«Полная профанация и крах музейного дела!»
Елена Баснер во время заседания в Дзержинском районном суде, 11 февраля 2015 года. Фото: Денис Вышинский / ТАСС

Елена Баснер во время заседания в Дзержинском районном суде, 11 февраля 2015 года. Фото: Денис Вышинский / ТАСС

В Петербурге начался процесс по делу искусствоведа Елены Баснер; ее обвиняют в мошенничестве за участие в продаже поддельной картины

В среду, 11 февраля, в Дзержинском районном суде Петербурга начались слушания дела Елены Баснер — известного искусствоведа, специалиста по русскому авангарду XX века, дочери композитора Вениамина Баснера. Ее обвиняют в крупном мошенничестве. По данным следствия, в 2009 году искусствовед участвовала в продаже питерскому коллекционеру подделки картины «В ресторане» (1913 г., художник Борис Григорьев).

Заседание вызвало интерес не только прессы, но и старой ленинградской интеллигенции. Например, пришел на суд Константин Азадовский, литературовед, отсидевший в магаданских лагерях по сфабрикованному КГБ делу и реабилитированный 1989 году. Перед заседанием, в коридоре суда Азадовский сказал корреспонденту РП, что не верит в виновность Баснер: «Дело уродливое, оно рассыплется. Очень надеюсь, что решение будет оправдательным. Никаких доказательств вины нет. Кто-то что-то где-то сказал и на этом строится доказательная база. Я Лену давно знаю. Она абсолютно не способна на какое-либо криминальное действо…».

Лариса Малькова, адвокат Баснер тем временем вступила в схватку с телевизионщиками: «Мы отказываемся комментировать. В том числе из-за недоверия к прессе. Я с большим удивлением прочитала в газете якобы мое интервью, которое я не давала. Вот вы снимаете, а я вам разрешения и согласия не давала. Это вторжение в мою жизнь!»

Более того, в начале заседания адвокаты Баснер ходатайствовали об удалении представителей СМИ из зала: «Невозможно работать, когда в зале одна пресса». В итоге судья Анжелика Морозова запретила видеосъемку вплоть до оглашения приговора, но разрешила журналистам присутствовать в зале и вести аудиозапись.

После того как разобрались с прессой, прокурор Артем Лытаев зачитал обвинительное заключение: «Баснер обвиняется в хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере».

В кратком изложении версия следствия и прокуратуры такова. Баснер вступила в сговор с неким Михаилом Аронсоном, владельцем копии картины, и другими неустановленными лицами. Они разработали преступный план: Аронсон передает Баснер картину, она находит покупателя, сообщает ему вымышленную историю полотна (провенанс) и продает как оригинал, представляющий музейную ценность. Баснер достоверно знала, что картина является копией, а оригинал хранится в запасниках Русского музея. До 2003 года она работала в Русском музее, в свое время входила в комиссию музея, которая принимала картину «В ресторане». Баснер «действовала умышленно, из корыстных побуждений».

В 2009 году искусствовед через посредника Леонида Шумакова продала картину петербургскому коллекционеру Андрею Васильеву за $250 тысяч (8 млн рублей по тогдашнему курсу). Деньги пособники поделили. В 2010 году коллекционер отдал картину на выставку, узнал, что картина фальшивая, и обратился к продавцам: верните деньги. Они отказались, Васильев пошел в полицию. Против Баснер возбудили дело и задержали зимой 2014 года. Гражданина Эстонии Аронсона объявили в розыск, его дело выделили в отдельное производство.

Пока прокурор зачитывал обвинение, Елена Баснер смотрела на него не отрывая взгляда, временами укоризненно покачивая головой.

«Выразите, пожалуйста, свое отношение к обвинению, признается ли вами вина?» — попросила ее судья Анжелика Морозова.

«Нет, я не признаю», — тихо, но твердо ответила подсудимая.

Защита Баснер заявила, что обвинение не основано на доказательствах, а строится на предположениях и догадках.

«Позиции следствия не подтверждаются ничем, — сказала адвокат Марина Янина, — Утверждения следствия о сговоре, плане, распределении ролей — голословно».

«В ресторане» Бориса Григорьева

По версии защиты, некто, назвавшийся Аронсоном, принес Елене Баснер произведение Бориса Григорьева для оценки. Она высказала личное мнение: «замечательный Григорьев парижского периода». Никаких сомнений в подлинности у нее не возникло. О происхождении картины Аронсон сообщил самые общие сведения: из старой, разделенной коллекции, досталась ему как часть наследства».

Баснер решила, что показанная ей картина — из коллекции профессора Тимофеева, в собрании которого были лучшие произведения художника Григорьева. Проверяя догадку, она обратилась к директору издательства Леониду Шумакову, попросив у него недавно изданный (2009 г.) альбом произведений художника Григорьева… Шумаков, узнав, зачем нужен альбом, «проявил интерес перекупщика» и передал информацию о картине коллекционеру Васильеву. Он и купил полотно «В ресторане».

«У господина Васильева не возникло никаких сомнений в подлинности картины. И он, и Елена Баснер ошиблись одинаково. В экспертизах картина названа профессиональной и даже высокопрофессиональной подделкой. На каком основании Васильев стал потерпевшим, а Баснер обвиняемой?» — заявила адвокат Янина.

По ее словам, Баснер была в составе комиссии, которая в 1983 году принимала дар русскому музею —  антикварную коллекцию профессора Окунева (он имел одну из лучших в СССР коллекций, в которую входили Врубель, Кустодиев и завещал ее Русскому музею. — РП). Коллекция состояла из 360 единиц только живописных произведений. Среди них была и картина Григорьева «В ресторане». Но Баснер просто забыла об этом.

«Это произведение все-таки не «Мона Лиза», которую невозможно забыть…» — заявила адвокат.

После этого был допрошен потерпевший, коллекционер Андрей Васильев. Он рассказал, что знаком с Баснер с середины 90-х годов. Познакомился с ней в доме Константина Азадовского. Однако потом у него появилось недоверие к ней. И он стал просить посредников, чтобы ему не предлагали «вещи» от искусствоведов и экспертов.

«У меня есть определенное предубеждение... — заявил Васильев, — Или ты занимаешься экспертизой, искусствоведением, или ты торгуешь. Если человек продает что-то и одновременно является экспертом высокого уровня, соблазны и подводные камни ясны всем. Это опасная в смысле криминала сфера».

По словам Васильева, когда он узнал, что купил фальшивку (экспертиза с химанализом была сделана в московском центре Грабаря), встретился с Баснер. И она сказала ему, что его картина — настоящая, а в запасниках Русского музея находится копия. Позже с ним связалась сотрудница музея. Она заявила, что картина Васильева нравится музейщикам больше, чем хранящаяся в запасниках. Более того, Васильев заявил, что другой сотрудник Русского музея предлагал ему «нелегальную незаконную экспертизу», доказывающую подлинность его картины «В ресторане». Такая экспертиза не имела бы юридической силы, но давала бы шанс продать полотно как настоящее. Васильев отказался: «Я сказал, имейте в виду, будет большой скандал!»

«Мое заявление в полицию не против Елены Вениаминовны было направлено. По большому счету, это преступление против Российской Федерации, полная профанация и крах музейного дела!»  —  заключил коллекционер.

До истории с Баснер Васильев два раза покупал картины через арт-дилера Леонида Шумакова. Третий раз оказался роковым. При этом сам Шумаков проходит по делу Баснер свидетелем.

«Прошло столько лет, никто из этих людей не извинился», — пожаловался Васильев.

В рамках уголовного дела подан иск о возмещении ущерба. Васильев намерен заявить ходатайство о принятии обеспечительных мер, связанных с арестом имущества Баснер.

Следующее заседание состоится 25 февраля.

Смертоносный пепел Далее в рубрике Смертоносный пепелЛесные пожары грозят новой «чернобыльской опасностью»

Комментарии

11 февраля 2015, 21:41
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
12 февраля 2015, 09:31
Искусствоведы тоже хотят хорошо жить и вкусно кушать. За что ее судить? Васильев сам должен был предпринять все усилия, что бы распознать подделку.
12 февраля 2015, 11:40
В народе ходит такая поговорка, что без лоха жизнь плоха. Нечего выкруживать на грош пятаков чтобы впросак не попасть.
12 февраля 2015, 11:43
Елена баснер люто похожа на актера Евгения леонова в молодости, только голова курчавая, с такой харизмой надо в сериалах сниматься, а не картины подделывать
12 февраля 2015, 13:32
Дааа,проводить экспертизу и учавствовать в продажах,как то не совсем корректно....
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»