От Христовой Заутрени до Красной горки
Красноярск «Пасха». Художник Николай Пимоненко

Красноярск «Пасха». Художник Николай Пимоненко

Как праздновали Пасху в Сибири в XIX веке в купеческих домах, деревнях и острогах

РП узнала, как отмечали Пасху в Красноярске и Енисейской губернии в XIX веке, когда традиции этого праздника еще не были разрушены большевиками.

Задушевно-радостный праздник

Пасху в Сибири считали главным праздником года и готовились к ней «богатый — как хочет, а бедный — как сможет».

Мужчины, работавшие на промыслах или на приисках, обязательно возвращались домой, чтобы встретить Пасху в кругу семьи. Охотники-промысловики выходили из тайги.

Празднования продолжались всю неделю, от воскресенья до воскресенья, и даже лавки в эти дни были закрыты: их владельцы работать не собирались, поскольку это считалось страшным грехом. А саму пасхальную неделю в Сибири называли Светлой, Святой, Радостной или Красной.

— В середине XIX века енисейский врач и этнограф Михаил Кривошапкин писал: «Приходит давно жданная Пасха. Нет праздника, который бы встречал крестьянин с более торжественно ясной, радостной физиономией. Знаем мы, что есть Рождество с шумными веселыми святками, но не та ему встреча, не тот полный искренний задушевно-радостный привет», — цитирует корреспонденту РП историк Иван Савельев.

Начинались праздники в предпасхальную субботу со всенощной службы и продолжались торжественным крестным ходом в воскресенье, после которого все снова отправлялись в церковь на утреннюю службу, которую в Сибири называли «Христова Заутреня».

— Во время этой службы было принято христосоваться — поздравлять друг друга с Пасхой, обмениваясь поцелуями и крашеными яйцами, — рассказывает корреспонденту РП историк Ирина Сиротинина. — Особенно ценились яйца, полученные в дар от священника: миряне верили, что они никогда не портятся, охраняют дом от напастей и исцеляют от болезней. Тех, кто проспал Заутреню, наказывали — окатывали водой из ведра.

Куличи да крашеные яйца

Утреня переходила в Литургию, после которой большинство прихожан покидали храм и ждали во дворе, пока священник освятит пасхи, куличи и яйца. Лишь после этого можно было отправляться домой и садиться за стол.

— Пишет красноярский педагог и этнограф Мария Красножёнова: «На Пасхе даже у бедных мещан обязательно устраивался стол, то есть на покрытый белой скатертью обеденный стол ставили вино в бутылках и графинах; окорока свиные, бараньи, телячьи; жареные курица, утка, индейка или гусь; язык; колбасы домашнего изготовления, крашеные яйца, сыр, булки. И этот стол не разбирался три дня». Главными блюдами были, конечно, куличи, крашеные яйца и «сыр» — так сибиряки называли пасху. А пасхой в Енисейской губернии называли куличи, — рассказывает Иван Савельев. — Начинали трапезу, «разговлялись» яйцами, предваряя еду троекратными поцелуями. Во многих сибирских семьях было принято самое первое яйцо делить между всеми членами семьи. Даже если в семье было 20 человек, его умудрялись разрезать так, чтобы каждому досталось по кусочку.

В самых бедных семьях яйца красили луковой шелухой или травой серпухой. Те, кто был чуть богаче, использовали для этого порошок из сандалового дерева, а потом украшали яйца цветными нитками и кусочками разноцветных тканей. А состоятельные горожане поручали эту работу художникам — они расписывали яйца по вкусу заказчика. Так доводилось подрабатывать и Василию Сурикову: когда он осиротел, и устроился работать писцом в губернское управление, расписывая яйца на продажу.

Куличи, особенно в купеческих семьях, пекли огромного размера. Формы ведерного объема шли нарасхват. Считалось, что чем пышнее и выше получится кулич, тем благополучнее будет год. Верх кулича обычно смазывали вбитым яичным белком и посыпали окрашенной в разные цвета крупой. Самый большой кулич считался семейным, но и для каждого из членов семьи обязательно пекли свой, отдельный. Даже грудные дети получали в подарок маленький куличик.

«Пасха. Общая трапеза». Художник Валерий Копнят

«Пасха. Общая трапеза». Художник Валерий Копнят

Скакули и исполины

В Енисейске и Красноярске на площадях к Пасхе утраивали деревянные балаганы, где простонародье развлекали кукольными представлениями. Здесь же выступали фокусники, акробаты, шарманщики, дрессировщики с медведями.

Для молодежи к святой неделе обязательно строили качели. Для этого выбирали самые толстые бревна и особенно прочные веревки из конопли, которые могли бы выдержать вес нескольких человек. Рядом с навесными качелями ставили «козла» из бревен, через которого перекидывали длинную доску, на которую могли сесть по несколько человек с каждой стороны. Такие качели именовали скакулями.

Еще одним популярным аттракционом был исполин. В землю вкапывали высокий столб, а на его вершине укрепляли вращающееся колесо. К этому колесу привязывали немного не достающие до земли веревки с петлями на конце. Молодые люди одну ногу ставили в эту петлю, а второй отталкивались от земли.

Когда Пасха была поздней, деревенские парни и юноши водили хороводы, играли в горелки, прятки, лапту, городки и бабки. А если снег еще не успевал растаять, то молодежь собиралась в специальной избе, выстроенной на окраине деревни. Там можно было танцевать под гармошку или петь песни.

— Для детей на Пасху было предусмотрено особое развлечение, — рассказывает Ирина Сиротинина. — Если поблизости была горка, то дети собирались ватагой на ее вершине и скатывали вниз по склону крашеные яйца. Побеждал тот, чье яйцо укатывалось дальше, чем у остальных. Если горки не было, то тогда на земле очерчивали большой круг, делали ему невысокие бортики и устанавливали на краю специальный деревянный лоток с желобками. В этом круге раскладывали монеты, сладости, а после дети скатывали яйца вниз по желобку. Проехало по монете, стукнулось о конфету — забирай их. Не попал — оставляй проигранное яйцо в общем круге, оно достанется тому, кто сумеет скатить свое яйцо так, чтобы его задеть.

Еще одним развлечением для детворы была такая незатейливая игра: нужно было стукнуть своим яйцом о яйцо соперника. Чье разбилось, тот и проиграл. Разбитое яйцо доставалось победителю.

— Обязательно находились желающие сжульничать, — улыбается Ирина Сиротинина. — Самые хитрые заранее вымачивали яйца в растворе известки. Так скорлупа становилась прочнее, но определить по внешнему виду это было невозможно. Менее догадливые заранее вытачивали яйца из дерева, а потом раскрашивали их, чтобы скрыть уловку. Если такого мошенника разоблачали, то могли крепко побить. Зато при удачном стечении обстоятельств он приносил домой целые ведра с добычей. Этой простой забавой не пренебрегали и за семейным столом, но в этом случае яйцом обычно ударяли не по другому яйцу, а по лбу: если яйцо разбивалось, его отдавали тому, кто подставил лоб.

В гости по шелковой дороге

Праздничную атмосферу создавал и колокольный звон. Все пасхальную неделю любой желающий мог подняться на колокольню. Семейные люди на Пасху ходили в гости.

— Многие енисейские купцы, разбогатевшие на «золотой лихорадке», пользовались этой традицией как поводом лишний раз продемонстрировать свое состояние, — говорит Иван Савельев. — Например, один из местных нуворишей однажды нанял всех городских извозчиков оптом, и отправился в гости на первом из них, остальным приказав ехать следом. Вереница из экипажей растянулась на всю улицу. А другой купец, в пику ему, отправился в гости запросто, пешком. А чтобы не испачкать ноги в уличной грязи, велел расстелить по всему пути его следования отрезы из дорогих шелковых тканей.

Святой недели с нетерпением ждали и арестанты красноярского острога. В честь Пасхи было принято собирать пожертвования для заключенных, чтобы устроить богатый праздничный стол. Многие арестанты, которых должны были отправить дальше по этапу, давали взятки надзирателям, чтобы это произошло на несколько дней позднее. Такие же столы накрывали на деньги благотворителей и в богадельнях.

Последний день пасхальной недели, воскресенье, носил название Красной горки. Считалось, что это лучшее время, чтобы отпраздновать свадьбу. А незамужние девушки в этот день обязательно должны были отправиться в гости или на гуляние. Все верили: если на Красную горку девица просидит дома, то либо она вообще не выйдет замуж, либо будущий супруг ее будет очень некрасивым.

Традиция массовых пасхальных гуляний оборвалась, когда в Сибири установилась советская власть. Большевики заявили: «Пасха — праздник рабов», — и заменили ее на празднование Первомая, выдвинув лозунг: «Пасха — праздник покорности и смирения. 1 Мая — праздник борьбы и свободы. Выбирай между ними». Лишь через 70 лет праздник начал возвращаться в дома сибиряков.

Праздник радости Далее в рубрике Праздник радостиСвященник и этнограф рассказали РП о традициях и мифах празднования Пасхи

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»