Обществу нужен новый идейно-смысловой импульс
Президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов и президент России Владимир Путин (слева направо). Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов и президент России Владимир Путин (слева направо). Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Вопрос «куда идти дальше?» до сих пор висит в воздухе и ждет ответа

Прогноз на будущий год вместе с подведением итогов уходящего дает «Русской планете» кандидат юридических наук, автор книг о современной ситуации в Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республике политолог Александр Сергеев.

— Назовите, пожалуйста, три главных, на ваш взгляд, события года.

— Главными событиями года, на мой взгляд, явились взятие донецким ополчением Дебальцево в январе, широкомасштабное празднование 70-летия Победы в мае и осенне-зимняя операция российских Вооруженных сил в Сирии. Инцидент, связанный со сбитым турецкими ВВС российским самолетом, не выделяю преднамеренно, ибо рассматриваю его как чрезвычайно важный, но все же эпизод в гигантской сирийской геополитической эпопее.

Украинская линия фронта окончательно стабилизировалась. Изменить данные границы в обозримом будущем едва ли представится возможным. Произошедшее полностью сорвало изначальные планы наших геополитических противников по перенесению «украинского урагана» на территорию России с последующим провоцированием майдана в Москве.

Общенародное празднование юбилея Победы показало, насколько в России силен мощный низовой энергетический потенциал населения. Эта энергия ждет идеи, ждет проекта мобилизации. Если вертикаль власти сможет все это задействовать, она будет способна добиться колоссальных успехов.

Сирийская военная операция и ее качественное дипломатическое сопровождение показали, что российская властная вертикаль не намерена сдаваться без боя, у нее есть инструменты прогнозирования ситуации, элементы стратегии и соответствующая политическая воля к действию.

— Как можно обозначить тенденцию года?

— Основная тенденция уходящего года — в России начался медленный, но более или менее системно осуществляемый уход с предыдущего 25-летнего вестернизаторского пути. На Запад дороги нет, и это все отчетливее понимают люди, отвечающие за долгосрочную стратегию развития нашей страны. Однако вопрос «куда идти дальше?» в средней и долгосрочной перспективе до сих пор висит в воздухе и ждет своего ответа.

Можно ли подвести предварительные итоги 2015-го?

— Основные итоги года: помимо упомянутой выше стабилизации линии российско-украинского фронта и в значительной степени ликвидации игиловской угрозы, масштабные негативные тенденции экономического характера также оказались во многом локализованы: частично действиями властной вертикали, частично благодаря складывающейся мировой конъюнктуре.

Однако позитивные моменты ни в коей мере нельзя преувеличивать. Успокаиваться и расслабляться нельзя ни в коем случае: многолетние регрессивные процессы, идущие в обществе и государстве, не переломлены, идеологический вакуум остается, а многие негативные правительственные решения во внутренней политике (образовательной, медицинской сфере, социальном обеспечении и иных областях) лишь подливают масло в огонь общественного регресса. Очень хорошо, что наш государственный корабль находит в себе способность не налетать на рифы, но на сегодня этого уже мало — нужна масштабная реконструкция каждой его составляющей, и начать следует с ремонта двигателя, ротации капитанской команды и формирования ответственного штурманского подразделения. Иных возможностей продолжить долговременный исторический путь у нас нет.

— Что бы вы назвали главным событием года в государствах, которыми вы давно и вдумчиво занимаетесь, — Южной Осетии и ПМР? Как это отразится на их развитии в будущем году?

— Отвечая на данный вопрос, активизируем сегодняшнюю проблематику непризнанных и частично признанных государств постсоветского региона, так как заниматься ей в этом году пришлось наиболее плотно.

Александр Сергеев

Александр Сергеев. Фото: Из личного архива

Для Южной Осетии главным событием стало подписание комплексного Союзного договора с Россией о сотрудничестве и интеграции. Россия теперь не только де-факто, но и де-юре ответственна за судьбу Южной Осетии, и, пока договор действует, никакая московская внутриэлитная трансформация республике не страшна. Однако здесь таится и очень серьезный негативный момент: договором предписано заключение системы межправительственных соглашений, реализация каждого из которых способна существенно помочь маленькому героическому народу, пережившему 20-летнюю войну и до сих пор существующему в условиях послевоенной разрухи.

Договор вводил шестимесячный срок для разработки и реализации данных соглашений, предусматривающих введение с республикой режима общей границы, общей таможни, систему дополнительных социальных гарантий, среднюю зарплату по масштабам Северного Кавказа и т.д. Однако ничего этого не сделано. Ничего! И в этом виноваты как все без исключения сегменты югоосетинской правящей элиты, так и подразделения российской властной вертикали, курирующие югоосетинскую проблематику и до сих пор не понимающие до конца ее стратегическую важность. Во многом вследствие подобного состояния дел в республике начинают появляться антироссийские этнические националисты. Их пока очень небольшая горстка, но еще пять лет назад само это явление вообразить было невозможно. Что будет еще через пять лет — покажет будущее.

Теперь о приднестровской проблематике. Складывается ощущение, что наше политико-экспертное сообщество старательно закрывает глаза на происходящее в республике. А зря. Приднестровье — исключительно важная геополитическая и геостратегическая точка на российском цивилизационном организме, потеря которой может грозить России полномасштабной катастрофой. Лишь назначение в мае военного преступника Саакашвили губернатором граничащей с Приднестровьем Одесской области заставило российскую правящую элиту встрепенуться и начать как-то реагировать на происходящее в регионе. Однако и месяца не прошло, как все успокоились, и очень мало кто обратил внимание на то обстоятельство, что ПМР до самого недавнего момента угрожала тотальная экономическая катастрофа.

Доля приднестровского экспорта из-за украинской блокады составляла в течение уходящего года всего 11%, а квоты Еврозоны, куда стало направляться около 80% приднестровской продукции, заканчивали свое действие в конце 2015 года. Лишь в декабре каким-то чудом удалось достичь соглашения о продлении для ПМР европейских экономических преференций. Повторюсь еще раз: Приднестровье на сегодня — одна из самых болевых точек российской цивилизации. По ней будут продолжать бить, и, если инертность на этом направлении российской властной вертикали, помноженная на безынициативность вертикали тираспольской, перекладывающей на Москву ответственность за все и вся, продолжится, неприятности для республики будут нарастать в геометрической прогрессии.

И наконец, Абхазия. Здесь все обошлось без ярких событий, но с двумя очень важными тенденциями: стремительным ростом этнического национализма и одновременным ухудшением социально-экономического положения значительной доли населения. Республиканская элита прекрасно устроилась: фактически бесконтрольно распоряжаясь значительным объемом российских средств, она уверовала в собственную успешность и неуязвимость. Положение дел в республике может создать для России в будущем серьезные неприятности, и если не обратить на это должного внимания, то проблем не избежать.

Если сравнивать итоги нынешнего года с предыдущим, возникает ощущение, что ход событий стремительно ускоряется. Успевают ли за событиями экспертное сообщество, общество, власти?

— Российского экспертного сообщества как целостности не видно. Его еще надо создать, ввести, так сказать, в определенную консенсусно-патриотическую рамку. Есть большое количество экспертных субкультур, существующих в собственных системах координат и едва друг друга терпящих. Такое положение дел следует переламывать.

Общество просыпается и ждет нового идейно-смыслового импульса, в то время как власть реагирует в основном ситуативно на уже реализующиеся угрозы. Пока что геополитический противник нас стратегически переигрывает. Будем надеяться, что в ближайшие годы в России под воздействием чего бы то ни было восторжествует воля к стратегии. Если этого не произойдет — последствия окажутся катастрофическими для всех.

— Прогнозировать в этих условиях сложно, и все-таки каков ваш прогноз на будущий год для вашего региона, России и мира?

— Так называемое «Исламское государство» (запрещенная в РФ террористическая организация. — РП.) будет уничтожено, но встанет вопрос, что делать с «послеигиловской» Сирией. Если Россия сможет предложить собственный стратегический сценарий и реализовать его так же успешно, как сейчас проводит военную операцию, она получит серьезнейшие шансы для восстановления своего геополитического статуса в будущем как подлинной Великой Державы. Стране нужна как общая стратегия, так и стратегия региональная, отвечающая на серьезнейшие вызовы современности: сирийский, турецкий и украинский. Найдем ее, успешно реализуем — укрепимся и пойдем дальше. Не справимся — получим дополнительные масштабные проблемы. 

Протоколы пекинских хитрецов Далее в рубрике Протоколы пекинских хитрецовКитай опасается, что его втянут в «зыбучие пески» Ближнего Востока, но надеется на прибыль после войны

Комментарии

25 декабря 2015, 16:19
Спасибо, кэп! Премию года за очевидность!
27 декабря 2015, 11:35
Все в традиционном духе. Что делать? Кто виноват? И другие анекдотичные спутники нашей страны. Теперь ещё "Куда мы идём?" Добавилось ...) дураки и дороги как всегда на месте и в своём репертуаре))
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»