Преподобный Савва Сторожевский: возвращение
Фрагмент иконы Саввы Сторожевского. Работа мастерской Павла Бусалаева. Фото: art-sobor.ru

Фрагмент иконы Саввы Сторожевского. Работа мастерской Павла Бусалаева. Фото: art-sobor.ru

Семьдесят лет мощи святого хранились в обычной советской семье

23 августа Православная церковь празднует второе обретение мощей преподобного Саввы Сторожевского — подвижника XIV века, основателя монастыря под Звенигородом. Останки святого в годы советской власти считались утерянными, но оказалось, что все это время они хранились в простой советской семье.

Пророчество

В сентябре 1812 года пасынок Наполеона Эжен де Богарне стоял в Саввино-Сторожевском монастыре. Обитель, основанную более 400 лет назад преподобным старцем Саввой и названную в его честь, планировалось разграбить и сжечь.

Богарне сам отдал приказ к разграблению, потому что русские злили его. Русские отказывались сдать Бородино, положив на поле битвы 35 тысяч французских солдат (своих они, к слову, положили еще больше). Русские прятались в лесах и постоянно тревожили арьергард армии. Выяснилось, что простой мужик с заточенной палкой стоит одного, а то и двух обученных кирасиров: палка втыкалась коню в подбрюшье, животное падало, второй удар приходился по седоку, а третьего не требовалось.

Богарне хотел поквитаться, и монастырь выглядел подходящей целью. «Сжечь его! — решил француз. — Разорить, сжечь, и вперед, на Москву!» Ночью, когда Богарне ложился спать, явился ему седобородый старец. «Оставь обитель», — попросил он. «Кто ты? И как ты сюда попал?» — изумился француз. «Оставь обитель, и взамен ты переживешь эту войну. Ты будешь жить еще долго, окруженный уважением, а твои дети породнятся с детьми русских царей. Вот что получишь ты, если не тронешь обитель».

Предание гласит: той же ночью Эжен де Богарне отдал приказ прекратить грабеж. Святыни, древние иконы — все осталось нетронутым. Через полтора года, в апреле 1814-го Наполеон подпишет в Париже отречение от престола, и это будет концом великой армии, чей предводитель планировал покорить мир. Эжен де Богарне даст слово не поддерживать более Наполеона, в ответ российский император Александр I предложит рассматривать Богарне как кандидата на французский престол. Но вместо этого родственник Наполеона осядет в своих баварских владениях и навсегда удалится от политических дел. Его младший сын Максимилиан в 1839 году женится на великой княжне Марии Николаевне, дочери Николая I.

«Русский старец сохранил мне жизнь в 1812 году под Москвой, — иногда, пустившись в воспоминания, рассказывал Богарне. — Был он бос и сед, и перепоясан грубой веревкой. Имя старца было Савва…»

Монах

XIV век на Руси можно без преувеличения назвать «золотым веком монашества». Из уст в уста передавалось имя Сергия Радонежского — чудотворца, подвижника, человека, благословившего князя Дмитрия Донского на бой против Орды.

Стекались в Троицкий монастырь к Сергию молодые люди, которые жаждали благочестия, и одним из них был Савва. Александр Пушкин, переводя житие святого с церковнославянского на современный ему русский язык, писал: «Преподобный отец наш Савва от юности своей Христа возлюбил, а мир возненавидел и, пришед к преподобному Сергию, принял ангельский образ и стал подвизаться, угождая Богу постом, бдением, молитвами, смиренномудрием и всеми добродетелями, желая небесные блага приять от Господа». 

Житие преподобного Саввы говорит: его авторитет был так высок, что сам Сергий назначил его духовником братии. Позже, по кончине Сергия Савва даже некоторое время управлял основанным им монастырем. Случилось это, когда преемник Сергия игумен Никон ушел в затвор — по старости лет сложил с себя полномочия и заперся в келье, готовясь оставить земную жизнь. Тогда, сообщает житие, «пришла к Савве братия и умоляла его принять от Никона игуменский жезл».

Приезжали в Троицкий монастырь за советом к старцам знатные люди и князья. Особенно часто наведывался к Савве князь Юрий Звенигородский, третий сын Дмитрия Донского. Замыслил он большое дело: идти походом на волжских булгар. «Благослови, отче», — попросил он Савву в один из дней. «Благословляю, — сказал Савва и, перекрестив князя, добавил. — С большой победой вернешься». Так и произошло. В том походе, совершенном в последнее десятилетие XIV века, князь взял более десяти городов и дошел, взявши ее тоже, до Казани.

По возвращении князь стал просить Савву: «Приезжай в мои владения, отче. Поставь обитель». Одна из версий переселения преподобного в Звенигород звучит так: заманил князь старца к себе в гости, да так уговаривал остаться — и силой, и лаской, и даже отказался пускать его обратно — что не мог противиться Савва. Но и тут, придя в Звенигород и пожив какое-то время, вскоре ушел старец из города на гору Сторожевскую (или Сторожи: по некоторым данным, гору называли так потому, что некогда на ней стоял сторожевой отряд, охранявший Москву). Здесь поставил он себе келью и церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы и стал жить. Вокруг этих строений и вырос вскоре монастырь, известный сегодня как Саввино-Сторожевский.

В нем, достигнув преклонных лет, Савва и закончил свои земные дни в 1407 году. В 1547 году, в правление царя Ивана Грозного его канонизировали на церковном соборе.

Чудотворные мощи преподобного Саввы Сторожевского

Чудотворные мощи преподобного Саввы Сторожевского. Фото: Юрий Кавер/РИА Новости

Обретение

Первое обретение мощей преподобного Саввы совершилось в 1652 году при царе Алексее Михайловиче. Предание гласит: мощи, пролежав в земле около 250 лет, были открыты и оказались нетленными. Тогда же их перенесли в гробницу у южных врат собора Рождества Пресвятой Богородицы.

Алексей Михайлович особенно почитал преподобного Савву, не раз пешком ходил из Москвы в Звенигород на богомолье. По легенде, когда-то святой спас царя от медведя во время охоты — явившись и прогнав зверя.

В 1919 году раку с мощами Саввы вскрыли и изъяли большевики, выполняя постановление Народного комиссариата юстиции. В том же году их перевезли на Лубянку, и в следующие годы советской власти они считались утерянными.

Второе обретение и перенесение мощей произошло в 1998 году. Эту историю и сегодня многие называют чудом. Вышло так, что в начале 1920-х годов мощи преподобного попали к сотруднику Государственного исторического музея Михаилу Успенскому. По воспоминаниям Успенского, однажды его вызвали на Лубянку и там дали серебряное блюдо, накрытое материей. «Блюдо имеет историческую ценность, и его нужно отдать музею, — сказал чекист. — На блюде — останки Саввы Сторожевского. С ними делайте, что хотите». Все следующие годы Успенский хранил мощи преподобного в своей квартире. В 1985 году его наследники передали святыню церкви: ее поместили в Свято-Данилов монастырь в Москве.

Согласно монастырскому преданию, незадолго до смерти преподобный Савва сказал: «Придет время, на земле люди забудут Бога и будут над Ним смеяться, к власти придет антихристова сила. Она выгонит меня из монастыря, но я совсем не уйду. Я переселюсь в другое место, где еще часть людей не забудет Бога, и я буду за них молиться перед концом света».

Так сбылось сказанное святым: в 1998 году мощи Саввы торжественно вернулись в основанный им монастырь.

Константин Аксаков: «Публика преходяща — народ вечен» Далее в рубрике Константин Аксаков: «Публика преходяща — народ вечен»Идеолог славянофильства о публике и народе, России и Западе, прошлом и настоящем

Комментарии

23 августа 2015, 21:24
Вот что значит советская семья!
24 августа 2015, 11:36
Какую-то часть мощей в звенигородском монастыре выставляют для поклонения. Вот почему-то старец являлся только топ-менеджерам тех времен.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»