Назад в будущее
Первая четверка советских космонавтов. Фото из личного архива А.  Сафронова.

Первая четверка советских космонавтов. Фото из личного архива А. Сафронова.

Пережив кошмарный Год Российского кино, российский зритель по весне остро нуждался во всесторонней кино-реабилитации.

Свершилось!

Утратить доверие зрителя легко, а вернуть бесконечно сложно. Посетители кинотеатров стали недоверчивы. Причина ясна. В 2016 году кинодеятели предлагали нам откровенный «ливер», произведенный на свет в результате тщательного и не прекращающегося, как ход небесных светил, распила бюджетных средств.

Не поэтому ли те, кто стоял со мной в очереди у билетных касс, изначально восприняли афишу фильма «Время первых» в штыки, ворча что-то про появление «очередной пафосной агитки»? Их можно понять. Продолжая начатый главой государства разбор на цитаты творений Ильфа и Петрова, я вспоминаю не только фразу: «Скучно, девочки!», мысленно переадресуя ее Эрнсту или Файзиеву, но и хочу привести куда более известную: «Я человек, измученный нарзаном!».

Российский зритель измучен халтурой до уровня интоксикации: он разочарован образом блюющего «Викинга», поднят на штыки безликими «28-ю панфиловцами», добит гопниками из «Притяжения», справившимися и с вторжением инопланетян в небо московского Чертаново.

А ведь в невыдуманной советской (читай – русской) истории были и есть те, кто реально покоряет безвоздушное пространство, и приносит всемирную славу нашей стране. Один из этих великих людей — легенда российской космонавтики, первый человек в открытом космосе Алексей Архипович Леонов, который «от» и «до» держал руку на пульсе создания фильма «Время первых». Говорят, что космонавт следил за достоверностью воссоздания всех нюансов предполетной подготовки экипажа и полета корабля «Восход-2» не менее трепетно, чем С. П. Королев за реальным стартом. Но скепсис Леонова по поводу телекиноиндустрии нашей страны и роли космонавтики в нашей жизни, пожалуй, критичен:  

«Я думаю, никакие фильмы интерес к космосу не разбудят. Отношение государства отвратительное. По телевидению в «Событиях недели» обсуждают грудь Анджелины Джоли, в то время как на землю вернулся космический экипаж — наш командир, американец, европейский космонавт. Это уже не событие. На другой день стартовал еще один экипаж. Как можно вести государственную политику, не говоря об этом ничего? Вот грудь Джоли — это событие»

Наверняка, Леонов, как человек, проживший долгую и полную невероятных испытаний жизнь, знает о том, что для этого отношения придумана масса удобных отговорок. «В другое время живем», «Спрос рождает предложение» или просто — «Зритель изменился»!

А если еще вспомнить, что этот самый зритель голосует рублем, и фильм «Время первых» в премьерный уик-энд собрал «всего» 145 млн рублей, в то время как заморский «Босс-Молокосос» сразу же вытянул из наших карманов на целых полмиллиарда больше, то можно смело цитировать киногероя Леонова (Е. Миронов), который после асфиксии в безвоздушном пространстве произносит:

- Мандец космосу!

Давайте вместе расставим точки над i. Если обнулить мою память, стерев информацию о фильмах Андрея Тарковского,  Василия Шукшина, Сергея Бондарчука и показать мне «Викинга» и «Панфиловцев», сказав: «Ну, в общем… такое вот оно… русское кино…», то я никогда больше не переступлю порог кинотеатра, где будут крутить фильмы «Made in Russia».

В Год Российского кино наши кинодеятели потрудились в части дискредитации отечественного не хуже «агентов иностранного влияния», убедив наш народ в том, что хорошего русского фильма не бывает. Стоит ли удивляться, что после такого «компота» народ вприпрыжку готов бежать на просмотр похождений Кинг-Конгов, отставных терминаторов, заморских красавиц с их чудовищами, а на «Время первых» косится с подозрением и даже брезгливо:

- Опять русское? Снова агитка? Опять назовут «мразями конченными», если не сумеем «проникнуться»? Хрен с два! Мы это уже проходили.

Однако фильм получился замечательный. Даже тех, кто хорошо знаком с историей космонавтики и понимает, что открыл «двери» космического корабля и первым в мире вышел в открытый космос не Гагарин, а здравствующий ныне Леонов, действие картины держит в напряжении до самого конца:

«Взлетят?»

«Выживут?»

«Выйдут?»

«Вернутся?»

«Найдут ли их»?

Впрочем, если учесть, что маховик всеобщей дебилизации, в которую колоссальную лепту вносит современная кинотелеиндустрия, вращается в режиме 24/365, то можно сделать вывод: актер, продюсер и режиссер Евгений Миронов ничуть не ошибся, «влюбившись» несколько лет назад в документалку о советских космонавтах и смекнув, что смотреться история будет как настоящее открытие для наших современников. А кто не верит, может выйти на Новый Арбат и задать вопрос о том, кто первый шагнул в открытый космос, людям из очереди, толпящейся в Black Star Burger.  

Увы! Космонавтика сегодня – это не круто! А вот когда-то, в 1965-м, на пыльных дорожках далеких планет оставить свои следы мечтали даже безногие.  «Время первых» начинается с эпизода, который, говорят, сам Алексей Архипович, отличающийся прямолинейностью, не очень-то любит: «Приукрашено!». Вспоминающий свое детство майор Леонов (Е. Миронов) обнаруживает пожар в двигателе самолета и получает команду руководителя полетов немедленно катапультироваться. Но техник, забывший перед полетом снять стопор катапультного кресла, практически не оставляет ему шансов выжить. Демонстрируя высший пилотаж в ходе спасения борта, Алексей обращает на себя внимание легендарного летчика Николая Петровича Каманина (А. Котенев), руководившего отбором и подготовкой первых космонавтов.

Так начинается дорога в космос, на которой Леонова ожидает встреча с другом, командиром, а в чем-то и наставником Павлом Беляевым (К. Хабенский). Полная противоположность Леонову, человек, глубоко, по-солдатски затаивший обиду на судьбу, позволившую ему сделать лишь один боевой вылет для защиты Родины во время войны, Беляев не верит в саму возможность вырваться за пределы земной атмосферы из-за перенесенной когда-то травмы. Тем более, ее так неудачно помог «освежить»  в ходе парашютной подготовки космонавтов и опасного прыжка молодой и ретивый напарник – майор Леонов.

Но главный нерв фильма — не в противоречиях между такими разными, но бесконечно преданными друг другу людьми. Он сокрыт в сферах более глобального порядка. Кругом (вчера, сегодня, завтра!) идет война. Пускай и холодная, но вполне реальная и опасная, готовая с минуты на минуту перерасти в Третью и, скорее всего, в последнюю Мировую. Не за горами полет американцев, намеренных первыми в мире выйти в открытый космос. И авантюрная инициатива советского руководства смешивает все карты Главному конструктору, основоположнику практической космонавтики Сергею Павловичу Королеву (В. Ильин) .

Полет корабля «Восход-2» переносится с 1967 года на 1965-й. Это альфа и омега сюжета. И драматургический потенциал этой простой (но ужасающей) ситуации («Летим на ракете, работы по созданию которой не успеваем завершить!») держит нас в напряжении до конца картины.

Алексей Леонов «Над Черным морем»

Внимание! Attention! Раскройте глаза и навострите уши! Нет приземляющихся инопланетян, нет пехотинцев, сгибающих вручную дула танковых пушек. Есть лишь наше врожденное шапкозакидательство, которое в данном контексте нельзя назвать хорошим или плохим. Это – данность! Это – родное! То, что заставляет и нас, простых людей, ездить с «полупустой» педалькой тормоза и сухим, как осиновый лист, щупом. Авось доеду?

На платформе этой извечной русской «авось-стратегии», резонером которой в фильме является Леонид Ильич Брежнев, в течение двух с лишним часов строится бесконечное множество захватывающих ситуаций. Они буквально завораживают зрителей, затаивших дыхание и забывших про 3D очки на носу.

«Время первых» — мощный реванш российского кинематографа, который дает нам возможность шагнуть в дебри «фотомастерской» советского времени,  увидеть ее «негативы», одним из которых, пожалуй, является ежеминутная готовность власть имущих рискнуть жизнью лучших «ореликов» во имя достижения амбициозной цели забить американскому Микки его чертовы баки. 

Но – что ни говори! – любим мы советское время, потому что (уж простите за образность) его взлетные полосы и космодромы предназначались не для «Гелендвагена» Мары Багдасарян, а для лучших в мире истребителей и ракет, взлетавших во славу в общем-то справедливого советского строя. Строя, где все было создано не для человека. А для людей.

Фильм, который был готов на 95 %, постигла участь «Сталкера» Андрея Тарковского. Его пришлось снимать заново. Но отнюдь не потому, что погиб материал. И не потому, что было снято плохо. Я слишком уважаю первого режиссера картины, ученика Алексея Балабанова – Юрия Быкова («Майор», «Дурак», «Метод»), чтобы предположить, будто ему пришлось покинуть съемочную площадку из-за некачественно сделанной работы. Не верю. Такого просто не могло быть. Но то, что я увидел на экране, убеждает меня в одном. Состоялась попытка широкого круга людей – великих русских актеров В. Ильина, Е. Миронова, К. Хабенского, настоящего мастера сценарного искусства Ю. Короткова («9 рота», «Стиляги», «Страна глухих») и, конечно, главного художественного руководителя этой картины Алексея Леонова, выйти за пределы понятий «качественно», «удачно» или «хорошо». Воссоздан в деталях не просто полет «Восхода-2». Воссоздана эпоха. Вчерашняя ли? Отнюдь. Сегодняшняя сквозь призму вчерашней. И лейтмотивом ее является фраза Сергея Королева, роль которого сыграл пусть и не похожий на гениального конструктора, но проникновенный, как всегда, Владимир Ильин: «Русский народ привык летать в кандалах. А если их снять? Разобьемся к чертям собачьим…».

Так и есть. И то, что мы честно признаемся себе в этом, дорогого стоит.

После просмотра фильма я спускаюсь в метро. Из динамиков звучит музыка из хорошего советского фильма «Большая перемена». И шагая вниз по эскалатору, я чувствую, как медленно погружаюсь в это никуда не ушедшее «Время Первых», где вторых ждала незавидная участь.

Случаен ли этот набор избранных тем, сюжетов и мелодий? Конечно же, нет. Ведь на каждом этапе своего развития нация выбирает себе для очередного стремительного взлета ту модель «космического корабля», у которого больше шансов и крепче обшивка. А это может значить только одно.

Мы уверенно двигаемся назад в будущее.

«Русская Планета» поздравляет своих читателей с Днем космонавтики! 

Коллекторы. Война продолжается! Далее в рубрике Коллекторы. Война продолжается!Закону о регулировании деятельности коллекторных служб ровно 100 дней. Как изменились методы воздействия на должников?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»