведение самого Лысенко.
И комментарий к иллюстрациям...Картина "Отказ от исповеди перед казнью" написана не Василием Перовым ( он кстати не смог бы ее закончить в 1885 г. если умер в 1882 г. ). Автором же полотна является Илья Ефимович Репин. Репин же, а не Перов является и автором второй картины, иллюстрирующей статью -"При свете лампы". (1883г.) Уважаемая редакция, лучше исправить подписи под иллюстрациями

17 марта 2015, 23:47
Юрий, спасибо, Ваши комментарии дочитываю стоя, браво, пишите почаще
18 марта 2015, 11:03
К слову сказать, Юрий всегда на боевом посту... Но что то Айгуль приболела наверно
18 марта 2015, 14:44
Насчёт авторства картины действительно конфуз вышел. Это картина кисти Репина, висит в Третьяковке. Кстати, если не ошибаюсь, то у Репина есть ещё и другая картина-набросок с таким же названием...
18 марта 2015, 16:31
Спасибо за указание на ошибку в авторстве картины. Связался с редакцией, обещали исправить.
Нет, ну это все ладно, мелочи, по большому счету, но не станете же вы утверждать, что все эти революционеры были абсолютно нормальными людьми, учитывая все то, что они учинили, и то, что они знали на что шли, то бишь сознательно оправдывали для себя все то насилие, к которому они так стремились и в котором видели единственный инструмент для достижения своих целей?
По-моему тут явно просматривается какая-то патология...!
Не хочу вдаваться в подробный анализ, ибо я не знаток, но с ними явно было что-то не так...!
19 марта 2015, 14:20
Вы чересчур придирчивы, Юрий.
19 марта 2015, 14:23
Дав все правильно рассказывает. А вы что думали - что революция и постреволюционный период происходили по сценарию "Неуловимых" и "Зеленого фургона"?!? Как бы не так! Подобные события всегда происходят в насилии и муках.
19 марта 2015, 18:02
Подобного рода патологию можно найти у любого человека, особенно пережившего экстремальную ситуацию. Другое дело, что автор статьи делает это крайне неумело и доверия его умозаключения не вызывают. Кстати про автора статьи тоже можно написать, что у него нарушена логика, так как он сравнивает жертвы покушения на Александра Второго и революцию. Нельзя сравнивать совершенно разные по своему значению и размаху события и явления. Вот если бы он сравнивал покушение на Александра Второго с аналогичными случаями - можно было бы сказать что к чему, а революцию надо сравнивать с революцией...иначе это или неумение анализировать или подтасовка фактов. Интересно, что Лысенко-гуманист говорит, что кара в виде смертной казни не такая уж и суровая. А что может быть суровее? Кстати, казнь "первомартовцев" была последней публичной казнью в России так как превратилась по словам одного из очевидцев в живодерню и последующие смертные приговоры приводились в исполнение на территории тюрем. Желябов и Рысаков срывались с виселицы дважды, а Михайлов четыре раза....как вы видите это жестокостью автор не считает....в этом и кроется субъективное человеческое мнение и рассуждать голословно о состоянии психики других людей тем более живших больше 100 лет назад дело чрезвычайно сложное и неблагодарное....
20 марта 2015, 22:06
РАЗ-ДВА-ТРИ
Тема «сексопатология и революционеры» разработана достаточно основательно и давно. Несколько странно, что автор решился ступить на этот скользкий и тернистый путь, да ещё поставив Софью Львовну Перовскую в один ряд с Розалией Самойловной Землячкой (Залкинд), руководившей «красным террором» в Крыму в 1920 – 1921 гг. и лично принимавшей участие в пыточных эксцессах. О психической неадекватности Землячки свидетельства имеются… Но на чём основаны подозрения в отношении Перовской? – из статьи совершенно не понятно.
В целом же, в связи с данной тематикой, надо вспоминать не француза Лебона с его «психологией толпы», а нашего бывшего соотечественника и писателя Игоря Калмыкова, более известного как Григорий Климов. Перебежчик с 1947 года, честный труженик ЦРУ, друг евреев и антисемитов, Климов был плодовитым и небесталанным автором, оказавшимся в нужное время в нужном месте и с нужными мыслями. В своих нашумевших книгах он применил основные положения Зигмунда Фрейда, дополненные исследованиями психиатра Чезаре Ломброзо, для объяснения скрытых «механизмов» практически ВСЕГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА. И поскольку всё сущее в этом мире объясняется по Климову лишь наличием человеческой сексопатологии, то невольно приходишь к печальному выводу, что патология является нормой нашего современного бытия. Отчасти, вышеозначенная статья «доктора исторических наук» тому подтверждение.
* * *
Лично меня печалит не это. Меня печалит то, что современный российский школьник, проходя по программе тему народовольцев и наскоро загуглив «софью перовскую», может мгновенно получить данную статью с продвинутого ресурса РП… А затем, на следующем уроке, он спросит свою учительницу: «Скажите, это правда, что Софья Перовская кончила царя Александра II-го потому, что не могла кончить с Желябовым?». Если учительница молодая, то она, возможно, найдёт, что ответить. А если – в годах, то с ней, не ровён час, может какой-нибудь гоголь-моголь случиться: типа давление скакнёт… То есть хорошо бы, размещая различные материалы, немного думать о подрастающем поколении и о поколении уходящем. Это РАЗ.
Подавленная женская сексуальность «виновата» в революционных процессах не больше, чем в любых других областях человеческой жизни и деятельности, включая кратковременность и зыбкость супружеской жизни. Может, всё же вина в бóльшей степени лежит на мужчинах, а не женщинах? Не стóит низводить тему революций до уровня женских интимных проблем. Это ДВА.
Тот же Григорий Климов вполне объективно рассматривал, наряду с темой «сексопатология и революционеры», тему «сексопатология и власть», отлично понимая, что любая революция – это разновидность борьбы за власть. Иными словами: не стóит сужать тему, занимаясь поисками патологии лишь среди революционеров, поскольку то же самое можно обнаружить в любых властных и элитарных структурах. А это ТРИ.
* * *
Заметив некоторый интерес комментирующих к пикантному, я бы предложил посмотреть отличный фильм Лукино Висконти «Гибель богов», посвящённый становлению гитлеровской власти в Германии. Фильм не новый, 1969 года, но классика никогда не стареет! Кстати, в США он тогда шёл с купюрами, без сцен ликвидации гомосексуальной оргии штурмовиков Рэма отрядами СС. И всех там победил главный герой-извращенец, который на пути к власти и «сверхчеловеку» изнасиловал свою маму.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»