Не мир, но меч
Рабочие национализированной «Ликинской мануфактуры», декабрь 1917 года

Рабочие национализированной «Ликинской мануфактуры», декабрь 1917 года

Суть политики военного коммунизма в Советской России

Придя к власти в результате Октябрьской революции, большевики вынуждены были искать способ сохранить свое положение. Чтобы выстоять в борьбе с теми, кто не поддержал их, они выстроили принципиально новую систему управления, позволившую использовать ресурсы экономики для укрепления власти. Эта система, отличавшаяся предельной степенью централизации управления экономикой и построенная на национализации промышленности, госмонополизации ряда отраслей сельского хозяйства, на запрещении частной торговли и свертывании товарно-денежных отношений, получила название военного коммунизма.

На пути к тотальному контролю

Важно отметить, что национализация предприятий, проведенная большевиками, не была последовательным шагом, вытекавшим из коммунистической идеологии, как это может показаться. В действительности это тактическая мера, реакция на саботаж со стороны предпринимателей, который, в свою очередь, был вызван неумелыми действиями новой власти. Правда, Ленин уже в ноябре 1917 года, обрисовывая генеральную линию экономической политики, говорил об экспроприации предприятий и о национализации банков, однако этим мероприятиям должен был предшествовать длительный период рабочего контроля на заводах и фабриках. «Во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных и прочих предприятиях с числом рабочих и служащих вместе не менее 5 лиц вводится рабочий контроль над производством, хранением и куплей-продажей продуктов и сырых материалов», — гласило «Положение о рабочем контроле», принятое 14 ноября.

Рабочий контроль —изобретение еще Парижской коммуны. Правда, она не успела воплотить его на практике в силу своего недолгого существования. В России на многих фабриках и заводах организации рабочего контроля стали возникать сразу после Февральской революции. В сущности, изначально это было нечто вроде профсоюзного движения: рабочие осуществляли контроль над производством, а нередко и над коммерческой и управленческой деятельностью предприятий. Например, могли опротестовать увольнение коллег, потребовать улучшения условий труда и т.п. Согласно «Положению о рабочем контроле», деятельность подобных организаций распространялась на все предприятия страны. Находящийся в Петрограде Всероссийский совет рабочего контроля должен был управлять целой сетью более мелких советов, в свою очередь работающих с возникающими на местах фабрично-заводскими комитетами. Владельцы предприятий были обязаны предоставлять последним подробную документацию обо всех сторонах своей деятельности. Решения органов рабочего контроля были обязательны для исполнения владельцами.

Контролеры зачастую демонстрировали ужасающую некомпетентность, приводившую хозяев предприятий в ярость. В знак протеста многие из них стали закрывать свои фабрики и заводы. Большевики нанесли ответный удар — начали экспроприацию частных предприятий. Декрет ВЦИК от 1 декабря 1917 года впервые в мировой истории создал специальный государственный аппарат управления народным хозяйством — Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). В течение месяца в Петрограде были национализированы частные банки: банковское дело объявлялось госмонополией, а Государственный банк был переименован в народный. За два последующих года частные банки были ликвидированы по всей стране: их собственность, как правило, изымалась в пользу республики.

В январе 1918 года началась национализация железнодорожного транспорта, речного и морского флота, обладавших стратегической важностью. В апреле настала очередь внешней торговли. Отныне все сделки по покупке и продаже любой продукции с другими государствами и частными иностранными предприятиями могли осуществляться лишь уполномоченными на то органами. Вслед за этим новая власть объявила о непризнании внутренних и внешних долгов царского и Временного правительства. 1 мая 1918 года были отменены права наследования, а затем стартовала масштабная национализация промышленности. «В целях решительной борьбы с хозяйственной и продовольственной разрухой и для упрочения диктатуры рабочего класса и деревенской бедноты Совет народных комиссаров постановил: объявить собственностью РСФСР нижеуказанные, расположенные в пределах Советской Республики промышленные и торгово-промышленные предприятия со всеми их капиталами и имуществами», — гласил декрет «О национализации ряда отраслей промышленности» от 28 июня 1918 года, передававший в руки государства все крупные промпредприятия важнейших отраслей промышленности (горной, металлургической и металлообрабатывающей, электротехнической, машиностроительной, лесопильной, химической, текстильной и т.п.).

Черный передел

Это был сильный удар по «кровососу-капиталисту», однако сильнейший был нанесен еще раньше: одним из первых декретов новой власти стал Декрет о земле, предусматривавший конфискацию помещичьих земель и имений. 19 февраля 1918 года, в годовщину отмены крепостного права он был дополнен Законом о социализации земли, где говорилось: «Всякая собственность на землю, недра, воды, леса и живые силы природы в пределах Российской Федеративной Советской Республики отменяется навсегда». Закон отдавал землю «в пользование всего трудового народа», однако на практике это означало, что крестьяне получают ее по уравнительно-трудовой норме. Участок земли не должен был превышать трудоспособности каждого отдельного хозяйства, в то же время давая семье земледельца возможность жить безбедно. При этом каждое крестьянское семейство являлось всего лишь пользователем земли, но не ее хозяином. Социализация земли подрывала основы эксплуатации в деревне, хотя фактически зажиточные крестьяне отнюдь не перестали привлекать наемный труд.

Продовольственный отряд отправляется в деревню, 1918 год

Продовольственный отряд отправляется в деревню, 1918 год. Фото: ТАСС

К весне 1918 года крестьяне завершили передел земли, принадлежавшей помещикам, церкви и царской семье. Следует отметить, что большевики были слишком заняты задачей удержания власти, чтобы уделять много внимания вопросам, связанным с деревней, и решение многих проблем было доверено левым эсерам, которые контролировали как Народный комиссариат земледелия, так и большинство местных земельных комитетов. Однако хлеб и другие виды сельхозпродукции, разумеется, были слишком важны, чтобы потерять контроль над их производством и продажей.

В течение первых месяцев Советской власти большевики пользовались схемой, унаследованной от Временного правительства: крестьяне должны были сдавать весь хлеб за вычетом установленных норм потребления на личные и хозяйственные нужды государству по твердым ценам, приобретая взамен предметы промышленного производства. Разумеется, крестьяне не горели желанием сдавать зерно правительству. К тому же из-за Гражданской войны Советская власть утратила контроль над хлебными районами Украины, Кубани, Поволжья и Сибири. Центральной России грозил голод, начались голодные бунты. Спасая ситуацию, правительство 13 мая 1918 года издало декрет, устанавливающий годовые нормы душевого потребления для крестьян — 12 пудов зерна. Весь остальной хлеб считался излишками и подлежал изъятию, для чего были созданы специальные продотряды из рабочих. Чтобы расколоть деревню, облегчив задачу изъятия зерна, в июне был издан декрет о создании комитетов деревенской бедноты (комбедов). Комбеды оказались настолько активными образованиями, что зачастую вступали в конфликт не только с зажиточными крестьянами, но и с местными советами. При этом комбеды не только не способствовали изъятию хлеба, но и возбуждали протестные настроения в деревне. После того как в некоторых районах начались восстания против Советской власти, большевики вынуждены были поменять тактику — распустить комитеты бедноты и издать (11 января 1919 года) новый декрет «О разверстке хлеба и фуража». Теперь государство заранее создавало план хлебозаготовок с точной цифрой своих потребностей, которая затем «разверстывалась» по губерниям, уездам, волостям и отдельным дворам. Выполнение плана хлебозаготовок было обязательным.

Талоны вместо денег

Потребности государства, находящегося в состоянии гражданской войны, подстегивали монополизацию промышленности, и на военное положение были переведены все оборонные предприятия и железнодорожный транспорт. Принятый 10 декабря 1918 года Кодекс законов о труде установил всеобщую трудовую повинность для всех граждан республики. Принцип «кто не работает, тот не ест» в сочетании с безудержной инфляцией подорвал основы товарно-денежных отношений: выдавать зарплату деньгами уже не имело смысла, и ее заменили продуктовым пайком и системой талонов и карточек. При этом государство закономерно отменило плату за жилье, транспорт, коммунальные услуги. Новая программа партии, принятая в марте 1919 года на VIII съезде РКП(б), подвела под «военно-коммунистические меры» основательный теоретический базис.

Декрет СНК от 29 января 1920 года «О порядке всеобщей трудовой повинности» разрешил прибегать к мобилизации населения для работ общегосударственного значения: строительных, дорожных. В качестве рабочей силы разрешалось даже использовать армейские части. Декретами СНК от 12 апреля 1919 года и 27 апреля 1920 года работники были вновь «закрепощены»: запрещался самовольный переход на новое место, устанавливалась жесткая трудовая дисциплина. За нарушения полагалась юридическая ответственность.

Товарно-денежные отношения, сильно деградировавшие в силу упомянутых решений, исчезали на глазах: государство, освоившее методы трудовой мобилизации и вознаграждения рабочих «натурой», вполне логично запретило свободную продажу продуктов питания и товаров широкого потребления. Это решение, впрочем, привело к формированию огромного черного рынка, на котором граждане приобретали около 70% продукции.

Несмотря на то, что военный коммунизм был весьма удобен для правительства в качестве системы управления промышленностью и экономикой в целом, очень скоро эта система затрещала по швам: недовольство, которое она вызывала у обширной части населения, привело к новым бунтам против Советской власти. На смену политике военного коммунизма пришел НЭП — попытка впрячь в телегу экономики надежного, проверенного коня капитализма и трепетную лань большевистских экспериментов с народным хозяйством.

«Мы могли бы быстрее делать корабли» Далее в рубрике «Мы могли бы быстрее делать корабли»Когда российский флот пополнится «адмиральскими» кораблями Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

16 августа 2015, 22:43
Военный коммунизм после смены политического строя, довольно таки логичная штука. Народ ничего не понимает. верхи размыты, а людей в городах надо как то кормить и обслуживать, и тут на арене эта жесть, которая строягая, но дарит людям порядок
17 августа 2015, 08:48
Интересно, как быстро закреплялась власть. Я нахожу в этом времени схожесть с действиями правительства Порошенко. Разница лишь в том, что революция 17 года не отрицала свою историю.
в 17 году народ был не образован истории своей не знал, сейчас все под рукой ходи в библиотеки, читай книги, смотри в конце концов телевизор и делай вывод, но наши украинские соседи и на это видимо не способны
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»