Правозащита «по понятиям»
Фото: Руслан Кривобок/РИА Новости

Фото: Руслан Кривобок/РИА Новости

За авторские права по-прежнему борются методами из «лихих 90-х»

Запутанные обстоятельства, окружающие избиение видного защитника авторских прав Андрея Кричевского, привлекли внимание общественности к этому бизнесу. Почти в центре Москвы на генерального директора Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) напали трое неизвестных, потребовавших, чтобы он покинул свой пост. Результат «диалога» — черепно-мозговая травма, сломанные ребра и нос. В Российском авторском обществе (РАО), где пострадавший занимает кресло замруководителя, сообщили, что в адрес и Кричевского, и главы организации Сергея Федотова ранее уже поступали угрозы.

В комментариях к первым новостям об избиении многократно встречаются восклицания вроде «Неужели девяностые возвращаются!» (есть даже заголовок «Кричевского "предупредили" в стиле девяностых»). Но все дело в том, что в сфере охраны авторских прав эти сакраментальные «девяностые» никогда и не кончались, свидетельством чему служит инцидент с гендиректором ВОИС.

Черный передел

Поводом для этой неожиданной для одной из сторон «встречи» предположительно могло послужить грядущее объединение трех обществ защиты авторских прав: РАО (глава — Сергей Федотов, заместитель — Андрей Кричевский), Российского союза правообладателей (РСП, президент — Никита Михалков, генеральный директор — Сергей Федотов, его первый зам — Андрей Кричевский) и ВОИС (глава — Андрей Кричевский). Соответствующий документ подписал 17 июля 2015 года министр культуры РФ Владимир Мединский. Как указывалось в официальном заявлении Минкульта по данному случаю, эта административная реформа «будет положительно влиять на возрождение национальной культуры». Новый гигант в сфере правовой защиты получил скромное название «Профсоюз деятелей культуры "Российское авторское общество"».

Перед нами классический случай передела сфер влияния на отдельно взятом рынке.

Насчет обещанного возрождения национальной культуры судить рано, но к уголовному делу все это уже привело. Андрей Кричевский, например, не сомневается, что нападение связано с его профессиональной деятельностью: «Сегодня (17 августа. — РП.) я иду в Минюст по поводу реорганизации объединения трех организаций по коллективному управлению, которое произошло 17 июля. Кто-то, видимо, очень не хочет, чтобы это объединение произошло».

Андрей Кричевский. Фото: melody.su

Андрей Кричевский. Фото: melody.su

Версия о том, что в деле замешан конфликт интересов между двумя или сразу тремя структурами — участниками слияния, явно «не клеится», хотя бы потому, что неутомимый Кричевский занимает очень высокие посты во всех трех. Остается разве что искать некую четвертую силу. Впрочем, это уже дело компетентных органов. Отметим лишь, что именно ВОИС (основное место работы Кричевского) инициировала это заседание в Минюсте, так как попросила юристов проверить законность решения об объединении. Получается, что если кто и был противником указанной реформы, то это как раз ВОИС, непосредственно возглавляемая Андреем Кричевским.

Сладкая жизнь правозащитников

Что вообще такое общества защиты авторских прав? Почему в этой скромной сфере кипят такие страсти? Ведь чужие права — не нефть, не газ, даже не лес. Из-под земли не выкачаешь, за рубеж по дешевке не отправишь...

Меж тем защита авторских прав тех, кто об этом не просит, — большой и уважаемый бизнес. По официальным данным Российского союза правообладателей, в 2013 году компания собрала 3,4 млрд рублей, из которых 2,2 млрд рублей направила реальным правообладателям. 35% осело в самой организации. Неплохая, однако, рентабельность!

Президент РСП Никита Михалков ни в каких рекомендациях давно не нуждается: его дела явно идут неплохо, несмотря на кризис и противостояние с Западом. Второй лидер отечественных «правозащитников» — генеральный директор РАО и РСП Сергей Федотов, миловидный блондин, уже в 22 года ставший гендиректором музыкального издательства при Российском авторском обществе, в 27 лет удостоившийся ордена «Слава России», в 35 получивший золотую медаль и диплом Всемирной организации интеллектуальной собственности «За выдающиеся достижения в сфере интеллектуальной собственности», а в 37 купивший огромный замок в Шотландии за миллион фунтов стерлингов.

Какие там госдеповские печеньки для правозащитников иного толка — вот где настоящее золотое дно!

А вот о пострадавшем Андрее Кричевском известно куда меньше: он старательно и до последних дней успешно избегал публичности. Глава ВОИС родился в Минске в 1981 году, работал в области корпоративного права, удостоен грамот ФСБ России за конструктивное сотрудничество (видимо, эта конструктивность и сделала юриста столь скрытным). И еще одна интересная награда — благодарность ГУВД по г. Москве за содействие в раскрытии и расследовании экономических преступлений, а также оказание противодействия рейдерским захватам и недружественным поглощениям.

Кто-то из неизвестных радетелей «справедливости» для защитников авторских прав вполне мог посчитать планируемое слияние «рейдерским захватом и недружественным поглощением»…

Царство юристов

Приведем самый вопиющий пример того, как работают общества защиты авторских прав в РФ.

В 2009 году российский суд вынес решение, которым обязал компанию, организовавшую выступление Deep Purple, выплатить компенсацию за нарушение авторских прав… группе Deep Purple, исполнившей на этом концерте песни Deep Purple. Смешно? Нам тоже, но формально решение законно: организаторы должны заключать лицензионные соглашения с компаниями, управляющими авторскими правами, а большинство крупных иностранных операторов этого рынка для работы в России делегировало свои полномочия РАО.

Не удивительно, что впоследствии курьезный прецедент многократно повторялся. Вот свежий пример 2015 года: «Прокуратура Татарстана провела проверку по обращению Татарстанского филиала РАО о нарушении авторских прав при проведении концертов. Организатор концертов групп Scorpions и "Любэ" в Казани не заключил на момент проверки лицензионный договор на использование отдельных музыкальных произведений на концертах. После предостережения прокуратуры о недопустимости нарушений законодательства об авторском праве организатор заключил лицензионный договор с Татарстанским филиалом РАО»…

Нет, РАО не гребет все выбитые деньги под себя: оно потом перечисляет их исполнителю (если он российский) или зарубежному лицензионному агентству. Но… не полностью, оставляя себе вкусные комиссионные. Подчеркнем: это не самоуправство, это законы РФ, написанные в соответствии с международными соглашениями. Есть у нас такая привычка: чем идиотичнее зарубежный опыт, тем с большим рвением мы его перенимаем. Вспоминается анекдот про то, как представители нескольких наций выбрасывали за борт корабля ту роскошь, которой у них больше всего. В бурные волны летели кубинские сигары, пятидесятилетние коньяки, может быть, даже пленные княжны, а вот американец выбросил своего адвоката…

Сборщики дани

Логика в самом существовании авторских обществ, безусловно, есть. Сами исполнители из Scorpions или, если угодно, «Любэ» при всем желании не в состоянии отследить, кто и где по всему миру исполняет их песни. Песни, как-никак, являются объектами права, в них вложены душа и ресурсы, а за идиотские кавер-версии чисто по-человечески хочется бить лицо. Поэтому звезды шоу-бизнеса доверяют управление своими авторскими правами (но не сами права!) специальным организациям, а вот дальше начинается идиотизм.

Вместо того чтобы всерьез искать злостных нарушителей авторских прав, эти агентства, имея штат профессиональных юристов и сеть добровольных доносчиков, занимаются узаконенным рэкетом в отношении, например, заведений общепита, где в зале имеется включенный телевизор. Владельцу предлагается платить отчисления, если он отказывается — агенты фиксируют на камеру факты трансляции, например, нескольких музыкальных клипов, подают в суд, и человек быстро понимает, что в розницу оплачивать штрафы куда дороже, чем согласиться на ежемесячную лицензионную «дань». «Правозащитные» организации выигрывают в России порядка 90% исков. Правда, лицо, как правило, не бьют.

Трансляция ТВ в ресторане

Трансляция ТВ в ресторане. Фото: Алексей Филиппов/ТАСС

Придумано в России

Есть у нас в сфере «правовых» поборов и отечественное ноу-хау: формула «одного процента». Суть ее в том, что ответственная организация собирает средства (в размере 1%, но при случае цифру можно и изменить) со всех изготовителей (читай — покупателей) «цифровой продукции», а потом перераспределяет их между авторами, исполнителями и изготовителями оригинальных фонограмм в соотношении 40 — 30 — 30. Каким именно авторам и исполнителям идут эти деньги, по преимуществу решает Российский союз правообладателей (формально «на основании данных о фактическом использовании и на основании статистических данных», но где найти эти данные, остается загадкой). Например, член общественного совета при Министерстве культуры Павел Пожигайло заявляет, что «отчисления оседают преимущественно внутри Садового кольца», идут на содержание генералов от культуры, а до остальных попросту не доходят.

Существует еще один замечательный проект. Сергей Федотов продвигает сейчас идею «лицензирования интернета», предлагая брать по 25 рублей (на декабрь 2014 года) в месяц с каждого абонента всемирной сети… ну, просто за то, что господин Федотов и его коллеги такие хорошие. За эти деньги, по словам Федотова, «вы получаете право свободно и на законных основаниях использовать в личных целях — в том числе получать, распространять, делиться, обмениваться — абсолютно любой контент, который не исключен из системы глобального лицензирования». Например, в iTunes все стоит очень дорого и нельзя делиться, подчеркивает Сергей Федотов, а это не наш метод. Ведь в случае введения «глобального лицензирования» пропадает само понятие пиратства: конечный пользователь уже за все заплатил.

Внимательным читателям это «лицензирование», конечно, напомнило базовую идею ОСАГО: те, кто не нарушает, оплачивают грехи нарушающих. Можно предложить логическое развитие идеи: всем гражданам понемногу отсиживать в колониях (скажем, 30 суток в году), дабы компенсировать «неотсидку» тех, кого не могут поймать компетентные органы. Хотя иногда и ловить-то не надо: достаточно зайти в кабинет гражданина в его приемные часы…

Методы работы «лучших друзей правообладателей», как видим, находятся далеко за границей здравого смысла, да и на грани законности балансируют весьма неуверенно. После случая с господином Кричевским стало понятно, что кому-то уже не хватает его куска от данного пирога. Передел продолжается.

* * *

Автор статьи убедительно просит РАО и подобные организации не считать этот материал объектом авторского права. А то дороговато обходится ваша отеческая опека…

Кому платить за ЖКХ? Далее в рубрике Кому платить за ЖКХ?Государственное лицензирование управляющих компаний сбило с толку собственников жилья Читайте в рубрике «Закон» Десять лет без права на коннектСиловики предложили ввести в УК наистрожайшие меры против хакеров Десять лет без права на коннект

Комментарии

18 августа 2015, 21:07
Ни чего удивительного, учитывая тот факт, что основной контингент, стоящий ныне у руля страны - это выходцы из "лихих 90-х"... К тому же никто не отменял древнего правила "сила есть - ума не надо"...
20 августа 2015, 13:58
Если что - ВОИС, на минуточку, переводится не как /Всероссийская/, а как Всемирная Организация Интеллектуальной Собственности, её представительство расположено в Женеве, а гендиректором является некий австралиец Фрэнсис Гарри...!
Дальше сами думайте.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»