Облигации по-приятельски и другие нанопроекты
Фото: Александр Демьянчук/РИА Новости

Фото: Александр Демьянчук/РИА Новости

Счетная палата выяснила, почему Россия никак не может стать лидером в области высоких технологий

В СМИ просочились подробности доклада Счетной палаты, касающиеся проверки деятельности «Роснано» в 2010–2015 годы. Как и во время предыдущих аудитов, аналитики обнаружили в деятельности госкомпании немало интересного. Тут и сделки с заинтересованностью, и инвестирование в непрофильные и неэффективные проекты, и взятие кредитов для погашения более ранних займов. Между тем в текущем году, а также в последующих, вплоть до 2020-го, корпорация ожидает дополнительных мер господдержки в размере 70 млрд рублей. Они должны быть предоставлены в виде госгарантий по кредитам.

«Рос» без «нано»

Развитие нанотехнологий — одно из самых многообещающих и перспективных направлений современной науки. В этом нет сомнений, как, впрочем, и в том, что российская корпорация, заявляющая основной целью «содействие реализации государственной политики, имеющей целью вхождение России в число мировых лидеров в области нанотехнологий», имеет к последним довольно опосредованное отношение.

Во всяком случае, выборочная проверка показала, что часть проектов, реализуемых за государственный счет, вообще не относилась к профильной сфере корпорации, а другие являлись разновидностями приложения одной и той же технологии к разным задачам. В частности, как установили аудиторы, проекты:

  • «Галилео», в рамках которого предполагалось построить завод по производству RFID-меток (они же — метки идентификации);
  • «РСТ-Инвент», посвященный созданию российского RFID-чипа;
  • «Магазин будущего», предназначенный заниматься внедрением RFID-меток и чипов,

опираются… на одну и ту же производственно-технологическую базу! Иными словами, государству была трижды продана одна и та же «корова», на поверку еще и оказавшаяся чем-то другим.

Директор Института химии силикатов им. И.В. Гребенщикова Владимир Шевченко и ректор МИФИ Михаил Стриханов, входящие в научно-технический совет «Роснано», напрямую заявляли, что перечисленные работы не относятся к сфере нанотехнологий. Однако когда это отрицательные отзывы «яйцеголовых» мешали «нормальным парням» пилить бабло? В итоге корпорация потратила на непрофильные проекты 10,47 млрд рублей, которые получены за счет кредитов и облигационных займов, обеспеченных госгарантиями.

Хочется подчеркнуть, что нарушения выявлены в результате именно выборочной проверки. Аудиторы просмотрели не более 20% от общего числа проектов компании. Какие откроются бездны, если контролирующие органы решатся на тотальную проверку деятельности «рыжего ведомства», остается только гадать.

Облигации и заинтересованность

Часть сделок «Роснано» производилась с признаками заинтересованности сторон и конфликта интересов, утверждают в Счетной палате. Речь, в частности, идет о размещении госкорпорацией облигаций серий 01—05. Заинтересованным лицом в данном случае аудиторы считают председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева — того самого, который развалил кредитное учреждение с почти столетней историей.

Именно ВЭБ выступал основным покупателем упомянутых ценных бумаг. Сам Дмитриев в это же время заседал в наблюдательном совете «Роснанотеха» (так «Роснано» до 2011 года именовалось в юридических документах), а позднее — и в совете директоров корпорации. «Это повлекло конфликт интересов заинтересованных лиц и некоммерческой организации», — говорится в докладе СП.

Впрочем, на дополнительный запрос журналистов представители СП ответили, что решения все-таки принимались в рамках закона. Это, безусловно, не снимает вопроса: зачем заявлять о некой «заинтересованности», если все действительно делалось законно? Если же есть подозрения в нарушениях, возможно, проверяющим пора копнуть глубже?

На открытии выставки занимательных нанотехнологий «Смотрите, это — НАНО» в Приволжском федеральном университете

На открытии выставки занимательных нанотехнологий «Смотрите, это — НАНО» в Приволжском федеральном университете. Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Насыров

Разбодяженная прибыль

В том, что эффективные менеджеры «Роснано» отлично умеют проводить свои действия по бумагам и оформлять их максимально благовидно, никто не сомневается. За время существования компании (а она в 2017 году отметит десятилетний юбилей — если доживет) в «Роснано» прошло множество проверок. В 2011-м в перечне нарушений, о которых заявила Счетная палата, фигурировали все те же сделки с заинтересованными компаниями и финансирование проектов, не имеющих отношения к нанотехнологиям. В 2013-м обнаружились более интересные вещи: признаки «отмывания» и легализации средств, получение необоснованной налоговой выгоды и занижение налогооблагаемого дохода. Однако весь правоохранительный «улов» в итоге ограничился арестом бывшего финдиректора госкомпании Святослава Понурова, задержанием экс-главы «Роснано» Леонида Меламеда и объявлением в розыск бывшего замглавы корпорации Андрея Малышева по делу о растрате 220 млн рублей.

На этот раз 18 проектов, выборочный анализ которых провела СП, обошлись государству в 34,8 млрд рублей. Из 16 из них, как выяснилось, корпорация вышла до 30 сентября 2015 года, а два оставшихся планирует покинуть в 2017-м и 2018-м. В результате объем прибыли от 16 проектов оказался на 42,8% меньше объема вложений в их развитие. В абсолютных цифрах это выглядит следующим образом: государство вложило 25,2 млрд рублей, а на выходе получило 14,4 млрд.

Зато по итогам прошлого года та же компания на 39% перевыполнила план по поступлениям, получив аж на 1,9 млрд рублей больше запланированного.

«Поликремний» и кредиты на кредиты

Сам Анатолий Чубайс просил государство о дополнительных мерах финансовой поддержки: компания настолько активно инвестировала деньги в проекты, что теперь ей грозит кассовый разрыв. Этим же объяснялось привлечение руководством «Роснано» кредитов на погашение уже имеющихся долгов. Вопрос о том, возник бы кассовый разрыв, если бы ведомство не разбазаривало государственные средства, естественно, остается открытым.

Между тем Счетная палата нашла яркий пример «активного инвестирования»: проект «Поликремний», подразумевавший создание масштабного комплекса по производству поликристаллического кремния. С 2009 года нанокорпорация вложила в него свыше 16 млрд рублей, а на выходе получила всего 6 млрд. В результате аудиторы пришли к мнению, что цель «Поликремния» не достигнута, и записали проект в неэффективные.

И все? — спросите вы. Назвали неэффективным, и только? Увы, да. Других ответов пока нет.

Пиршество паразитов

В конце прошлого года корпорация утвердила программу развития до 2020 года. В ней завершение планово-убыточной деятельности перенесено с 2015–2016-го на 2017–2019 годы. В частности, в 2017-м компания должна начать выплаты по облигациям своего займа на сумму в 47,2 млрд рублей. Это примерно 37% от общего объема кредитного портфеля «Роснано».

Но откуда у госкомпании, которой не хватает средств на текущую деятельность (еще помните про угрозу кассового разрыва?), такие деньги? Естественно, платить по чубайсовским долгам придется не кому-нибудь, а нам с вами. Не просто же так государство выступает поручителем по этим обязательствам.

А вот и вишенка на торте: оказывается, в правилах предоставления госгарантий по долгам «Роснано», утвержденных правительством в 2010 году, отсутствует самая малость — методика оценки финансового состояния компании. Ее должен был подготовить Минфин, но не успел. А может быть, забыл. Так что теперь, если господин Чубайс скажет, что имеющихся на счетах компании миллиардов недостаточно и нужно больше, придется поверить ему на слово.

* * *

Надо ли нам такое «нано»? В конце мая на этот вопрос уже попытались ответить депутаты Госдумы, обратившись к вице-премьеру Аркадию Дворковичу с предложением переформатировать госкомпанию. В любом случае делать что-то явно нужно, ведь за девять лет существования при всей поддержке и вливаниях со стороны государства корпорация не продемонстрировала никаких результатов — ни в продвижении новых технологий, ни в их внедрении в промышленность. Проекты «Роснано» раз за разом оказываются нерентабельными, убыточными, а значит, вопрос об эффективности использования бюджетных средств рано или поздно нависнет над головами топ-менеджеров компании. Он просто обязан нависнуть.

Можно, конечно, подождать еще год — для ровного счета в надежде, что к юбилею в «Роснано» что-то изменится. Но стоит ли? Уж лучше пустить средства на поддержку реально развивающихся, работающих проектов, благо таких у России хватает.

Праздник с китайским акцентом Далее в рубрике Праздник с китайским акцентомВ Чите власти совместили День города и Дни Манчжурии, вызвав недовольство горожан

Комментарии

31 мая 2016, 15:12
Вот такие эффективные менеджеры управляют нашей страной. А ведь нанотехнологии - это та сфера, в которой можно было бы достичь фантастических результатов, занять лидирующие позиции в мире. А в итоге что? Все разворовано, распилено, потрачено, а итог нулевой. Представляю, если бы при Сталине такой менеджер нарисовался, что бы с ним сделали в итоге?
01 июня 2016, 15:07
Поставил бы к "стенке"
31 мая 2016, 21:16
Существование безнаказанных заинтересованных сделок, прежде всего, показатель того, что люди, заключающие их - выше текущего российского законодательства. Пока будет существовать такое разделение граждан, в стране все будет через, точнее, как сейчас или хуже.
01 июня 2016, 11:59
А вот почему первым лицам государства не задают прямые вопросы о всех этих вопиющих деяниях? Складывается впечатление, что они тоже в доле?
01 июня 2016, 15:09
Само собой разумеющееся... Например Дворкович, который курирует рыжий "Роснано"
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»