На трех веселых буквах

	Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

	 

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости  

Почему ни власть, ни простые россияне не хотят и не могут заниматься обслуживанием жилья

«Русская планета» продолжает публиковать цикл статей о типичном русском провинциале XXI века. Политический социолог Алексей Рощин уже проанализировал отношение человека «из-за МКАДа» к власти. В этот раз речь пойдет о том, в чем коренится неприятие системы ЖКХ со стороны как простых, так и высокопоставленных россиян.

Власти – предмет во многом для русского человека абстрактный, есть куда более насущные темы. И одна из наиболее животрепещущих – это «три веселые буквы», страшный и ужасный монстр по имени ЖКХ. Без преувеличения можно сказать, что взаимоотношения с собственным «жилищно-коммунальным хозяйством» есть одна из важнейших составляющих жизни народа, а одновременно – одна из наиболее жгучих и безнадежных проблем государства.

 

Чье это хозяйство?

Обуздание ЖКХ – это битва, которую русский человек ведет неутомимо и отчаянно, но каждый год шаг за шагом проигрывает. Противник сильнее. Например, недавно один дотошный пенсионер в городке, где мне довелось работать, поднял свой архив «жировок» и платежек и подсчитал, что за 11 лет – с 2000-го по 2011-й – квартплата за его с женой скромную «двушку» в пятиэтажке выросла в 29 раз: в 2000 году она составляла 70,38 рублей, а в 2011-м – 2047 рублей в месяц. При этом, по его же подсчетам, средняя пенсия выросла в 9,5 раз, а средняя зарплата – в 13 раз.

Примерно та же картина наблюдается и по всей стране; несколько сглажена она лишь в Москве, в которой феноменальные доходы городского бюджета долгое время позволяли сдерживать рост квартплаты и к тому же доплачивать малоимущим, прежде всего пенсионерам. Однако мы говорим сейчас о провинции, а здесь давно уже все знают: Россия не Москва, по всей стране квартплата выше, а пенсии ниже, чем в Москве.

Власти на всех уровнях тоже относятся к ЖКХ с суеверным ужасом: в их представлении эта сфера приобрела образ «черной дыры», которая без следа засасывает не только любые средства, в нее вливаемые, но и репутации любого уровня управленцев, имевших неосторожность ассоциировать свое имя с «тремя веселыми буквами». Коварный Путин не зря в свое время методом паркинсоновской «возгонки» поставил своего злейшего врага, бывшего губернатора Петербурга Яковлева, заведовать «всероссийским ЖКХ» в правительстве – и потом злорадно наблюдал, как Яковлев бесславно и без следа сгорел на этой работе.

Корень всех проблем в отношении к ЖКХ со стороны как населения, так и власти очевиден: на третьем десятке лет без советской власти никто в стране так и не смог четко сформулировать: чье оно, это самое хозяйство? Кто за него отвечает?

Возможно, решающая и уже непоправимая ошибка была допущена в самом начале «новой эры» – когда разрешили приватизировать квартиры, а не дома целиком. В результате в стране появились десятки миллионов квартировладельцев, однако так и остался непроясненным вопрос: а чей, собственно, дом – тот дом, в котором и находятся те самые приватизированные хоромы?

Этот вопрос остается гамлетовским для злосчастного российского ЖКХ. И причина не в юристах, которые якобы не могут написать правильный ответ в законах; причина в «клинче представлений»: народное представление о том, чей должен быть дом, находится в жесточайшем противоречии с представлением правительства о том же самом, и примирить позиции не удается вот уже третий десяток лет.

 

Проблема родом из СССР

Корни проблемы, понятно, уходят в советское прошлое. А именно – в известную патерналистскую позицию советской власти: «Государство дает вам, дорогие совграждане, жилье, и оно же обеспечивает вас и ваше жилище всеми необходимыми коммунальными услугами». В этом утверждении, усвоенном всеми нами с пеленок, содержится дьявольский соблазн. Потому что формула народу очень нравится. И продолжает нравиться сейчас. Причем как первая, так и вторая ее часть. Пусть государство дает нам квартиры и пусть оно же обслуживает весь наш жилкомхоз – а кто ж еще будет это делать?!

Надо сказать, что в изложенной формуле была и еще дополнительная, менее афишируемая третья часть, еще одно условие: первое в мире государство рабочих и крестьян хотело, коль уж оно так плотно включено в жилищно-коммунальную сферу, заодно и самостоятельно, по своему усмотрению распоряжаться жилплощадью окормляемых – то есть решать, где жить, кому, переезжать или не переезжать и т.п. Собственно, поэтому при советской власти права граждан распоряжаться недвижимостью были сильно ограничены, и несчастным приходилось всячески ловчить и шустрить: вместо нормальной купли-продажи в ход шли десятиступенчатые обмены, процветали фиктивные браки и т.д.

Вот от неприятного третьего условия в ходе рыночных реформ и приватизации всем удалось избавиться, и рынок недвижимости невиданно расцвел. Однако кому при этом пришло бы в голову отказаться от того, чтобы государство выполняло первые два условия?! Никому. В итоге граждане по всей стране до сих пор ждут, что государство так или иначе станет «давать квартиры», а также именно от государства, от властей требуют предоставления коммунальных услуг в надлежащем качестве.

Тут и находит коса на камень. Потому что российская власть вовсе не считает себя в этом вопросе правопреемницей советской власти! Все «годы реформ» – летопись постоянных и чаще всего безуспешных попыток властей откреститься от заботы о ЖКХ, а если говорить точнее – от заботы о домах. В своих мечтах все российские начальники и госчиновники давно видят сферу ЖКХ полностью частной, не имеющей к ним ни малейшего отношения.

Собственно, по закону оно так давно и выходит. Предполагается, что дом, то есть все связанное с ним хозяйство, является совместной собственностью собственников жилья. И все квартировладельцы должны образовать ТСЖ, нанять на работу УК – да и жить-поживать, не беспокоя государственных чиновников… Надо чего в доме – клумбу разбить ли, стояк поменять, сосульки с крыши сбить, – собрались всем домом, порешали, деньгами скинулись, указания управляющей компании дали… Лепота! Европа!

 

Денег нет

Беда в том, что сия умильная картина существует только в мечтах российского чиновничества. А на деле практически все ТСЖ существуют исключительно на бумаге. И претензии по плачевному состоянию жилищного комплекса люди, как ни странно, адресуют вовсе не себе как собственникам – а властям.

Причин несколько. Одна из основных – вышеописанная инерция, идущая еще с советских времен. Но есть и не менее важные, например известная атомарность постсоветского общества, выученная неспособность к объединению, априорное недоверие большинства к любым формам самодеятельных союзов и вообще к любой общественной активности. Простая иллюстрация: допустим, человек владеет жилплощадью в большом доме, в котором 400 квартир. Соответственно, его доля в общей собственности (и значит, мера его влияния на общее решение) – 1/400, или 0,25%. Но при этом если с домом что-то не так, если произошла ошибка управления – повреждается стояк, прекращается подача отопления или нет газа, наш владелец квартиры остается без воды, без тепла или без газа вовсе, то есть на 100%!

И кому предъявлять претензии? Людям из ТСЖ или УК, которые от пострадавшего зависят на 0,25%?

Очевидно, что ситуация в таком виде нерешаема. Индивидуал из многоквартирного муравейника точно так же зависим и беззащитен перед руководством поднебесного ТСЖ и УК, как… как и перед любым чиновником в родном государстве. Но кто такие ТСЖ и УК, рядовой жилец, как правило, вообще не имеет понятия; а вот про чиновника – про депутата или мэра – он знает. И идет к нему.

Основная же проблема в том, что государство отказалось от советской схемы содержания ЖКХ вовсе не только из вредности. Куда более важная причина – крайняя изношенность всей инфраструктуры. Во всех муниципалитетах России чиновники прекрасно знают: денег нет. Их едва хватает на текущую эксплуатацию домов, но, к сожалению, большинство домов давно нуждается в капитальном ремонте, о котором просто смешно даже думать.

В этом и заключается главный вывод. Тот самый дом, который все 20 лет, как горячую картошку, народ и власти отпихивают туда-сюда, от одного к другому, – этот дом дико нуждается в капитальном ремонте. На который ни у населения, ни у властей, по большому счету, нет денег.

И поэтому вопрос стоит не о том, кто будет им владеть. Единственный вопрос – кто будет отвечать, когда этот дом, наконец, развалится. Народ и власть показывают пальцами друг друга и в унисон кричат: «Это они, они виноваты!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»