25 лет приватизации: «никогда больше» или «можем повторить»?
Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Фото: Борис Кавашкин/ТАСС

Четверть века назад был принят документ, до сих пор определяющий судьбу российской экономики

3 июля 1991 года Верховный Совет РСФСР принял Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий». Согласно этому документу Государственный комитет по управлению государственным имуществом (Госкомимущество) получал задание подготовить основную часть госактивов страны к передаче в частные руки.

Российские власти вслед за идеологами приватизации Анатолием Чубайсом и Егором Гайдаром решили, что отношение к собственности пора коренным образом менять: ведущее место в экономике должен занять частный сектор. Спустя несколько месяцев, в ноябре 1991-го, Чубайс был назначен председателем Госкомимущества. После этого приватизация пошла форсированными темпами. Малые предприятия выставлялись на торги или продавались напрямую своим же сотрудникам, а крупные и средние преобразовывались в ОАО и распродавались по акциям. Чтобы дать возможность поучаствовать в этом процессе населению, правительство придумало выпуск специальных «ценных бумаг» — ваучеров.

Хотели как лучше?

В последующие четверть века эксперты часто повторяли, что своими последующими бедами и проблемами российская экономика обязана прежде всего «прихватизации». Падение промышленности и сельского хозяйства, обвал реальных секторов экономики, появление новой общественной прослойки — олигархата, отхватившего себе огромный кусок бывшего народного пирога, — все это действительно последствия разгосударствления производственной и управленческой систем.

Другое дело, что процесс этот в начале 90-х был в значительной степени вынужденным. К 1991 году советская командно-административная система успела полностью провалить управление хозяйством, после чего Союз распался, погребя под обломками бюрократическую машину, обеспечивавшую вращение экономических шестеренок.

Переход к частной собственности в принципе был необходим как фундамент для строительства новой, современной экономики. Проблемой было то, что власти не сумели — или не захотели — придать процессу цивилизованный, контролируемый характер. В итоге приватизация обернулась банальным разграблением национального достояния, которое произошло, во-первых, совершенно легально, а во-вторых, в рекордно быстрые сроки.

«Волга» по цене колбасы

Основным инструментом первого этапа приватизации — с июня 1992-го по декабрь 1994 года — стали ваучеры. Приватизационные чеки номинальной стоимостью 10 тыс. руб. были распространены между всеми без исключения гражданами страны старше 16 лет. Чубайс пообещал, что скоро каждый россиянин сможет приобрести за свой ваучер два автомобиля «Волга» или что-нибудь равноценное. Надо сказать, что это была трезвая и адекватная оценка стоимости российского имущества в пересчете на число граждан («Волга» тогда котировалась весьма высоко).

Однако по факту чеки очень быстро оказались сосредоточены в руках аферистов, учреждавших различные фонды и «инвестиционные компании», и бывших подпольных предпринимателей, мешками скупавших ваучеры у россиян, которые не поняли, что к чему. В результате треть населения сразу продала свои ваучеры, притом многие — за бесценок, а некоторые и вовсе за бутылку водки или палку колбасы. 25 млн человек вложились в чековые инвестфонды, многие из которых позже обанкротились и были ликвидированы. Еще 11% россиян по щедрости душевной подарили ваучеры родственникам и знакомым. Таким образом, от дележа государственного пирога оказались отодвинуты те, кто, собственно, этот пирог и создал, — широкие массы населения.

Пункт выдачи ваучеров. На снимке: выписка ваучера

Пункт выдачи ваучеров. На снимке: выписка ваучера. Фото: Григорий Калачьян /ТАСС

А процесс перевода собственности между тем шел не останавливаясь. К концу 1994 года в руки частников перетекли уже 112,6 тыс. предприятий. Среди них было 85 тыс. магазинов, кафе, ресторанов, предприятий бытобслуживания — словом, все то, что называлось «объектами малой приватизации». Новыми владельцами часто становились бывшие руководители предприятий, выводимых из-под госконтроля.

Одно большое притворство

Инфраструктура, необходимая для становления рыночных отношений в РФ, в итоге таки была создана. Дефицит всего и вся, ставший одной из главных примет позднего Советского Союза, начал уходить в прошлое. На полках магазинов стали появляться товары, импортные и порой даже отечественные.

Однако основная часть населения в результате ваучерной приватизации не получила ничего. Наоборот, положение большинства россиян сильно ухудшилось из-за нарастающего кризиса. Инженеры, ученые, квалифицированные рабочие быстро деградировали до уровня «челноков» и уличных торговцев. Зато в стране сформировался новый класс собственников: его основу составили бывшие партийцы-хозяйственники и расторопные кооператоры. Новое сословие также вобрало в себя большое количество представителей криминального мира и было пропитано духом коррупции. Эти люди не могли жить без государства, но не умели действовать иначе, кроме как разрушая его.

На втором этапе приватизации, в 1995–1997 годах, предприятия уже перестали раздаваться за бесполезные бумажки. В середине 1995-го был запущен механизм залоговых аукционов: на них — отсюда и название — заводы, фабрики и сырьевые компании (будущие «Сибнефть», «Норникель», «Сургутнефтегаз», «Лукойл», ЮКОС) не продавались, а как бы отдавались в залог. Однако обратно их никто выкупать не стал и не собирался; в итоге активы перешли в собственность «кредиторов». За пакеты акций 12 крупнейших предприятий государство выручило 5,1 трлн неденоминированных рублей — 1,4 млрд долларов по тогдашнему курсу.

Именно залоговым аукционам следует сказать спасибо за появление в России олигархов-миллиардеров: Ходорковского, Березовского, Потанина и всех тех, кто позже светился в скандальных сводках куршевелей и рассекал по лазурным морям на 200-метровых яхтах.

Много позднее Счетная палата заявила, что залоговые аукционы, по сути, были одним большим притворством: отчуждение федеральной собственности проводилось по катастрофически заниженным ценам, к тому же предприятия часто покупались не за деньги коммерсантов, а на средства, взятые в кредит у государства, так что последнему от таких «доходов» не было никакой пользы. Однако дело было уже сделано. Пересматривать итоги приватизации, естественно, никто не стал. Россия стала той страной, которую мы все знаем.

Недобитый дракон

Пожалуй, единственным положительным моментом приватизации в РФ стало то, что в ходе нее мало что досталось транснациональным корпорациям. Да, американцы и европейцы выкупили часть стратегически важных предприятий, которые, что называется, мешали им спать. Вскоре приобретенные гиганты были пущены под нож и перестали играть значимую роль в экономике. Но все же таких случаев было несопоставимо меньше, чем в странах, полностью открывшихся «добрым инвесторам».

Тотальной скупки всех ключевых предприятий иностранцами, как это случилось в свое время в Индонезии, Чили, Аргентине и других странах, решившихся проводить «шоковую терапию», в России не произошло. Именно отсутствие прямой и непосредственной зависимости российской экономики от зарубежных «хозяев» позднее стало базисом, позволившим нашей стране постепенно восстановить суверенитет на международной арене.

***

Тем не менее приватизация стала для РФ катастрофой национального масштаба. Разрушение экономики стоило России не только многомиллиардных убытков, но и десятков миллионов разбитых жизней: люди, привыкшие к скромному, но достойному образу жизни, в одночасье оказались у разбитого корыта. То, что далее события пошли не по самому плохому сценарию, — влияние резкого роста стоимости нефти в начале 2000-х, позволившего на какое-то время восстановить социальную сферу (но и вырастившей новое поколение олигархата, на сей раз в чиновничье-менеджерском обличье).

Зато нашей заслугой могут стать правильные выводы. Опыт ХХ века показывает, что одни народы выносят из катастроф верный опыт, поднимая на штандарт «Никогда больше», а другие раз за разом пытаются повторить эксперименты, надеясь, что в этот раз грабли прилетят в кого-то другого.

Каким способом лучше умнеть и стоит ли нырнуть в опасные воды неолиберальной экономики еще раз — решать только нам. Очередная волна приватизации уже на подходе.

«Незнакомцам мы лопату не даем» Далее в рубрике «Незнакомцам мы лопату не даем»Как на Южном Урале развивают археологический туризм

Комментарии

03 июля 2016, 14:13
Только на самом деле мы ничего не решаем. У вас что, спрашивают разрешения, проводить приватизацию, или нет? Нас, народ, просто ставят перед фактами. Денег нет, держитесь, а мы пока госимуществом поторгуем, что бы вам, дармоедам, прибавить 200 рублей к пенсии
03 июля 2016, 17:10
Ну чего уж об этом говорить. Лохонулись многие из нас с ваучерами - не были обучены советские люди экономической науке. А вот то, что прослойка олигархов у нас в стране слишком жирная - это факт. Её бы как-то заставить делиться с остальными. Но она уже во власти и дело это заведомо дохлое... Так что придётся нам всем смириться с таким положением вещей.
03 июля 2016, 23:34
никто с вами делиться не будет, государству выгодны олигархи, значит они будут
04 июля 2016, 15:18
Что значит, лоханулись? Со своей бумажкой вы бы ничего в любом случае не смогли бы сделать. Выиграли те, кто скупал эти ваучеры вагонами и потом обменивал бумагу на реальные ништяки. Времена тогда были очень голодные и безденежные. И народ сразу воспринял ваучеры как очередное разводилово, никто никаких радужных надежд по этому поводу не испытывал.
04 июля 2016, 10:15
Странно говорить, что приватизация ничего не дала. У абсолютного большинства населения единственным крупным активом является квартира, которая зачастую была получена именно по приватизации.
04 июля 2016, 15:20
Ну да. Отобрали у народа страну, оставив вместо нее 30 квадратных метров в древних хрущевках. Отличный обмен, чего уж тут говорить
04 июля 2016, 17:53
Народ сам с радость отдал страну и в 91, когда стеной встал на защиту "демократии" от ГКЧП, и в 93, когда смотрел, как эту "демократию" расстреливают из танков, и в 96, когда "выбирал" президента.
06 июля 2016, 11:22
Обман в то время застилал глаза. К тому же все это делал не народ, а кучка истеричных радикалов.
08 июля 2016, 19:01
в москве были миллионные митинги - это не кучка радикалов. А народ как был падким на халяву так и таким же остался, ничего не меняется. "Омоем сапоги в Индийском океане" был тогда лозунг у одной партии. И за неё до сих пор голосуют.
06 июля 2016, 11:20
Эх, знали бы люди какой трагичной аферой все это обернется для наше страны ...(((
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»