Как будут повышать НДФЛ
Налоговая декларация о доходах. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Налоговая декларация о доходах. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Здравую идею реформы налогообложения граждан душат трусость и жадность чиновников Минфина

Российское правительство, в первую очередь в лице Министерства финансов, начало обсуждать возможность введения у нас так называемой прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ). В рассматриваемый трехлетний бюджет эта норма внесена не будет, а вот в 2020 году, возможно, начнется аккуратное тестирование.

Давайте посмотрим, как это отразится на нас с вами и на России в целом.

Особенности национального налогообложения

Но сперва нужно рассказать, как у нас вообще берут налоги с граждан. Дело в том, что налоговая система РФ по-своему уникальна: она не имеет аналогов как минимум в странах G20. В западной системе налогообложения, которую мы начали заимствовать, да бросили на полпути, основными источниками пополнения бюджета являются таможенные пошлины и налог на доходы физических лиц. В России же налоги собираются главным образом с бизнеса; а основная часть сборов с граждан — это вообще не налоги, а страховые взносы, которые на Западе обычно выплачиваются не в обязательном, а в добровольном порядке.

Таким образом, основное налоговое бремя у нас перенесено с гражданина на бизнес. На самом-то деле, конечно, никакого отдельного от людей бизнеса нет, и в конечном итоге все равно эти налоги аукаются для покупателей товаров и услуг дополнительными накрутками. А вот на деловом климате подобная нагрузка сказывается неблагоприятно: талантливым и инициативным людям часто выгоднее сидеть где-нибудь на зарплате и платить НДФЛ, чем открывать свое дело и тонуть в море налогов на бизнес.

Зато мы гордо рапортуем миру о том, что у нас самые низкие налоги. И, скажем, толпы второсортных спортсменов едут в профессиональные клубы России, потому что с 3 млн долларов в год в Канаде придется отдать в казну минимум 1,6 млн, а у нас — 390 тысяч. Есть, увы, и встречное движение: российский бизнес, напротив, пытается спрятаться от неподъемных налогов в офшорах.

Более того, НДФЛ у нас «плоский» — и школьная уборщица, и глава Минфина Антон Силуанов, и упомянутый спортсмен платят в казну по 13% от своих зарплат, хотя министр с хоккеистом явно не обнищали бы и от ставки в 50%. Плоская шкала продержалась все смутные и ясные годы просто потому, что введение прогрессивной (больше получаешь — больший процент отдаешь) ударило бы по тем самым людям, которые в России принимают решения. При этом вынесение подобного вопроса на референдум, несомненно, дало бы не менее 90% голосов за реформу.

Кроме того, собираемость НДФЛ изрядно затруднена изобилием «серых» и «черных» зарплат, которые работодатели платят своим сотрудникам, дабы сократить издержки. В конце 1990-х  руководители страны прямо говорили о том, что зарплаты спрятаны в конвертах и всерьез рассчитывать на налог с них не стоит. Потому-то и платит бизнес — ему некуда деваться. Еще до выплаты 13% НДФЛ чистая налоговая нагрузка (уже после возврата части налога на прибыль) на фонд заработной платы составляет 20,6% при обычной системе налогообложения и 27–49% при упрощенной. В странах с преимущественно «белыми» зарплатами и высоким НДФЛ это была бы проблема не работодателя, а сотрудника.

А это — совсем не умозрительная, а очень конкретная разница. С переносом налогового бремени на сотрудника работодатель теряет всякий интерес к сокрытию истинного размера его зарплаты. Напротив, ему выгоднее показать ее полностью для вычета налога на прибыль. И страна волшебным образом получает немалое количество высокооплачиваемых леди и джентльменов, долгие годы постигавших все оттенки серости своего дохода.

После этого мы объявляем амнистию по НДФЛ (кроме особо отличившихся граждан, конечно, например, с недоимкой более 5 млн рублей), выводим доходы из тени, бюджет оказывается в выигрыше, граждане перестают быть преступниками поневоле и весело строят новое честное государство.

Полуреформа-полуиздевка

К сожалению, о такой радикальной реформе речь даже не идет. Мы предпочитаем доить бизнес, а не работать с индивидуальными налогоплательщиками, что, в общем, логично: культура выплаты налогов у нас нулевая, а людей много, и к каждому инспектора не приставишь. Правительство, похоже, вообще махнуло рукой на «физиков»: если в те же 1990-е еще была социальная реклама типа «Заплати налоги и живи спокойно», то сейчас нас только предупреждают о сроках подачи налоговых деклараций. Не существует никаких подробных, с ясными цифрами объяснений того, как и куда тратятся налоги. Удивительно ли, что граждане не рвутся их платить?

Но деньги-то бюджету нужны позарез, и вот заговорили, наконец, о введении прогрессивной шкалы. Осторожно, без конкретики, только упомянув про некие 20%. Между тем «Русская Планета» неоднократно писала о необходимости подобного решения, о его социальной справедливости. Еще в октябре 2015 года мы опубликовали шпаргалку для министра финансов, где, основываясь на статистике зарплат и реалиях отечественного налогообложения, предложили ввести на этом этапе мягкую шкалу, без фанатизма увеличивающую доходы бюджета.

Россия без всяких проблем и уже с завтрашнего дня может повысить налог на доходы физических лиц до:

  • 15% с зарплат от 100 тысяч рублей в месяц и выше;
  • 17% — от 250 тысяч,
  • 20% — от 500 тысяч;
  • 25% от миллиона.

Реформа в таком виде даст около 50 млрд рублей в год при нынешнем положении вещей и минимум вдвое больше при легализации всех высоких зарплат и выходе из тени фриланса. Впоследствии можно повышать этот налог на 1–1,5 процентного пункта в 1–2 года, чтобы достичь заранее определенных целевых показателей. Налог более 50% — это все-таки идиотизм, а 33–35% для самых богатых — вполне разумное условие. Особенно если вспомнить, что самые высокие зарплаты у нас платят в сферах, работающих с общенациональным достоянием.

Робко обсуждая прогрессивную шкалу и откладывая ее введение на неопределенный 2020 год (никто не представляет, в каком мире мы будем жить через четыре года — можно ли было в 2012-м представить войну бульдозеров с томатами?), власти, видите ли, опасаются социальных проблем, поскольку «подобная мера может сильно задеть средний класс».

Это очень важная проговорка.

Официальную зарплату свыше 100 тысяч рублей в месяц (с которой мы предлагали начать реформу) получают около миллиона россиян, и они точно не будут создавать правительству никаких «социальных проблем».

А значит, повысить ставку до упомянутых 20% правительство хочет отнюдь не только для них, а для всех граждан, у кого зарплата выше медианной (сумма, меньше которой получают 50% работающих граждан, сейчас это 24–25 тысяч) или хотя бы средней по стране (36 тысяч). Здесь уже массовое недовольство возможно.

Богатые должны платить больше, это нормально. Но повышать налог для человека, тянущего семью аж на 50 тысяч в месяц, — свинство. Даже несмотря на то, что по российским меркам это неплохие деньги. Реформа НДФЛ необходима, но она не должна ударить по с трудом сводящим концы с концами людям, которых Минфин издевательски называет средним классом. 80–100 тысяч в месяц — минимальный уровень зарплаты, с которого можно начинать очень осторожное повышение.

Видимо, получающие миллионы рублей в месяц руководители Минфина хотят, чтобы народ разделил с ними тяготы предстоящей реформы. Поэтому нам в первую очередь нужно другое руководство Минфина. И желательно — прямо завтра.

Османы могут покинуть НАТО Далее в рубрике Османы могут покинуть НАТОАнкара отважится на разрыв отношений с альянсом, если появится достойная альтернатива

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»