Протоколы пекинских хитрецов
Встреча Валида Муаллема и Вана И. Фото: Mark Schiefelbein/АР

Встреча Валида Муаллема и Вана И. Фото: Mark Schiefelbein/АР

Китай опасается, что его втянут в «зыбучие пески» Ближнего Востока, но надеется на прибыль после войны

В Пекине завершились переговоры министра иностранных дел Сирии Валида Муаллема, прибывшего в китайскую столицу по приглашению властей КНР, с главой МИД Китая Ваном И. По итогам встречи китайская сторона пообещала направить в Дамаск гуманитарную помощь на сумму 6 млн долларов. Кроме того, по словам сирийского дипломата, Китай способен сыграть «крайне важную роль» в политическом урегулировании сирийского кризиса и принять участие в борьбе с терроризмом.

Поддерживая на дипломатическом уровне позицию Москвы по этому вопросу (к примеру, Китай вместе с РФ наложил вето в Совете Безопасности ООН на проект резолюции, которая предусматривала передачу в Международный уголовный суд (МУС) досье по фактам возможных военных преступлений в Сирии), Пекин избегает оказания практической помощи сирийским властям, придерживаясь отстраненной тактики. Хотя в западной прессе неоднократно появлялась информация о тайных поставках китайского вооружения Башару Асаду, официального подтверждения подобные сведения пока не получили.

По мнению ряда экспертов, Пекин опасается, что его втянут в «зыбучие пески» Ближнего Востока, и не желает вмешиваться в клубок острых противоречий, существующих в регионе, опасаясь неизбежных издержек. Четко сформулировав свою стратегию по отношению к африканским странам и государствам Латинской Америки (соответствующие документы были изданы в 2006 и 2008 годах), китайское руководство не спешит артикулировать свою позицию относительно Ближневосточного региона.

Солдаты во время караула в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Фото: Eugene Hoshiko / AP

И на Западе, и в России тем временем накопилось недоумение в связи с самоудалением Китая из «ближневосточной игры». Призывы к проявлению большей активности с китайской стороны нередко звучат в американской прессе, многие авторы выражают недоумение по поводу сдержанной позиции Пекина, особенно после казни боевиками ДАИШ китайского гражданина.

В России тоже ждут от Китая более решительных действий — слух о том, что китайское командование якобы направило военные суда в район Восточного Средиземноморья, прокатившийся недавно про российским СМИ, говорит о накопившихся с российской стороны ожиданиях в отношении Поднебесной.

Как бы ни хотелось Пекину сохранить удобное положение стороннего наблюдателя, сама логика событий толкает Китай к интенсификации на ближневосточном направлении. Хотя Сирия не является экспортером энергоносителей в Китай, падение Дамаска способно заметно поколебать положение Ирана, который обеспечивает существенную часть потребностей китайской экономики в нефтепродуктах. Что важно: сегодня китайский импорт диверсифицирован, примерно в сходных долях Пекин закупает топливо в Саудовской Аравии, Иране и России, что обеспечивает ему определенную независимость от каждого из поставщиков.

Кроме того, рост террористической угрозы и распространение радикальной идеологии ДАИШ должно тревожить китайские власти даже в большей степени, чем Москву или Вашингтон.

Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая (именно он должен стать отправным пунктом для Шелкового пути), населенный суннитами-уйгурами, граничит с Афганистаном, Киргизией и Таджикистаном. «Исламское государство» уже распространило свое влияние в Афганистане, и среднеазиатские государства являются для радикальных исламистов целями «второй очереди». Уже есть данные о контактах уйгурских сепаратистов с террористами из ДАИШ, и борьба китайских властей с террористами на собственной территории может осложниться в разы после того, как уйгуры начнут получать поддержку от псевдохалифата.

Вероятно, в Пекине отдают себе отчет в необходимости присоединения к борьбе против ДАИШ на территории Сирии и Ирака, хотя подобная перспектива и не вызывает энтузиазма у китайского руководства. Небольшие шаги Китай уже предпринимает: в ноябре Пекин направил своих представителей на расширенную министерскую встречу по Сирии, чтобы «продвинуть политическое решение сирийской проблемы», а также неоднократно делал заявления, в которых поддерживал антитеррористическую операцию ВКС РФ против террористов.

Кроме того, в Китае учрежден пост комиссара по борьбе с терроризмом — очевидно, что власти страны отдают себе отчет в опасности распространения на территории страны радикальных исламистских течений. Проведенные на днях в Пекине переговоры с представителями Сирии и Ирака хотя и не увенчались сенсационными заявлениями, тем не менее свидетельствуют о большой заинтересованности китайской стороны в разрешении очередного ближневосточного кризиса.

Как бы Китай ни хотел придерживаться и далее удобной тактики военно-политического невмешательства в ситуацию на Ближнем Востоке, ограничиваясь дружественными визитами и оказанием дипломатической поддержки Дамаску и Москве, ряд факторов подталкивает Пекин к вступлению на ближневосточную арену. Политика стороннего выжидания может принести китайской стороне в перспективе бо́льшие издержки, нежели прямое участие в антитеррористической операции. Как верно отмечают в западной прессе, сегодня именно Китай является стороной, более всего заинтересованной в стабильности на Ближнем Востоке, так как за последние годы он стал основным мировым потребителем энергоносителей. Борьба с террористической угрозой важна для китайцев в не меньшей степени, чем для остальных стран, а может, и в большей — деятельность уйгурских террористов может приобрести новый размах после их смычки с ДАИШ.

Присоединение Китая к антитеррористической операции против «Исламского государства» России было бы на руку: очевидно, что, если Пекин примет решение принять участие в операции, он сделает это на стороне правительственных войск Сирии, а также российских и иранских сил.

Пока что Китай лишь наблюдает, как Россия прикладывает немалые усилия ради стабилизации ситуации в регионе, в котором есть и китайские экономические интересы. Однако 6 млн долларов, которые Пекин согласился выделить на оказание гуманитарной поддержки Дамаску, выглядят просто ничтожной суммой рядом с тратами Москвы на подавление террористической угрозы. Несправедливо, что лишь Россия вкладывается в «умиротворение» Ближнего Востока и восстановление стабильности, плоды которой будет пожинать в будущем Китай. Остается надеяться, что в Пекине все же решатся перейти от слов к действиям и присоединятся в обозримом будущем к российской операции против ДАИШ. 

Вашингтон готовит раздел Центральной Азии Далее в рубрике Вашингтон готовит раздел Центральной АзииЭлита Центральноазиатского региона должна отказаться от «многовекторной дипломатии» в пользу тесного союза с Россией, если хочет сохранить суверенитет Читайте в рубрике «В мире» Плата за трусостьО чем не сказал Янукович по делу о Майдане Плата за трусость

Комментарии

25 декабря 2015, 11:42
Прямое участие в затратных проектах идет в разрез китайской философии. Они подождут пока конфликт завершится и тогда вступят.
25 декабря 2015, 16:25
Основная политика Китая - это мягкая, ползучая и бескровная экспансия по всем сторонам света. И в гробу он видел все ваши войны. Китайцы по натуре своей не воинственный народ, поэтому и войны их всегда кончались не совсем в пользу Китая. И сейчас они до последнего будут тянуть, да и вообще, мне кажется, что не рискнут вмешаться. Будут помогать материально в лучшем случае. Не тот менталитет
28 декабря 2015, 22:22
Обществу нужна не спекулятивная экономика. Надо прекращать гнать инфляцию и получать деньги из воздуха и за счет спекуляций, а бюджет за счет бесконечного увеличения поборов.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»