Комплекс ВВЦ как проект рая на земле
Вячеслав Олтаржевский. Иллюстрация из книги Ольги Никологорской «Олтаржевский»

Вячеслав Олтаржевский. Иллюстрация из книги Ольги Никологорской «Олтаржевский»

Книга Ольги Никологорской об одном из создателей «сталинского» стиля в архитектуре

Среди творцов архитекторам, возможно, достается меньше всех славы и больше всех ругательств. Посудите сами, с друзьями мы можем обсуждать писателей, художников, музыкантов — но архитекторов? Эта тема кажется закрытой для неподготовленного человека. Однако именно создателей и проектировщиков зданий мы часто ругаем, когда нам не нравится город.

Между тем именно архитекторы создают эпоху, за наследием которой не нужно идти в музеи или концертные залы: она ждет нас на улице. Вячеслав Олтаржевский — один из таких людей. Он менее известен, чем его коллега и соратник Алексей Щусев, но также считается одним из создателей архитектурного облика «высокого сталинизма», лучшим примером которого являются знаменитые московские высотки.

Олтаржевский — архитектор гостиницы «Украина», а до революции он успел поучаствовать в создании Киевского вокзала в Москве. Но главное его детище — нынешний ВВЦ, бывший ВДНХ, задуманный создателем как «социалистический Эдем» на земле. Ну, и как часто бывало в то время, Олтаржевский был репрессирован. Но вернувшись из лагеря, продолжил создавать каменный коммунистический рай.

Биография Олтаржевского оказывается увлекательным чтением в эпоху споров о лавочках и велодорожках.

«Русская планета» с разрешения издательства «Молодая гвардия» публикует фрагмент биографии Олтаржевского, написанной Ольгой Никологорской.

Итак, строительство Всесоюзной сельскохозяйственной выставки началось. Было создано специальное строительное управление, начальником которого был назначен И. Е. Коросташевский, имевший опыт строительства сельскохозяйственной выставки 1923 года в Москве. Главным архитектором выставки стал наш герой — Вячеслав Константинович Олтаржевский. Он же возглавил архитектурную мастерскую, которая была организована при строительном управлении. В состав мастерской входила инженерно-конструкторская группа, возглавляемая инженером-архитектором С. А. Алексеевым.

В 1936 году при выставочном комитете был создан Архитектурно-художественный совет, в задачу которого входило «рассмотрение всех эскизов, планов архитектурно-художественного оформления выставки, ее павильонов и разделов с точки зрения их идейного содержания, художественной выразительности, качественного уровня, хозяйственной целесообразности, а также обеспечения художественной целостности оформления всей выставки». В состав Архитектурно-художественного совета входил представитель Наркомзема СССР, главный архитектор Выставки В. К. Олтаржевский, председатель совета Е. Е. Лансере, художник Л. М. Лисицкий, а также такие известные мастера живописи, как Грабарь, Юон, Фаворский.

В короткий срок территория была расчищена. Прокладывались аллеи, обрамленные фонтанами. Начали расти нарядные изящные павильоны. Вокруг них разбивались цветники. Казалось бы, настало время дружно взяться за работу засучив рукава и радоваться успехам.

cover

Но, скажем сразу, строительство шло сложно. Уж очень большим был масштаб самой стройки. Постоянно ощущался недостаток квалифицированных кадров. Тем не менее в апреле 1937 года в докладной записке М. А. Чернова сообщалось, что «закончены основные работы по благоустройству территории, на 85 % закончена водопроводная, канализационная и водосточная сеть; подготовлены площади под экспонатные посевы и посадки, на участке садоводства посажен плодовый сад в 3,5 га; сделано свыше 60 % дорог, средняя готовность павильонов — 7 %».

Но к середине 1937 года ситуация вокруг важнейшего государственного объекта неожиданно обострилась. На первый план вышли интриги. В частности, главный художник Выставки Лазарь Маркович Лисицкий (Эль Лисицкий) в своем письме, очевидно продиктованном завистью к коллегам, писал, что при оформлении павильонов «до сих пор предписывают, что делать, не авторы проекта, а "прорабы" — Коросташевский (начальник строительного управления выставки) и Олтаржевский. Так получается "продрянь", а не искусство». Здесь необходимо вспомнить, что сам Лисицкий, хотя и не являлся архитектором, а был просто художником-оформителем, также принимал участие в конкурсе на проект генерального плана ВСХВ. Но его проект был отвергнут, видимо, на самых первых этапах рассмотрения, так как никаких сведений о его содержании не сохранилось — скорее всего, в силу полного непрофессионализма. Тем не менее Лисицкий получил пост главного художника Выставки, хотя, наверное, мечтал о большем и поэтому старался всячески очернить своих более удачливых коллег.

В бой вступили центральные газеты, публиковавшие, как это было принято в те годы, доносы архитекторов и инженеров друг на друга. Оживились те, кому в свое время не представили возможности принимать участие в создании общего плана Выставки и в создании проектов павильонов (как мы теперь понимаем, в силу их меньшего таланта и опыта). Следом посыпались письма во все инстанции с указанием на недостатки в проектах зданий и общие упущения в ходе строительства.

Так, в одном из писем, автор которого предпочел остаться неизвестным, отмечалось: «Нельзя назвать нормальным положение на строительной площадке. Несмотря на то что строительство идет полным ходом, до сих пор нет проекта организации строительных работ. Руководители строительства находятся в неведении в отношении ряда объектов. "Белых пятен" на генеральном плане выставки еще немало. Застройку выставки начали с второстепенных, мелких объектов. Построенные из недоброкачественного леса, эти павильоны уже весной будущего года потребуют серьезного ремонта, а некоторые и восстановления. Заслуживает серьезного внимания качество работ. Многие вчерне законченные павильоны поражают обилием недоделок и искажений.

Так, в павильоне "Манеж" не по проекту осуществлены прогоны, поддерживающие балки под местами для зрителей. Стыки выполнены крайне неряшливо и наращены случайными обрезками бревен и отколами древесины. Из-за чрезвычайно низкого качества работы павильон имеет крайне неряшливый вид. Виноваты во всем этом не только строители, но и управление строительством, не организовавшее постоянного архитектурного и технического надзора. Авторы подавляющего большинства проектов на стройках почти не бывают.

Площадь Механизации со скульптурой Иосифа Сталина на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, 1939 год. Иллюстрация из книги Ольги Никологорской «Олтаржевский»

В начале августа бригада Сазонова приступила к стройке павильона "Зерно". За 10 дней чертежи павильона менялись три раза. Делаются чертежи обычно очень небрежно: без разрезов, без указаний высоты.

Другой пример. Для одного из залов павильона "Юго-восточные области" художник запроектировал потолок, имеющий две световые дорожки и в центре световой плафон в виде солнца. Но выяснилось, что в месте, где должен быть устроен солнцеобразный световой плафон, проходит балка, которая разрежет солнце пополам».

Вспомните, просвещенный читатель, — первоначально планировалось, что Выставка будет работать не более одного сезона. Да и вообще отмеченные недостатки не так уж важны и вполне поддаются исправлению, но здесь им вдруг стало придаваться огромное, принципиальное значение.

Другое письмо, дошедшее до нас опять-таки без подписи автора и без даты, уже более профессионально и заслуживает внимания. В нем обращалось внимание руководства страны на недостатки в проекте Выставки:

«Крупные дефекты допущены в решении генерального плана выставки. Прежде всего, выставка не имеет, по существу, архитектурно решенного входа. Въезд со стороны Ярославского шоссе спроектирован крайне примитивно, в виде тяжелой каменной нависающей арки. Неправильно разработан композиционный центр всей выставки — площадь Народов. По своему масштабу эта площадь слишком велика, она больше Красной площади!

На выставке царит полнейшая архитектурная безнадзорность. Авторы не наблюдают за строительством запроектированных ими павильонов. Никем не контролируемые строители допускают крупные ляпсусы в отделке интерьеров и фасадов.

На основе неправильно разработанного проектного задания неверно решен генеральный план. Это относится в одинаковой мере и к привязке территории выставки к плану района города, и к системе внутри выставочных магистралей, и к распределению павильонов, и к самой экспозиции. Вследствие неправильного задания уже построен ряд ненужных павильонов. Некоторые темы повторяются по три раза в разных павильонах. Так, например, на выставке построен огромный павильон совхозов, и в то же время совхозы предполагается показывать в Главном павильоне, в зональных павильонах и в отраслевых павильонах. Строится специальный павильон орошения и осушения, в то время как мероприятия по осушению и орошению будут широко показаны в зональных павильонах».

Площадь Колхозов на Выставке достижений народного хозяйства СССР. Фото: Владимир Савостьянов и Валентин Мастюков / Фотохроника ТАСС

Площадь Колхозов на Выставке достижений народного хозяйства СССР. Фото: Владимир Савостьянов и Валентин Мастюков / Фотохроника ТАСС

Другие письма — а их было немало — мы не приводим ввиду их бессмысленной злобности и непрофессионализма авторов.

Тяжелые тучи нависли над головой главного архитектора Выставки В. К. Олтаржевского. На него посыпались буквально сотни самых нелепых обвинений, от достаточно серьезных до мелких булавочных уколов, что было по тем временам не менее страшно. Недоброжелателей раздражало все — и его всегдашняя подтянутость, и то, что он одинаково вежливо и внимательно разговаривал как с вышестоящим начальством, так и с рабочими (не следует забывать, что Выставка в те годы строилась в основном силами заключенных). Коллег раздражало и то, что Олтаржевский мог в ходе обсуждения какого-либо важного вопроса обернуться и бросить несколько фраз по-английски секретарше. Возможно, это была просто просьба записывать тщательнее. Вспомним, что архитектор недавно вернулся из Америки, и уже одно это обстоятельство безумно раздражало коллег. А тут еще эти фразы на английском! Конечно, со стороны Олтаржевского это было совершенно ненужной бравадой. Но недоброжелатели хотели увидеть в этом нечто большее — не только желание поставить себя выше окружающих, но и намерение что-то скрыть. Неудивительно, что в конце концов они увидели это и убедили в своей правоте всех остальных.

Недоброжелатели завидовали любым успехам Олтаржевского: его умению быстро схватить суть проблемы и предложить не тривиальное, но возможно единственно верное решение, умению создавать красивые величественные ансамбли и прекрасные изящные здания, умению быстро делать очень четкие и красивые зарисовки, и даже... его успеху у женщин. Да, и этому тоже. Ведь Олтаржевский, как человек интересный и творческий, не мог не пользоваться таким успехом. И возможно, именно зависть к его успеху у женщин заставила недругов так внимательно и предвзято отнестись к имевшим место фактам разговоров по-английски между Олтаржевским и его секретаршей.

Но самым опасным было, пожалуй, то, что по Москве в то время ходила неизвестно кем сочиненная нелепая шутка: «Если Олтаржевский строит рай на земле, то, что тогда строит Каганович под землей? Преисподнюю!» Напомним, что в те времена Лазарь Моисеевич Каганович, первый секретарь Московского горкома партии, возглавлял строительство метрополитена, получившего вскоре его имя. Представьте себе, насколько «приятно» было слушать эту шутку Кагановичу, человеку влиятельному, обидчивому и мстительному? Эти, может быть, когда-то и сказанные Олтаржевским слова о «земном рае» были использованы против него коллегами-недоброжелателями, и ранее не скрывавшими зависти к масштабу грандиозного проекта Олтаржевского. Сплетен и обвинений становилось все больше. Участились недоброжелательные заметки в газетах. Олтаржевскому припомнили всё: и то, что на его плане Выставки явно проглядывается православный крест, и то, что серп и молот, которые планировалось установить на павильоне «Механизация», могли трактоваться как противостояние рабочих и крестьян: молот, якобы вредительски, был разъединен с серпом и обращен к его острому лезвию. И особенно то, что на плане Выставки отсутствовал памятник Сталину.

Тем временем начались настоящие проблемы. План открыть Всесоюзную сельскохозяйственную выставку к двадцатилетию Октябрьской революции в ноябре 1937-го не был реализован. Естественно, создать всего за год такой огромный выставочный комплекс было просто невозможно. Сначала открытие было перенесено на 1938 год. (Заметим, что и в дальнейшем сроки окончания строительства Выставки изменялись несколько раз.) Но и этот план оказался нереальным. Такие задержки с вводом в строй крупнейшего объекта страны вызывали раздражение у высшего руководства.

Тем не менее к 1937 году был построен ряд значительных сооружений Выставки. По проектам Олтаржевского и его помощников были возведены здание Главного входа, павильоны «Механизация», «Зерно» и другие. Особенно интересен был павильон «Механизация», созданный Олтаржевским в содружестве с художником Львом Бруни. Над ним возвышался деревянный купол диаметром 25 метров, увенчанный решетчатой башней высотой почти 50 (точнее, 49,5) метров. В целом павильон был построен в виде многоярусной башни, стиль которых позже использовался и в архитектуре высотных зданий. Но в описываемое нами время этот архитектурный прием понимания не нашел.

Идея использования купольных покрытий нашла на Выставке широкое применение. «Купол — это яйцо. Яйцо — это начало всего, и сама жизнь на Земле пошла от яйца», — говорил Олтаржевский. Поэтому ему так нравились эти яйцевидные купола. В итоге в павильоне «Башкирская АССР» было спроектировано и сооружено девять деревянных куполов. Купола разнообразных конструкций были в павильонах «Ромашка» (диаметром 16 метров), «Казахстан» (диаметром 20 метров), «Мясо (диаметром 30 метров), «Холод» (диаметром 26 метров), «Виноградарство и виноделие» (диаметром 24 метра). Целый ряд павильонов венчался башнями. Это вполне отвечало плану создания «рая на земле» — ведь купола и башни широко использовались в шедеврах старинной архитектуры, в том числе в культовых сооружениях, целью которых было прославление Бога. Олтаржевский же в своих проектах славил человека-творца, человека-труженика, которого считал истинным хозяином планеты.

Никологорская О. Олтаржевский — М.: Молодая гвардия, 2013

Комментарии

21 октября 2013, 08:30
Как говорил незабвенный Виктор Гюго: "Зодчество было главной летописью человечества." Олтаржевский безусловно надолго прописался в летописи Москвы.

З.Ы. И шутка про созданную Кагановичем "преисподнюю" под землей сегодня становится больше похожа на реальность)
21 октября 2013, 10:05
Зато какие яйца сейчас посреди Лондона строят.. пора бы и России присмотреть пару таких проектов
21 октября 2013, 10:08
Что за яйца?
21 октября 2013, 11:23
Это два огромных яйцепообных небоскреба. Кажется это будет что-то вроде всемирного экономического института. По крайней мере я где-то слышал такую версию,до начала строительства.
21 октября 2013, 12:19
Лучше сделать что-то оригинальное, к примеру огромную Феербаховскую грудь, с пентхаусами-обзорниками в сосках!
Только вот какой в этом смысл, если страна по большому счету в клоаке, "лапу" сосет?!?
21 октября 2013, 09:41
Архитектор-профессия важная и серьезная. Если архитектор болван,то и город становится дурацким. Если архитектор серьезен как Оптаржевский-получаются великие города.
21 октября 2013, 10:07
Ну, это задача в первую очередь градоначальника. Кто станет ставить болвана на пост главного архитектора?
21 октября 2013, 11:54
Я по роду своей деятельности видела не одного градоначальника. Поверьте, и среди них идиотов достаточно)
21 октября 2013, 12:13
Отличный стиль, мощный и четкий! Площадь Колхозов так вообще напоминает Римскую империю, на пике её величия! )
21 октября 2013, 15:15
Вообще вся послевоенная Сталинская Эпоха - это величайший период в жизни нашей страны. Слава великому вождю, поднявшего страну с колен до уровня сверх-державы!!! Как же нам не хватает сейчас достойной альтернативы Виссарионычу!
24 ноября 2014, 01:13
Книга Никологорской - образец беспримесной и бескомпромиссной авторской недобросоветстности. Вот, например, отзыв, Александра Храмова
— Фонд чеченской литературы и история архитектуры —

Купил книжку из серии «ЖЗЛ» о Вячеславе Олтаржевском (первый главный архитектор ВСХВ). Автор – некая Ольга Никологорская.

Книжка маленькая (221 страница) и совершенно ужасная.

Во-первых, самому Олтаржевскому посвящено дай бог 15-20% ее объема. «До нас не дошли архивы и дневники Олтаржевского, почти отсутствуют воспоминания о нем близких и друзей» (с. 5), сетует автор. Под этим предлогом, за исключением чисто формальных сведений (что построил и какие книжки написал), в книге не сообщается никаких подробностей об архитекторе – не о его круге общения, ни о его личной жизни.

Правда, на с. 137 упомянут личный архив Олтаржевского, собранный его женой (он хранится в Музее архитектуры). Но, как отмечает автор, «работники музея бдительно хранят его и не допускают никого к ознакомлению с этими документами». Так ли это, не знаю, но неужели с учетом данного обстоятельства вообще можно было браться за написание биографии Олтаржевского?

«К нашему удивлению, материала хватило на целую книгу» (с. 218), отмечает Никологорская в послесловии. Да, это и правда заслуживает удивления. Вместо изложения конкретных фактов автор, чтобы хоть как-то раздуть объем своего сочинения, льет воду и занимается пересказом чепуховых баек. Вроде того, что Олтаржевский гулял вокруг пруда в Останкино и нашел дырявый камешек, ставший его талисманом (с. 68). Потом, мол, вокруг этого пруда гуляла Вера Мухина, ей дырявый камешек попал в туфлю, а сплетенные ветви старого дерева вдохновили на создание памятника «Рабочему и колхознице» (с. 115).

Ну и наконец автор помещает на берег этого несчастного пруда Константина Топуридзе (автор фонтана «Дружба народов») – слава богу, Никологорская избавляет нас от описания третьей по счету находки «счастливого камешка» - но зато рассказывает нам о цыганках, танцевавших рядом с прудом – якобы они подсказали Топуридзе идею фонтана.

Кстати, Никологорская считает, что в фонтане «Дружба народов» пятнадцать (!) скульптур (с. 213), хотя отлично известно, что их шестнадцать (по числу союзных республик, включая Карело-Финскую ССР). В книге еще много грубых ошибок, заметных даже в общем-то не очень искушенному человеку, вроде меня. Например, автор уверена (с. 185), что справа от Главного павильона к 1954-му был возведен павильон Центральных черноземных областей (позднее ставший «Атомной энергией») – хотя это был павильон РСФСР, павильон Центральных черноземных областей располагается совершенно в другом месте выставки.

Или вот на с. 102 Никологорская утверждает, что из «павильонов, построенных в 1939 году, в практически неизменном виде до наших дней дошло всего несколько» – и к числу таких чудом уцелевших павильонов она относит давным-давно снесенный павильон Грузинской ССР (сначала на его месте появилась оранжерея, а потом, в 1987 году, павильон «Профсоюзы»).

Но зато, конечно же, Никологорская пересказывает байку про площадь Механизации на ВСХВ как модель Солнечной системы (с. 78), уделяет она время и сравнению сталинских высоток с мистическими пирамидами, которые якобы воздействуют на энергетическое поле Москвы (с. 173). «Насколько эти предположения научно обоснованы … мы оставляем судить вам, дорогой читатель». Ах, ну спасибо хоть и на этом.

Вообще книга написана в ужасной слащавой и напыщенной манере («Олтаржевский верил в добро, верил в справедливость, верил в чудеса» (с. 134)) и при этом с лексическими ошибками, достойными пятиклассника. Никологорская путает слова «интеллигенция» и «интеллигентность» («он в силу врожденной скромности и интеллигенции не напоминал о своих заслугах», с. 208) и не умеет склонять слово «будни» («а теперь отвлечемся от буден и поговорим о красивом», с. 194).

Русский язык для автора не родной? Не знаю. Однако на титульном листе, помимо издательства «Молодая гвардия», значится «Благотворительный фонд поддержки чеченской литературы». Олтаржевский, насколько я знаю, никакого отношения к Чечне не имел. А вот человек, скрывающийся под псевдонимом «Ольга Никологорская», наверно, имеет. «Эй, слющай, сичас об акитектар рюский тебе раскажю».

Впрочем, упоминание об этом «фонде чеченской литературы» посеяло во мне дурные предчувствия относительно качества книги уже при ее покупке, и, увы, они оправдались.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»