Заговор 14 декабря
Александр Краснов (в бейсболке в центре) в Мосгорсуде, 20 ноября 2013 года. Фото: «Русская планета»

Александр Краснов (в бейсболке в центре) в Мосгорсуде, 20 ноября 2013 года. Фото: «Русская планета»

Мосгорсуд вынес приговор обвиняемым в подготовке теракта на антифашистском концерте

В среду тройка судей Мосгорсуда вынесла приговор по делу о подготовке к теракту на панк-концерте. Суд признал ультраправых Александра Лисицына, Вадима Фахрутдинова, Александра Краснова и Максима Крошина виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 30 («Подготовка к совершению преступления»), частью 2, пункт «а», статьи 205 («Подготовка теракта») и частью 2 статьи 209 УК РФ («Участие в банде»). Лисицын также обвинялся в создании экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1 УК РФ), однако по этой статье он был оправдан.

Все обвиняемые получили сроки в колонии строгого режима. Лисицын получил 10 лет заключения, Фахрутдинов — 9 лет, Крошин — 11 лет, а Краснов — 12 лет. В случае Александра Краснова и Максима Крошина сроки образовались путем сложения сегодняшнего приговора Мосгорсуда и приговора Замоскворецкого суда, который в августе 2012 года осудил их за нападение на панков возле клуба «Точка».

Никто из подсудимых своей вины не признал; приговор они выслушали спокойно. Когда на Фахрутдинова, который на протяжении всего процесса находился под домашним арестом, надели наручники, они улыбнулись.

На предыдущем заседании Лисицын отказался от последнего слова. Крошин заявил о том, что явку с повинной он написал под давлением оперативников, что сам он в следственных действиях ни разу участия не принимал, а Лисицына, по его словам, впервые в жизни увидел только в зале суда.

 Александр Лисицын. Фото: «Русская планета»

Александр Лисицын. Фото: «Русская планета»

«Мне сказать нечего, вы и сами все прекрасно видите», — выступил с кратким последним словом Краснов, который считается лидером московской Ассоциации белых политзаключенных и военнопленных.

Фахрутдинов же во время своего последнего слова сказал, что «это уголовное дело сфальсифицировано и возбуждено оперативниками и следователями для получения отчетности и получения званий».

«Я совершил в свое время правонарушение по глупости, но за это я уже отбыл наказание», — сказал Фахрутдинов.

По версии следствия, которую суд счел доказанной, Лисицын был членом (а по некоторым данным руководителем) подмосковной ячейки Народной национальной партии (ННП) Александра Иванова-Сухаревского и носил прозвище НС (национал-социалист. — РП). Свою партию Сухаревский зарегистрировал в мае 1995 года. Ее идеологией была «философия русизма», а символом — черный крест на белом фоне. Лидер ННП даже участвовал в выборах в Госдуму. Печатным органом партии была газета «Я русский». В 1998 году организации отказали в перерегистрации устава, а в 2002 году, как утверждал на суде Сухаревский, партия была распущена. В 2007 году ее лидер перебрался в Ростов-на-Дону, чтобы ухаживать за больной матерью.

Лисицын был известен в близком к ультраправым сегменте околофутбольной среды.

«Он постоянно полоскал всем мозг своим ННП. Про какую-то революцию говорил постоянно, про драки с кавказцами», —

вспомнил собеседник «Русской планеты» из числа радикальных фанатов «Спартака».

Какое-то время товарищи Лисицына по клубу даже подозревали, что он сотрудничает с правоохранительными органами. Кроме того, за ним закрепилась репутация драгдилера, однако уголовных дел в отношении Лисицына по статье о незаконном обороте наркотиков никогда не заводилось.

Согласно обвинительному заключению, идея совершить теракт на антифашистском концерте была высказана Лисицыным 22 мая 2010 года на встрече в Балашихе, которая состоялась в лесу недалеко от Объездного шоссе. Следователи считают, что там проходило собрание ННП. На мероприятии также были его ранее судимый друг Фахрутдинов и товарищ по партии Евгений Краснов.

Фахрутдинова в 2007 году судили за умышленное причинение легкого вреда здоровью (часть 2 статьи 115 УК). По версии обвинения, 6 октября 2006 года он вместе со своими соратниками Алексеем Вечорко, Вадимом Калининым и Станиславом Бурцевым в электричке Монино — Москва напал на мужчину неславянской внешности. Потерпевший получил множественные ранения, но выжил. Нападавших поймали, 28 июня 2007 года Бабушкинский райсуд Москвы приговорил Фахрудтинова к году условно.

Максим Крошин. Фото: пресс-служба Мосгорсуда

Максим Крошин. Фото: «Русская планета»

Краснов, известный в ультраправой среде под кличкой Мэл, во время процесса свое членство в ННП, а также знакомство с Фахрутдиновым и Лисицыным отрицал. Частично эти показания подтвердил и лидер организации Иванов-Сухаревский, допрошенный на суде в качестве свидетеля. Сухаревский утверждал, что Краснова не знал, а членом его партии был Фахрутдинов. В одном из свидетельских показаний, процитированных в приговоре суда, один из знакомых Фахрутдинова вспоминал, что тот любил хвастаться, будто является «правой рукой Иванова-Сухаревского».

Мэла-Краснова в 2002 году судили за хулиганство, совершенное с применением оружия, а в 2004 году — за организацию экстремистского сообщества и вновь за хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Приговоры вынесли в 2002 и 2004 году Перовский и Таганский суды соответственно. Что конкретно совершил тогда Краснов, неизвестно.

Также в обвинительном заключении говорится, что в 2010 году он создал в Москве экстремистское сообщество, однако следователи не приводят никаких подробностей его деятельности. В сообщении ГУ МВД по ЦФО, которое расследовало дело, говорится, что неонацист возглавлял московское отделение ННП.

На встрече в Балашихе Лисицын, по данным следствия, предложил Краснову и Фахрутдинову объединиться в вооруженную банду, которая бы совершала теракты в Москве и области. Позднее в неустановленном следствием месте и в неустановленное время такое же предложение получил Максим Крошин. Ультраправого Крошина, известного под кличкой Дест, 9 октября 2007 года осудили за разбой. Впрочем, и он, и Лисицын на суде отрицали факт своего знакомства.

Банда начала вооружаться 25 ноября 2010 года, говорится в обвинительном заключении. В этот день Лисицын созвонился с Фахрутдиновым и велел ему поехать на станцию метро «Марксистская» и встретиться там с неким Торопиным, который выдал неонацисту 5 тысяч рублей. Позже Торопин во время следствия давал показания о том, что будто бы Фахрутдинов «постоянно говорил, что они собираются кого-то взорвать».

Полученные от Торопина деньги предполагаемый лидер банды Лисицын на следующий день потратил на взрывчатку. Для этого он встретился с неким Голубковым, у которого за 4500 рублей купил сосредоточенный заряд СЗ-1Э, восемь запалов МД-5М, пять капсюлей-детонаторов КД-8А, два лучевых капсюля-детонатора и электродетонатор ЭДП. Поначалу Лисицын хранил все купленное у себя дома, а затем передал часть взрывчатки Фахрутдинову.

У него же хранилось эластичное взрывчатое вещество, изготовленное на основе гексогена, весом 258,6 грамма. Из обвинительного заключения неясно, купил ли его Лисицын у Голубкова или оно появилось у его друга каким-то другим путем.

Краснов, согласно материалам дела, также вооружался. В неустановленном месте и в неустановленный период времени, но не позднее декабря 2010 года, он купил самодельное взрывное устройство; личность продавца также остается неустановленной.

Взрывчатку члены банды, по версии следствия, собирались принести в клуб Tabula Rasa 14 декабря 2010 года. Там, согласно тексту обвинительного заключения,

«активистами антифашистского движения, в которое входит многообразие национальностей и участники которого относятся к иной социальной группе... в поддержку лояльности миграционной политики Российской Федерации для выходцев из Северного Кавказа и стран Азии»

проводился панк-концерт. В ГУ МВД по ЦФО мероприятие тогда называли не иначе, как Всероссийский съезд движения «Антифа».

«На мероприятие должны были приехать зарубежные представители движения. Подрыв взрывного устройства готовился в целях изменения внутренней политики в интересах, по их мнению, истинных представителей русского народа, в том числе по ужесточению миграционной политики Российской Федерации», — говорилось в сообщении ГУ МВД по ЦФО.

Как выяснила «Русская планета», в тот день в клубе должна была выступать панк-группа Diagens, которая отмечала свое десятилетие и обещала позвать на юбилей петербургского актера и барда Михаила Боярского. В антифашистском сообществе говорят, что это Diagens — аполитичный музыкальный коллектив. Правда часть музыкантов команды играла в широко известной панк-группе Purgen, на концерты которой регулярно нападали неонацисты.

Бомба, которую якобы собирались взорвать Краснов, Крошин, Фахрутдинов и Лисицын, была начинена поражающими элементами — гвоздями, стальными шариками и шурупами. Взрыв такого устройства мог привести к многочисленным жертвам.

Александр Краснов. Фото: «Русская планета»

Александр Краснов. Фото: «Русская планета»

Однако кровь 14 декабря не пролилась. Лидера группировки Лисицына и его приятеля Фахрутдинова за две недели до запланированного теракта задержала полиция, причем в рамках расследования совсем другого уголовного дела.

Следователи искали убийц программиста Баира Самбуева. Его убили 22 сентября 2009 года неподалеку от станции метро «Севастопольская». Всего полицейские, по данным агентства «Росбалт», задержали девятерых предполагаемых участников нападения на Самбуева; в их числе оказались Фахрутдинов и Лисицын.

Обвинение в убийстве им так и не предъявили, зато осудили за хранение взрывчатки. Оба отсидели по два года. Лисицын провел это время в одной из колоний Тульской области, а Фахрутдинов большую часть срока отбыл в одном из московских СИЗО.

В беседах со своим адвокатом он вспоминал, что его пытались заставить дать показания по делам об убийстве судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова (в этом преступлении обвиняются члены Боевой организации русских националистов) и о подготовке теракта на ТЭЦ в Перово (за это преступление осудили членов Автономной боевой террористической организации).

Впрочем, остававшиеся на свободе Крошин и Краснов также не смогли бы совершить теракт — концерт отменили. На официальной страничке Diagens в соцсети «ВКонтакте» говорится, что выступление не состоялось по причинам, не зависящим от клуба. Допрошенный в суде арт-директор Тabula Rasa рассказал, что администрация заведения отменила концерт по указанию милиции.

В уголовном деле есть записка, написанная Лисицыным после ареста за хранение взрывчатки. Записка была изъята у одного из заключенных ФКУ ИК-6 по Тульской области.

Вадим Фахрутдинов. Фото: «Русская планета»

Вадим Фахрутдинов. Фото: «Русская планета»

«Нахожусь в тяжелом положении, статья 205-я. Смотри никому ничего не расскажи о том, как ты собирался провернуть наше с тобой дело на концерте в декабре десятого года. И все палево немедленно выкини из дома», — говорится в тексте. Сам Лисицын утверждает, что записку эту он писал «под воздействием оперативных сотрудников», которых подсадили к нему в камеру.

Оставшихся на свободе членов группировки следователи задержали в феврале в рамках расследования уголовного дела о нападении на другой клуб — «Точка». В газете МК, которая подробно писала о задержании Краснова и Крошина, об изъятой у них взрывчатке не сообщалось.

По версии следствия, Краснов, Крошин и их подельник Алексей Шмелев, известный как Шмель, напали на посетителей концерта группы Purgen. Концерт проходил 5 сентября и был посвящен 20-летию основания музыкального коллектива. По сообщениям СМИ, в нападении на панков тогда приняли участие 15 человек.

23 сентября 2012 года Замоскворецкий райсуд Москвы приговорил Краснова к десяти годам в исправительной колонии строгого режима, а Крошина — к девяти годам. Шмелева, который на следствии прошел проверку на детекторе лжи и, как оказалось, состоял в ННП, приговорили к восьми годам колонии.

Следственные действия с участием подозреваемых не велись до 30 ноября 2012 года. В этот день на свободу вышли Лисицын и Фахрутдинов. Обоих на выходе из мест лишения свободы уже ждали оперативники, которые сообщили о возбуждении уголовного дела о подготовке теракта — формально неонацисты пробыли на свободе всего несколько часов. В основу нового расследования, по словам подсудимых, лег приговор по делу о хранении взрывчатки.

Лисицын отправился в СИЗО. Фахрутдинова сначала тоже арестовали, но затем, после того как неонацист дал признательные показания, перевели под домашний арест. Сам подсудимый утверждал в суде, что взял вину на себя из-за пыток электротоком, впрочем, уголовного дела о пытках Следственный комитет возбуждать не стал.

Дело о подготовке теракта на панк-концерте вел следователь ГУ МВД по ЦФО Станислав Кочергин. До этого он работал в УВД по ЦАО, где расследовал дела против политических оппонентов ультраправых — антифашистов. Кочергин вел дело о драке в клубе «Воздух», фигурантами которого проходят Алексей Олесинов и Алексей Сутуга; разбирательство проходит в Басманном суде Москвы. Кочергин также расследовал нападение на неонациста Владлена Сумина. Харченко приговорили к 3,5 года строгого режима. Оба дела вызвали массу нареканий у адвокатов подсудимых и правозащитников.

Читайте в рубрике «Суд» Молчание судейЗа 25 лет реформаторских потуг в России так и не была создана независимая и нормально работающая судебная система Молчание судей

Комментарии

21 ноября 2013, 08:38
Нашли козлов отпущения и дело повесили "для звездочки". А что, взрывчатка есть, записка есть. Все остальное дело техники.
21 ноября 2013, 12:04
Или дело судьи. А ведь реально записка написана полицией-это дураку понятно. Не станет из камеры никто писать открытым текстом,уточняя детали и время ,намечавшегося преступления. Это полный бред и абсурд. Козлов стало больше и не только по этому делу,если верить статье
21 ноября 2013, 14:01
Там было за что закрывать, я уверен, как говорил товарищ Жеглов, "наказания, Володенька, без вины не бывает".....
21 ноября 2013, 09:53
По моему национализм в любом виде должен быть запрещен. Пора уже научится отличать, где партиотика и любовь к родине, а где - не нормальное желание извратить свою историю и извращенная теория какой-то неясной расовой стратификации.
21 ноября 2013, 10:56
Да-да, нужно все запретить. А тех, кто будет продолжать говорить и делать запрещенные вещи - забирать из домов по ночам на черном автомобиле и увозить в неизвестном направлении. )) Проходили это уже
21 ноября 2013, 11:48
Все это экстремизм граничащий с терроризмом, почти в чистом виде, и любые попытки оправдать свои действия какими то националистическими историями или какой то другой геббельсовщиной не должно прокатывать - за подготовку убийства получать соответствующие сроки. А по другому вся борьба с престпностью лишь болтновня, завтра всякие чикатиллы начнут рассказывать что они националисты и поэтому убивают брюнеток((
21 ноября 2013, 16:16
А зачем полицейские вокруг бронированной будки стоят, ни кто не подскажет? По-дурацки все это выглядит как-то...
21 ноября 2013, 18:22
Дань традиции,а может боятся что Краснов прорвет этот незыблемый забор,уж больно у него рожа страшная и нос переломанный.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»