Поющие в тишине
Студенты в группе для слабослышащих. Фото: Михаил Фомичев/РИА Новости

Студенты в группе для слабослышащих. Фото: Михаил Фомичев/РИА Новости

Томский сурдопереводчик Анна Попелло — о жестовом пении и проблемах глухих в современной России

В Томске завершился фестиваль «Мир без границ» имени Юрия Ивкина, талантливого исполнителя жестовых песен. На концерт его памяти приехало более 200 гостей со всего сибирского региона: Томска, Колпашево, Анжеро-Судженска, Новосибирска, Омска и Улан-Удэ. О том, как поют глухие люди, проблемах восприятия письменного текста и бытовых сложностях, корреспонденту РП рассказала Анна Попелло, сурдопереводчик и мастер производственного обучения томского техникума социальных технологий.

— Сколько человек выступало от Томска?

— На фестивале было представлено пять номеров жестового пения — три человека выступали сольно, еще два — дуэтом. Моей задачей было преобразование текста песни в жестовый вид. Главное, чтобы номер получился красивым, с яркими художественными жестами. Помимо этого, мы придумывали костюмы и сюжет для исполнения на сцене. Когда человек просто стоит и поет — это скучно для зрителя. На всех этих этапах мы работали вместе. За постановку номера отвечал профессиональный режиссер, а костюмы были пошиты специально к выступлению. Мы много репетировали. Ежедневно ребята учились четко и понятно артикулировать. Так как ребята глухие, артикуляция им дается крайне сложно, ведь они не разговаривают.

— И эти старания оправдались?

Да. В номинации «Жестовое пение» соло исполнители Ксения Бойцова, Дмитрий Волков и Евгения Клеруа заняли с первого по третье место соответственно. Дуэт наших ребят Екатерины Чиковой и Стаса Колесникова — второе место.

— Жестовый язык универсален? То есть их могут понимать одинаково глухие по всему миру?

— Не совсем. Участники фестиваля из Томска хорошо понимали друг друга, а гости из других городов, несмотря на то, что воспринимали песню в максимальном объеме, замечали, что некоторые жесты отличались. Язык живой. Две сложенных ладошки обозначают двух орлов, а могут быть и погонами на плечах. Вкупе с артикуляцией все становится понятно.

— А как вы этому научились?

— Я сама от рождения плохо слышу. Сначала училась в обычной школе, но так вышло, что мне пришлось заниматься год в специализированном учебном заведении, где я и узнала жестовый язык. Потом училась в обычных учебных заведениях, при этом редко, но общалась с глухими. А потом меня пригласили работать в техникум сурдопереводчиком, и так, в постоянном общении с глухими, жестовый язык стал моим вторым.

— Как глухие люди вообще воспринимают музыку?

— Ритмом. Когда звук достаточно громкий, он передается за счет вибрации по полу. Так они могут понять, быстрая или медленная музыка. К сожалению, восприятие идет только на этом уровне. Если хоть немного слышат, то разбирают, о чем песня. Но это не всем дается.

— Для глухих людей Томск как-то приспособлен?

— Знаете, для таких людей самое главное — это переводчик.

Юрий Ивкин, в честь которого назван фестиваль, ходил по врачам один. Они его отправляли по разным больницам и отделениям. Не назначали полного обследования, не делали МРТ. Полагали, что это доброкачественная опухоль, давали только обезболивающие препараты. А ему все хуже и хуже становилось. Однажды он зашел ко мне в кабинет весь серый от боли, я его схватила и понеслась к директору. Она обзвонила знакомых, добились направления на бесплатное МРТ. После этого стали с ним вместе везде ходить, но было уже поздно. Парень за месяц сгорел. У меня до сих пор чувство вины.

Поэтому и нужны переводчики, да и по большому счету больше ничего и не надо. Когда говорят, что стало больше письменной информации якобы для глухих людей, я с этим не соглашусь. У таких инвалидов большие проблемы с пониманием написанного текста, так как довольно бедный словарный запас. Когда они что-то читают, то в полной мере понять текст не могут.

Участники фестиваля «Мир без границ» в Томске

Участники фестиваля «Мир без границ» в Томске. Фото: Томский техникум социальных технологий

Проблема здесь в том, что в школах катастрофически не хватает сурдопереводчиков. Учителя в школах почему-то не интересуются этой проблемой, и пытаются детей-инвалидов учить, разговаривая с ними только голосом. А это невозможно.

Глухие не могут учиться на основании написания лекций и записей на доске, так как не понимают, о чем вообще идет речь. В итоге к нам приходят ребята, которые не знают элементарных слов. Жест «стул» они понимают, а если написать слово на бумаге и показать им, то они могут не понять, что это такое. Как бы это странно не звучало, но надо работать над преподаванием родного русского языка в школах.

— И что должно измениться?

— Необходима поддержка сурдопереводчика при обучении. Вообще, с такими детьми надо заниматься с детского сада сразу на двух языках: голосовом русском и жестовом. Кроме того, необходимы переводчики. В идеале все преподаватели должны владеть этим языком. Тогда между учителем и учеником будет полноценный диалог, будут донесены знания, станет понятно, какие сложности есть у ребят и как с ними бороться. Сейчас диалога нет вообще. На уроках ребятам скучно, они не понимают, чему их учат. А потом у людей возникает мнение, что глухие — необразованные люди. А на самом деле, с ними просто никто не разговаривает.

— У вас есть некая диспетчерская служба сурдоперевода, она не решает эти сложности?

Она решает только ряд проблем глухих людей. Работа ее началась в сентябре 2015 года по инициативе директора техникума. Даже в больницу люди пойти без нашего участия не могут. Проблемы начинаются с самого начала. Например, сейчас запись во многих больницах Томска идет только по телефону. И тут же вопрос: как записаться по телефону глухому человеку? Никак. Они идут к нам и просят им в этом помочь. Сейчас у нас есть Skype, viber, просто телефон, куда они могут написать сообщение, и мы его расшифруем.

Мы и с юристами общаемся, судьями, даже рожаем с глухими, а потом ходим на родительские собрания. Стоит отметить, что у неслышащих людей в основном рождаются дети с нормальным слухом. Вот и выходит, что ребенок здоровый, а глухим родителям надо идти на собрание, где они ничего не слышат и не понимают. Штат у нас небольшой: главный диспетчер и три сурдопереводчика.

— Это делается на добровольных началах или услуги оплачиваются?

Для глухих это бесплатно. Единственная проблема — это работа переводчика. Нам выделили на оплату их работы определенную сумму денег, причем люди, которые за это отвечают, не понимают масштабов бедствия. Они дают какие-то деньги и думают, что этого хватит, а у нас каждый день по пять заявок поступает. С начала года пришло 344 заявки, мы оплатим работу переводчиков, и деньги у нас закончатся. При этом сейчас только апрель, и что делать до конца года, я не знаю.

— Вы не пробовали получать гранты?

— Мы попытались, но, к сожалению, не прошли. Вообще, открытие Центра поддержал Департамент образования и Департамент социальной защиты Томска, которые понимают необходимость создания. До этого на весь Томск было всего два сурдопереводчика. Запись на прием была на два месяца вперед. Сейчас уже многие на работу смогли устроиться, ведь до этого никто с глухими вообще не хотел разговаривать. Переводчик может как-то объяснить работодателю, что человек способен трудиться. А людям надо работать, на что-то жить, пенсия не такая уж и большая.

— В вашем техникуме вы готовите сурдопереводчиков, так почему их не хватает?

— Как бы обидно это не звучало, но стать им может не каждый. Тут должен быть некий симбиоз социального работника и переводчика. В этом году из всех наших выпускников работать сурдопереводчиком сможет от силы человека четыре. Человек должен быть терпеливый, понимающий, грамотный и готовый каждый день отстаивать интересы глухого перед миром. Любая система заточена под обычного человека, и тут важно ни на кого не сорваться, не накричать и помнить о своей цели. Работать должны все структуры. А сколько у нас судов, больниц, поликлиник, отделений полиции, где нужны такие специалисты? Опять же, мы выпускаем, а идти им некуда, так как рабочих мест для сурдопереводчиков нет даже в фонде социального страхования. Люди должны понимать, куда они пойдут в дальнейшем, где будут проходить практику, где работать. А никто не готов оплачивать их работу. При этом все понимают, что специалисты нужны. 

Вход Господень в Иерусалим Далее в рубрике Вход Господень в ИерусалимИстория, традиции и значение праздника

Комментарии

24 апреля 2016, 10:40
У нас так относятся к людям. не способным донести до вас свою точку зрения.Если не может доступно объяснить. значит и слушать его не обязательно. а уж пытаться понять никто вас не заставит.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»