«Пойду работать, сниму квартиру»
Кухня в социальной гостинице называется «комнатой социально-бытовой ориентации». Фото: Дмитрий Рыжаков / «Русская планета»

Кухня в социальной гостинице называется «комнатой социально-бытовой ориентации». Фото: Дмитрий Рыжаков / «Русская планета»

Чему учат в социальном центре для выпускников детдомов в Иванове

Социальные гостиницы стали появляться в Ивановской области в 2011 году. Они открывались на базе детдомов и были созданы, в том числе для того, чтобы подростки, выйдя из «системы» в 18 лет, смогли научиться жить самостоятельно: делать покупки, экономить деньги, готовить пищу. Корреспондент «Русской планеты» побывала в одном из таких центров и посмотрела, как живут в этой бесплатной гостинице.

Детский дом «Звездный» знаменит, пожалуй, на всю Россию. Несколько раз в гости к его воспитанникам приезжал премьер-министр Дмитрий Медведев с супругой, дарил подарки, общался с детьми.

— Нет, что вы, у нас самый обычный детский дом, каких в области много, — не соглашается со мной директор учреждения Татьяна Марычева, когда я в беседе за чашкой чая называю детдом лучшим в регионе.

С Татьяной Адольфовной и начальником управления по опеке и попечительству Департамента соцзащиты Маргаритой Жуковой мы беседуем в просторном и уютном кабинете директора. На окнах цветут орхидеи, сквозь красивые шторы светит солнце.

— Социальные центры и консультационные пункты, куда выпускник детдома может обратиться за помощью специалистов, открыты на базе детских домов области, и одна социальная гостиница работает в учреждении профобразования, — разъясняет Маргарита Адольфовна. — В 2011 году в них проживали 17 человек, на сегодняшний день там 35 мест, а к концу года мы хотим увеличить количество мест до 56.

— Сколько человек ежегодно выпускается из детских домов? Наверняка их гораздо больше, чем могут принять центры.

— Каждый год выпускаются около 100 человек. И, поверьте, никто не остается на улице. Подавляющее большинство детей поступают куда-либо учиться, и им предоставляется место в общежитии. Как правило, это профучилища. Но сейчас все больше выпускников хотят получать высшее образование и стремятся к этому. В вузы, как правило, поступают после окончания колледжей. Некоторых парней сразу же забирают в армию. А тем, кому негде жить, мы и предлагаем поселиться в соццентрах.

— Для того чтобы они научились самостоятельности?

— В том числе и для этого. В социальных гостиницах они сами распоряжаются деньгами, ходят в магазин, готовят еду, то есть живут обычной жизнью обычных домашних детей, которые съехали от родителей. Но пока дети находятся в детдоме, у них тоже есть специальные занятия, где их учат готовить, шить, убирать и даже платить за квартиру. Преподаватель берет свою квитанцию за коммунальные услуги, показывает ее детям, рассказывает, какие графы надо заполнить, куда вписать показания счетчиков, потом они вместе идут оплачивать квитанцию в кассу. Так что очень многие вещи наши дети хорошо себе представляют и уж точно знают, что булки на дереве не растут.

— Но, тем не менее, проблема их социальной адаптации стоит достаточно остро?

— Я бы не сказала. Острее стоит проблема «переориентации» ребенка, попавшего в детдом достаточно взрослым, на правильную, человеческую жизнь. Если ребенок 15 лет видел только асоциальную жизнь, он просто не знает, как жить нормально. Это надо показать.

Мы поднимаемся на третий этаж детдома, где и располагается центр. На лестнице срабатывают датчики движения, включается свет. За распахнутыми дверями нас ждет руководитель центра Светлана Милина в окружении живущих здесь девочек. Ради прихода журналиста они оторвались от телевизора — большой плазмы в одной из комнат отдыха. На стенах длинного коридора, устланного коврами, — картины одной из выпускниц детдома, а сейчас студентки художественного училища.

— Сейчас в центре живут девять детей: шесть девочек и три мальчика. Днем в будни, сами понимаете, не все они бывают здесь, — рассказывает Светлана Викторовна, показывая мне спальню девочек.

Уборка — на совести постояльцев. Фото: Дмитрий Рыжаков / «Русская планета»

В ней три кровати, у каждой из которых стоит тумбочка. Шкаф, где на полках по одной мягкой игрушке. Один цветок на большом подоконнике. Мягкие ковры. Все очень чисто, красиво, дорого. Ловишь себя на мысли, что не каждый домашний ребенок живет в таких условиях. Из личных вещей — книга на одной из тумбочек и, видимо, впопыхах забытые свернутые джинсы на спинке кровати. Комната выглядит очень аккуратно, но она не живая. Как гостиничный номер.

— А где же личные вещи девочек? Кремы, заколки, расчески, шпильки?

— У нас сейчас живут только две девочки. Кто-то уехал в детские лагеря работать, кто-то гостит у родственников. Личные вещи они забрали с собой. Уборка, уют, порядок — все зависит только от них самих, они здесь хозяева. Никакого обслуживающего персонала нет. Сами дети и пылесосят, и полы моют, сами ходят в магазин.

Кухня в социальной гостинице называется «комнатой социально-бытовой ориентации». Вдоль длинной стены — шкафы и встраиваемая бытовая техника: стиральная и посудомоечная машины, электрическая варочная панель, на полке стоит микроволновка. На краю раковины лежит тряпка, которой вытирают стол. И даже на большом холодильнике совершенно по-домашнему красуются несколько магнитиков из Турции. О том, что кухня необычная, напоминают, пожалуй, только два круглых стола со стульями. Обычно такую мебель можно увидеть в кафе или хороших столовых.

Я открыла холодильник. Он оказался полупустым, а на средней полке стояли стакан с недопитым кофе и немытая тарелка. Светлана Викторовна посмеялась моей странной находке и поинтересовалась у девушки Алены, которая сопровождала нашу экскурсию, почему она не помыла посуду. Алена пожала плечами.

— А продуктов почти нет, потому что жителей сейчас мало, — объяснила Светлана Милина.

В спальне мальчиков обстановка более домашняя, чем в комнате девочек: на тумбочках стоят фотографии, небольшие иконы, на комоде лежит голубой берет. Все парни, живущие в этой комнате, отслужили в армии. К спальне, как и к комнате девочек, примыкает небольшая, но со вкусом обставленная гостиная. Работает плазменный телевизор, на окнах — дорогие портьеры. На полу лежит огромная мягкая игрушка — полосатый тигр. Такой же тигр живет и в гостиной девочек. Игрушек в социальном центре очень много: и большие мишки, и маленькие, сувенирные кролики и собачки. Все они красиво расставлены по полкам и шкафам. В углах стоят декоративные композиции из веток.

Социальная гостиница напоминает обыкновенную гостиницу — с той лишь разницей, что здесь есть не только комнаты и кухня, но и специальный кабинет для тренингов и кабинет специалистов, рабочие графики которых устроены так, что кто-то из них находится на рабочем месте каждый день с 9 утра до 9 вечера. А ночью с молодежью, живущей в центре, остается ночной воспитатель.

Пока мы смотрели комнаты, с работы начали возвращаться молодые люди. Сергей Багиров работает строителем-отделочником.

— Я выпускник этого же детского дома. Пока нет жилья, живу здесь, — рассказывает он. — Стою в очереди на получение временного жилья. Не знаю, сколько еще осталось ждать, в очереди пока 90-й. Работаю по специальности на стройке. Очень нравится. Не думал пока, как жизнь сложится. Ну, наверное, семья, своя квартира. Чего еще желать?

— Была у нас одна воспитанница, Вика, так ей сразу после выпуска из детдома дали временное жилье, она совсем в очереди не стояла. Так тоже бывает, — вклинивается в разговор Светлана Викторовна.

Все жители социальной гостиницы стоят в очереди на жилье. Но о том, что когда-нибудь они его получат, думают немногие. Зато практически все задумываются о съеме квартиры в Иваново.

19-летнюю Алену Заведееву я сначала приняла за школьницу: ко мне за стол в комнате, где проходят тренинги, подсела скромная девочка невысокого роста. Очень смущалась и сначала даже не хотела разговаривать.

— Я тут недавно, с 24 июля. Там трудная ситуация была, созвонились — и меня сюда приняли, — рассказывает девочка.

— Алена, начни с того, что ты закончила Кинешемский детский дом, — стала помогать Светлана Милина. Здесь так и говорят: «Закончил детский дом».

— Да. После девяти классов поступила в училище на улице Московской (профессиональное училище-интернат. — РП), в июне этого года окончила его по специальности «портной».

— Попробовала на летний период снять квартиру, чтобы пожить в ней до сентября. Не получилось — была конфликтная ситуация с хозяйкой, и Алена обратилась к специалистам департамента соцзащиты населения.

— Какое второе образование будешь получать?

— Либо секретарь, либо продавец, — с готовностью отвечает Алена. — На высшее не пойду, боюсь, не справлюсь. А потом работать буду.

Фото: Дмитрий Рыжаков / «Русская планета»

— Да на швейке-то лучше, чем продавцом! — включается в разговор Сергей. — Семь тысяч в неделю люди получают, плохо, что ли?

— Знаю я. Работала. Получала гораздо меньше — три. Пока буду учиться, поживу здесь. Но уже стою в очереди на жилье, восемьсот какая-то. Ждать еще долго, да и дадут его в Кинешме, я там жить не хочу…

Ян Сапогов недавно вернулся из армии. Он держится очень уверенно, с удовольствием рассказывает о себе и улыбается во весь рот.

— Я уже отучился, отслужил в ВДВ. В очереди на получение жилья 150-й. Уже собрал документы на службу по контракту, отправил их в Москву.

— Как вы покупаете продукты?

— Идем все вместе в магазин. Выбираем тоже все вместе, кому что нравится.

— Они, когда стипендию получают, покупают сразу оптом на долгое время и крупы, и сахар, и другие продукты. А в магазины ходят за сладким, за хлебом, за вкусненьким, — подхватывает Татьяна Марычева.

— Чистоту наводите по очереди?

— Да, — отвечает Ян. — Есть график, которого мы придерживаемся. За нами никто не проверяет — мы взрослые люди, нам же самим это нужно.

Лиля Миргарифанова в центре живет уже два года. Учится на повара-кондитера. А пока тренируется в приготовлении блюд для жителей социальной гостиницы. Лиля тоже хочет получить второе образование — стать парикмахером.

— В центре я и научилась готовить, — рассказывает Лиля. — Например, сложные супы варить. Но любимое блюдо у меня не самое сложное: это жареная картошка с курицей. Мечтаю стать шеф-поваром и хорошо зарабатывать. Квартиру буду снимать.

По информации Департамента соцзащиты, предоставленной РП, в жилье на данный момент нуждается 1791 выпускник детдома. И это при том, что на очередь ставят только тех, кто старше 14 лет. Очередь движется, но неравномерно, поэтому прогнозировать, через какое время выпускники получат жилье и смогут начать в полной мере самостоятельную жизнь, практически невозможно.

Не нужен нам берег турецкий? Далее в рубрике Не нужен нам берег турецкий?Останутся ли россияне отдыхать на отечественных курортах, когда закончится финансовый кризис

Комментарии

30 августа 2015, 18:18
Очень конечно странная ситуация - коммерческого жилья в любом городе просто навалом, новостройки годами стоят и пустуют, а застройщики все новые и новые многоэтажки сдают. А у действительно нуждающихся в жилье своего дома как не было, так и нет. Зачем тогда все эти разговоры о увеличении вводимых в эксплуатацию квадратных метрах? Для кого их строят? Для галочки и хорошего отчета?
30 августа 2015, 22:40
дык за эти квадратные метры должен кто-то денег заплатить, а у региональных властей не всегда на это выделен бюджет в полном объеме. но помогают, жильем в итоге обеспечивают, молодцы.
PS количество детских домов в России огромно, это печально
31 августа 2015, 13:02
А еще больше в России семей, где детям живется даже хуже, чем в детских домах. Службы опеки справляются со своими обязанностями только на бумаге. А как случаются трагедии, подобно недавней нижегородской, где 6 детей убили, только руками разводят.
31 августа 2015, 21:30
Больше всего радует, что у молодежи есть цель в жизни. Уверен, что у них всё получится, главное - не сдаваться!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»