«Нравственное государство» — это не «горячий снег»
Степан Сулакшин. Кадр: YouTube

Степан Сулакшин. Кадр: YouTube

Ученые, объединенные Центром научной политической мысли и идеологии, считают, что государство может и должно стать гуманнее

У всех нас есть масса претензий к государству. Мы все считаем, что оно может быть лучше. А что значит лучше? Группа ученых ведущих московских гуманитарных институтов решила: главное — оно должно быть нравственным. И создала большой труд под названием «Нравственное государство».

— Наша книга — долгожданный ребенок, родившийся в результате глубоких научных исследований, — говорит руководитель коллектива авторов, доктор политических наук, профессор, генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин. — Государство многие считают Левиафаном, этаким чудовищем, и соединение с ним слова «нравственность» они полагают странным. Но государство — это тысячелетиями выработанная людьми форма жизни. И как человеком движет некое представление о ценностях, так оно движет и государством. Вопрос в том, какие это ценности. Увы, институты нашего государства не выполняют даже те функции, для которых созданы, которые заложены в их названиях. Например, Министерство образования не заинтересовано, чтобы все были образованы, Министерство здравоохранения не думает о том, чтобы все были здоровы. Во главе угла — имущественные и прочие вопросы такого рода. В Конституции отсутствуют такие понятия, как «мораль», «этика», «духовность», «идейность».

Одна из соавторов книги, доктор философских наук, научный сотрудник Института философии РАН Валерия Спиридонова, тоже считает, что сочетание слов «государство» и «нравственность» превратилось в парадокс, нечто вроде «горячего снега». Но так в истории было не всегда.

— В Античности и гражданское общество, и государство были абсолютно тождественны, — утверждает Спиридонова. — Государство виделось как добродетель. Оно было ответственным за три главные вещи: общее благо, справедливость и стремление к лучшей жизни. Приоритет отдавался общему благу. Но с течением времени произошел раскол. И возникло западное общество, где общее благо заменено личным. Во многом поэтому мы и видим духовный кризис в Европе. Для глобализации, в которую вовлечена и наша страна, существование национальных государств является главной помехой. Для того чтобы России оставаться национальным государством, надо возродить идею общего блага, приоритетного над эгоистическими интересами, и дополнить ее идеей права.

Доктор политологии, доцент МГИМО Елена Пономарева считает, что существующие западные модели устройства общества не подходят России. Для нее одним из основополагающих принципов всегда была фраза «Умереть за други своя». Этот императив для Запада вряд ли приемлем.

Маргарита Нетесова, научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук (ИГП РАН), полагает, что концепция нравственного государства не иллюзорна с точки зрения существующего законодательства. Но законодательство обязано сильнее защищать общественную нравственность. Соавторы научного труда предлагают ни много ни мало свой вариант Конституции России, где этот вопрос прописан гораздо подробнее, чем в действующей Конституции. Например, на госслужащих, вплоть до президента, возлагается гораздо большая ответственность за сохранение высших ценностей России, в числе которых — единство, неделимость, территориальная целостность и государственный суверенитет, сбережение народа, человеческая жизнь, достоинство и свобода человека, коллективность и взаимопомощь, социальная справедливость.

Кроме того, авторы предлагают проверить и изменить ключевые государственные решения, которые они относят к типу антинационального диверсификационного управления: ЕГЭ и Болонский процесс, ВТО, ювенальную юстицию, безудержную приватизацию, сокращение госрасходов в ВВП, подавленную эмиссию Центробанка и демонетизацию экономики, плоскую ставку подоходного налога, коммерциализацию здравоохранения, образования, культуры.

Авторы предлагают восстановить смертную казнь (по решению присяжных) за отдельные виды преступлений, например за особо крупную коррупцию. Наконец, создать политический институт реального соперничества — политической оппозиции, не боясь проиграть, а черпать из него силы, становиться более мощным и побеждать, перестать прятаться за лживые проценты на выборах, в опросах, в Росстате.

В книге множество социологических исследований, графиков и таблиц со статистическими данными по всем областям жизни и рекомендациями практически для всех министерств и ведомств. Экземпляр книги уже отправили во властные структуры, включая администрацию президента и парламент. Авторы не настаивают на том, что все предложения — истина в последней инстанции, их труд — приглашение основательно поразмыслить. При этом свои тезисы ученые готовы отстаивать на любом уровне, даже на специальном заседании Совета Федерации, Госдумы и правительства.

Авторы книги не считают, что есть «несколько нравственностей» — базовые составляющие этого понятия одинаковы для всех. Само же понятие «нравственность» — идеал, к которому должен стремиться и каждый индивидуум, и общество в целом.

Кто пилит и поджигает тайгу Далее в рубрике Кто пилит и поджигает тайгуКак новый Лесной кодекс помогает браконьерам и мешает лесникам

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»