Преподобный Максим Грек: монах-оппозиционер
Преподобный Максим Грек. Источник: vidania.ru

Преподобный Максим Грек. Источник: vidania.ru

Как один афонский грек встал против всех московских бояр

3 февраля Православная церковь чтит память преподобного Максима Грека, чью историю можно с полным правом назвать удивительной. Афонский монах Максим был послан на Русь править духовные книги, хотя не знал языка. Когда он овладел им в должной мере, то обрушился с критикой на князя и верхушку власти.

От турок к латинянам

До пострига его звали Михаилом Триволисом. Он родился в греческом городе Арта около 1475 года, спустя почти четверть века после захвата Константинополя турками. Это событие во многом определило его дальнейший путь: спасаясь от владычества магометан, Михаил оказался сначала на острове Корфу, принадлежавшем в то время Венецианской республике, а затем во Флоренции и Милане.

В Италии он получил прекрасное образование, изучил несколько языков. Там же, по его собственным словам, на время увлекся астрологией, в чем потом, уже будучи в Москве, открыто каялся. В Италии в годы его юности умами властвовал доминиканский монах Савонарола. Он открыто обличал людские пороки, тягу к роскоши и не боялся критиковать папу, за что в итоге был приговорен к повешению. Историки церкви Антон Карташев и Петр Знаменский отмечают исключительное влияние Савонаролы на жизнь будущего подвижника. Когда Михаил позже окажется в Москве, он поведет себя точно так же, как вел себя яростный доминиканец, не боясь обличать боярскую верхушку, а вместе с ней и царскую власть.

Афон

Истории неизвестно, почему Михаил в итоге оказался на Афоне. Есть сведения, что незадолго до этого он пытался принять постриг в католическом монастыре (подобно Савонароле), но уже через год подвизался в Ватопедском монастыре на Святой Горе и был пострижен с именем Максим.

«И без внешних данных все понятно: глубокую, даровитую душу грека не суждено было перековать на чужой лад даже всеми культурными чарами чужого "парадиза"», — объясняет этот поступок Антон Карташев. Душа грека затосковала и покорилась зову праотеческого Востока, отринув, как неверные, католическое и униатское учения.

Год прибытия Максима на Афон — примерно 1505-й. В это время в далекой Москве происходило следующее: в самом разгаре был богословский спор между «стяжателями» и «нестяжателями» (первые выступали за право монастырей владеть землей, вторые ратовали за отсутствие монастырской собственности), и только-только была побеждена ересь жидовствующих (проникшее в ряды русского духовенства учение с элементами иудаизма).

Москве нужны были ученые монахи, требовался для выяснения спорных вопросов перевод духовных книг. С этой целью в 1515 году отправили посольство на Афон от великого князя московского Василия III. Изначально планировали увезти в Москву знатока языков инока Савву, но тот отказался по причине старческой немощи, и тогда выбор пал на Максима, который к тому моменту хотя и не владел русским языком, но уже прославился своей ученостью. В помощь ему дали двух монахов-писцов, один из которых, болгарин, должен был учить Максима языку.

В Москву со Святой горы ехали два года. В 1516 году надолго остановились в Константинополе, оттуда перебрались в Крым и лишь к марту 1518-го оказались в столице русского государства. Князь и митрополит приняли ученых мужей с большой честью, отмечают историки.

Обличение

По прибытию в Москву Максим занялся в первую очередь переводами. Он перевел с греческого толковую Псалтирь — сводное толкование разных Отцов Церкви, толкование на Книгу Деяний, беседы Златоуста, некоторые из сочинений Симеона Метафраста, писателя X века, ряд ветхозаветных книг.

 «Такая исключительно ученая деятельность его продолжалась, впрочем, недолго, — пишет Петр Знаменский. — Сделавшись авторитетом современного общества, он невольно должен был прислушиваться ко всему, что около него делалось, и на все отзываться живым словом».

Первыми полемическими сочинениями Максима стали слова против ереси жидовствующих и латинян. Но уже вскоре он стал обличать и нравственный упадок, царивший в Москве: придворные смуты, неправый суд, притеснения сильными слабых, пьянство и разврат. «Будучи поражен противоречием между внешней набожностью и нравственной жизнью русского народа, он выставлял эту черту общественной религиозности с особенной резкостью», — пишет Знаменский.

Обличения задевали патриотическое чувство москвичей: они полагали, что иностранец не может учить их жизни. К тому же враги появились у Максима и в среде высшего московского духовенства, после того как он в споре «стяжателей» и «нестяжателей» занял сторону последних, а они явно проигрывали диспут. Наконец, дошло и до личного столкновения с великим князем: греческий книжник решительно осудил его развод с неплодной женой и намерение жениться второй раз.

Это стало последней каплей.

Кончина и прославление

После полемики с князем Максима арестовали. В 1525 году он предстал перед Собором, где его ложно обвинили в связях с турецким правительством, ереси и заведомо некачественном переводе книг и их порче. По итогам Собора Максима заточили в Иосифо-Волоцкий монастырь, здесь в заточении он провел шесть лет. Как писал он сам, «морозом и холодом, и дымами, и голодом уморен был».

В 1531 году его вторично вызвали на Собор и предъявили новые обвинения. Антон Карташев пишет, что обвинениями этими были ошибки в русском языке, которые Максим допускал при переводе книг. Их выдавали уже не просто за ошибки, но за ересь. Книжника перевели в Тверской Отроч монастырь, где он провел еще десять лет. Лишь в 1551 году (по другим данным, в 1547-м), после заступничества Московского митрополита Макария перед царем Иваном Грозным опального грека освободили от тюремных уз и перевели на покой в Троице-Сергиев монастырь. Известно, что до последнего он надеялся вернуться на Афон. Максим писал прошения царю с просьбой отпустить его, о том же просили за него восточные патриархи, но все просьбы остались без ответа.

Максим Грек скончался в Троице-Сергиевой лавре в 1556 году. Его похоронили у северо-западной стены Свято-Духовского храма. Поместный собор 1988 года прославил Максима в лике преподобных. В 1990-х в результате археологических работ были обретены его мощи. Сегодня они находятся в Трапезном храме Троице-Сергиевой лавры.

На здоровье экономики решили сэкономить Далее в рубрике На здоровье экономики решили сэкономитьПравительство решило не тратить деньги на то, что могло бы вывести страну из кризиса

Комментарии

03 февраля 2016, 08:02
Вот правильно говорят - в чужой монастырь со своим уставом не лезь. Не лез бы, жил бы себе на Афоне, и в ус не дул.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»