«Не опускайте руки»
Жители, пострадавшие от пожара, в центре раздачи гуманитарной помощи в поселке Шира в Хакасии. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

Жители, пострадавшие от пожара, в центре раздачи гуманитарной помощи в поселке Шира в Хакасии. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

В Хакасии добровольцы сталкиваются с трудностями при доставке гуманитарной помощи погорельцам

Владимир Путин посетил Хакасию с рабочим визитом. Глава региона Виктор Зимин сообщил президенту, что республике помогают буквально все российские регионы и погорельцы обеспечены всем необходимым: «Кормим, поим, одеваем. Спасибо всей стране. У нас через четыре часа начала поступать гуманитарная помощь». Выслушав доклад, Путин заявил, что нужен специальный «интегратор», который поможет донести помощь до «каждого человека, выработать единый подход и будет держать это под своим контролем». «Русская планета» выясняла, как осуществляется доставка гуманитарной помощи пострадавшим от пожара и с какими трудностями сталкиваются добровольцы.

«Собрано уже слишком много»

Почти сразу после пожара по всей Хакасии открылись пункты сбора гуманитарной помощи. Власти объявили, что каждый может привезти в них вещи, продукты, лекарства для погорельцев.

– Я не миллионер, но когда посмотрел в интернете видео о последствиях пожаров в Хакасии, сразу решил, что нужно помочь, — рассказал РП житель Красноярска Антон Широков. — Дома скопилась масса ненужных вещей. Что-то в интернет-магазинах заказывали, и размер не подошел. Что-то подарили, но так и не пригодилось, лежит без дела. Собрали с женой три больших коробки. Кинули клич по знакомым, они тоже принесли, что могли.

Антон Широков загрузил свой японский микроавтобус и поехал в поселок Копьево, где несколько улиц выгорели целиком. В официальном пункте приема гуманитарной помощи при районном доме культуры «Авангард», адрес которого Антон заранее нашел в Интернете, заявили, что готовы взять только бытовую технику и мебель. Всего остального собрано уже «слишком много». Одежда, обувь, лекарства, посуда и даже детские игрушки оказались не нужны.

— Во втором пункте, возле школы, наш груз тоже не взяли, заявили, что вещей уже переизбыток, — возмущается Широков. — Сказали: «Разворачивайтесь и езжайте назад, в Красноярск». Было очень обидно возвращаться, проехав впустую 700 км. Да и что-то слабо верится, что погорельцев завалили помощью и им не нужны больше никакие вещи, даже детские игрушки.

Когда Широков с другом начали громко возмущаться, одна из женщин-волонтеров в пункте приема отозвала их в сторону и шепнула: им строго запретили принимать вещи от приезжающих добровольцев. Все собранное, по ее словам, должно проходить только через поселковую администрацию. Посоветовала ехать к гаражам возле здания сельсовета. Сказала, там точно возьмут.

У гаражей некая представительница поселковой администрации, которую Широков назвать не смог, разрешила: «Разгружайте». И даже написала расписку в получении гуманитарного груза.

— Пока мы разгружали наш микроавтобус, один из людей, принимавших вещи, позвонил кому-то по телефону и сказал: «Быстро приезжай, здесь хорошую дубленку привезли». Один бог знает, досталась она погорельцу или просто хорошему знакомому человека из администрации, — говорит Антон Широков. — После этого у меня появились большие сомнения, что собранное дойдет до нуждающихся. Все вещи были хорошие, новые, а учета, инвентаризации никакой нет. Бери, что понравится.

В этот рассказ верится с трудом, но точно с такой же ситуацией столкнулись в Копьеве еще несколько жителей Красноярска.

— Мы собрали по всем знакомым продукты, лекарства, вещи. Конечно, не вся одежда и обувь были абсолютно новые, с бирками. Но все было добротное, чистое, — рассказывает РП Дмитрий Рогачев. — На трех машинах решили отвезти в Копьево. Нам сказали, что там открыт централизованный склад, где принимают гуманитарный груз и потом распределяют его по более мелким сгоревшим населенным пунктам Хакасии.

Центр раздачи гуманитарной помощи в поселке Шира в Хакасии. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

В том же самом пункте приема в ДК «Авангард» брать груз, по словам Рогачева, отказались. Заявили то же самое, что больше негде складировать привезенное, поэтому благотворителям следует самим рассортировать вещи и развезти их по нескольким адресам.

На складе при поселковой администрации груз Рогачева приняли. Все пакеты вскрыли, не обращая внимания, что одежда периодически падала прямо в грязь. Новые вещи с этикетками отложили в одну строну, ношеные — в другую.

«Не отворачивайтесь от нас!»

Погорельцы Копьева подтвердили «Русской планете», что им раздают одежду и обувь, но все время говорят, что новых вещей в гуманитарном грузе нет.

— Прежде всего, пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо всем, кто пришел к нам на помощь! — поделилась с РП потерявшая все имущество после пожара Елена Ткаченко. — Вы не представляете, как много это для нас значит, какая это поддержка. До слез жалко, что плохая организация приема гуманитарного груза оставляет у многих тяжелое впечатление. Пожалуйста, не опускайте руки, не отворачивайтесь из-за этого от нас, простых людей. Моя семья потеряла все. Мы выбежали из дома, в чем были. Если бы не помощь, нам просто не во что было бы переодеться. Но справедливости ради хочу сказать, что вещи, которые нам достаются, хорошие, добротные, но не новые. Одежды и обуви с бирками ни я, ни другие погорельцы, с которыми разговаривала, не получали.

В администрации поселка Копьево комментировать ситуацию c трудностями в доставке вещей «Русской планете» отказались, заявив, что не станут отвечать на «инсинуации».

— На словах все звучит прекрасно, — комментирует происходящее один из руководителей благотворительного фонда «Доброе сердце» Сергей Василенко. — А на деле, как это у нас обычно бывает, все работает кое-как, организовано плохо. Действительно, нужно мониторить ситуацию и собирать только то, что нужно пострадавшим. Лишняя гуманитарная помощь только создает проблемы, замедляя и усложняя процесс. Но насколько этично от нее отказываться? Предупредить, что помощь больше не нужна, необходимо. А вот больше ее не принимать, тем более, когда люди потратили время и деньги на доставку, на мой взгляд, аморально. Второй момент: при таких масштабах гуманитарной помощи обеспечить четкий контроль, что поступает и как распределяется, действительно сложно. Это может надолго задержать получение помощи. В качестве временной меры можно разместить в пунктах приема гуманитарной помощи видеокамеры. Позднее, когда появится на это время, можно отсмотреть сделанные ими записи, и привлечь к ответственности виновных в злоупотреблениях и попытке нажиться на чужом горе.

Волонтер разбирает гуманитарную помощь, принесенную москвичами на пункт сбора гуманитарной помощи пострадавшим от пожаров в Хакасии, в Москве. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Помогать не вещами, а деньгами, к сожалению, сейчас тоже не выход. В соцсетях часто появляются объявления с призывом перечислять деньги для погорельцев Хакасии. Но в них указаны счета, принадлежащие неизвестным посторонним людям.

— Тем, кто хочет помочь, нужно быть внимательными и уточнять информацию, — подчеркивает руководитель пресс-службы МВД Хакасии Сергей Кузнецов. — Мошенники пытаются нажиться на ситуации, давая объявления о сборе средств, создавая лжефонды, злоупотребляя гуманитарной помощью. Борьба с ними ведется, но мы не всегда успеваем действовать оперативно. А тех, кто столкнулся с мошенниками, мы просим не молчать, а обращаться с заявлениями в полицию, чтобы мы могли принять меры.

«Вам надо, вот вы и развозите»

Жалобы на организацию сбора есть и в других городах и поселках Хакасии.

— У меня вопросы к организации возникли еще в Красноярске, — рассказывает житель Красноярска Александр Трубин. — Я узнал, что в красноярских центрах сбора гуманитарного груза не хватает машин, и выпросил у начальника на работе на один день грузовой автомобиль. Решил, что помогу, чем могу, — сам отвезу груз. Приехал в центр сбора помощи и предложил загрузить мою машину. Меня ни о чем не спросили — ни кто я такой, ни откуда взялся. Просто загрузили — и все. А если бы я, набрав полный кузов вещей, отвез их к себе на дачу, например? Я понимаю, что людям нужно доверять, но ведь и контроль тоже нужен.

В правительстве республики наличие проблем с распределением гуманитарного груза из других регионов не признают. Заявляют, что власти сделали все, что от них требовалось.

— Специалисты министерства труда и социального развития республики ежедневно проводят мониторинг и выясняют, в чем нуждаются люди, потерявшие в пожарах свое имущество, — сообщили корреспонденту РП в пресс-службе правительства. — Для этого в пострадавших районах созданы специальные мобильные бригады. Благодаря помощи жителей практически всех регионов России погорельцы больше не нуждаются в одежде и обуви для взрослых, ее прием прекращен. Однако им по-прежнему нужны детская одежда и обувь, медикаменты, а также продукты с длительным сроком хранения, гигиенические средства, бытовая химия, матрасы, подушки и раскладные кровати. Основная проблема сейчас — рассортировать уже полученную гуманитарную помощь. Для этого нам нужна помощь волонтеров.

— Неправда, что людям уже не нужна одежда, — говорит потерявшая в пожаре свой дом Ирина Кокова. — Может, в крупных поселках уже всего и хватает, а в Кагаеве, Кобякове, Кожухове, Новоенисейке, других мелких деревнях в стороне от федеральной трассы людям по-прежнему нечего носить. Гуманитарный груз до нас просто не довозят, а у нас сейчас нет возможности самим поехать за ним в райцентр. Мы очень надеемся, что найдутся волонтеры, которые не поленятся все рассортировать и развезти по конкретным адресам. Я сама видела, как одна машина привезла несколько огромных мешков с одеждой. За несколько минут все разобрали, ничего не осталось.

Волонтеры уже готовы доставлять вещи каждой конкретной семье.

— Я решила, что поеду в поселок Шира, где сгорела треть домов, — рассказывает РП Ольга Ногач, доброволец, решившая сама развезти гуманитарную помощь по домам пострадавших жителей. — Погорельцы там временно разместились у родственников и у соседей в уцелевших домах. Через соцсети я заранее выяснила, кто и где остановился, и развозила по конкретным адресам. Люди принимали помощь с огромной благодарностью. Ни из одной семьи меня не выпустили, пока не напоили чаем, не рассказали о своих бедах. Я спрашивала: неужели вам действительно можно привозить только новые вещи, как говорят в пунктах приема гуманитарной помощи? Мне отвечали, что рады всему. Любая тряпка пригодится, когда ничего нет. Ведь нужно же как-то дожить до того времени, пока построят обещанные президентом дома.

Имитация инноваций Далее в рубрике Имитация инноваций«Сколково» успешно состоялось в качестве площадки для исчезновения бюджетных денег

Комментарии

23 апреля 2015, 11:36
Чиновники на местах - это самые гордые птицы. Только пока их не пнут, они не полетят. Каждый думает только о своей выгоде, как бы меньше дел сделать, да получить с этого побольше. Хорошо, что хоть волонтерское движение в России только крепнет. На них вся надежда.
дык волонтерское движение тоже надо развивать, оно без помощи государства чахнет и не работает
23 апреля 2015, 17:02
На пункте приема гуманитарной помощи сказали что берут только новую бытовую технику, новую мебель и деньги, только в валюте.
23 апреля 2015, 19:58
Так в России происходит после всех стихийных бедствий. После пожаров в 2010 году было то же самое. После все потопов - постоянно такое происходит.
27 апреля 2015, 06:24
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»