«Настоящие мужики – это наши!»
Коллектив «Белое злато». Фото: «Белое Злато»

Коллектив «Белое злато». Фото: «Белое Злато»

Ансамбль народной песни «Белое злато» о настоящем и ненастоящем фольклоре, современной молодежи и правильных мужчинах

Сержант стоит на коленях в храме Петропавловской крепости и плачет по недавно скончавшемуся царю… Петру Первому. Это не сцена из исторического фильма, а сюжет русской народной песни «Ах ты, батюшка, светел месяц». Одной из десятков народных песен, исполняемых несколькими девушками, которым чуть за 20: выросли в заполярном Норильске, называются «Белое злато».

Песни, которые они поют, станут открытием для современного вроде бы образованного человека. Не песни, а жемчужины, собранные в деревенской России, исполненные талантливо и самобытно. Даже народные «стандарты» — «Колыбельная» («Баю-баюшки-баю…») и «Во поле березка стояла» — в прочтении девчонок звучат так, как их не услышишь больше ни у кого. Журналист РП поговорил с участницами коллектива.

– «Белое злато» — это кто?

Дарья Яценко: Это Мария Старусёва, Мария Бараненко, Дарья Яценко, Валерия Григорьева и Полина Конюхова (на интервью ансамбль присутствовал в неполном составе, Валерия и Полина учатся в Норильске — РП).

– В каком году вы познакомились и «появились»?

Дарья Яценко: Мы с Машей Старусёвой знакомы с трех лет, я Машина крестная фея, она моя Золушка, все очень мило. С остальными девушками познакомились уже в Норильском колледже искусств. На четвертом курсе педагог дал мне послушать потрясающую многоголосную песню «Петербургская дорожка» (другое название — «Мне сегодняшний день скука»), и я решила, что нам хорошо бы ее спеть на госэкзамене. Вот с этой песни, в 2011 году, наше творчество и началось.

– Учились вокалу?

Мария Бараненко: Народному пению.

– Почему именно народному пению?

Дарья Яценко: У каждой своя история.

Участницы ансамбля народной песни «Белое злато»

Слева направо: Мария Бараненко, Дарья Яценко, Мария Старусёва. Фото: Ксения Жихарева для Русской планеты

Мария Старусёва: Я в детстве занималась эстрадным вокалом. Мамина подруга пошла работать в колледж на народное отделение и пригласила туда меня, маленькую еще. Я одновременно пошла в первый класс и в музыкальную школу на народный хор. Потом был колледж, сейчас — Московский государственный институт культуры, отделение «Искусство народного пения». В дипломе будет написано «Дирижер народного хора» и «Руководитель-преподаватель народного хорового творчества».

Мария Бараненко: Я училась в музыкальной школе и в школе с эстетическим уклоном. После девятого класса нужно было поступать в колледж. У меня был выбор — идти либо на академическое пение, либо на народное. Так получилось, что я решила попробовать в народном пении что-то новенькое, мне понравилось, руководитель позвал, пошла заниматься.

Дарья Яценко: Я с восьми лет пела в ансамбле обычные песенки, детскую эстраду. По окончании 9 класса моя руководительница по вокалу предложила мне пойти в колледж на академическое хоровое дирижирование. Но так как у меня не было музыкальной школы, меня туда не взяли и предложили пойти на фольклор. Я пошла, хотя и не думала, что свяжу жизнь с народным пением. Переломный момент произошел курсе на третьем-четвертом, когда я поняла, что без этого жизнь уже невозможна.

– Меня удивило ваше многоголосие. Как вы придумываете такие красивые и сложные вокальные партии?

Мария Старусёва: Мы их не придумываем, они уже существуют.

Дарья Яценко: Просто раньше в деревнях, селах кто-то начинал петь. Это изначально была импровизация...

Мария Старусёва: Один человек поет-импровизирует, придумывает мелодию, а второй начинает под него подстраиваться, только уже с вариативностью своей, чтобы выделиться как бы. Дальше присоединяется третий, четвертый. Получается такой гармоничный ансамбль. А мы уже просто перенимаем традиции.

– Как решаете что именно будете петь?

Мария Старусёва: Что-то мы с колледжа знаем — то, что с нами разучивали наши педагоги, знаем благодаря им. Что-то в институте разучиваем с хором – у каждой из нас своя хормейстерская работа. И предлагаем: девчонки, вот эта песня красивая, давайте ее споем.

Дарья Яценко: Песню выбираем вместе. Предлагаем, и если кому-то она не нравится, то мы ее уже не будем петь. И все-таки ты должен понимать, о чем ты поешь. Ты рассказываешь историю, только делаешь это в песне. Вот, допустим, очень интересная песня «Дивная година». Украинская, про сироту, которая искала маму.

Мария Старусёва: Она про смерть, эта песня.

Дарья Яценко: Да, и когда мы исполняли ее на нашем сольном концерте, то люди плакали. Нам очень приятны эмоции людей, ради них мы и занимаемся этим.

Мария Старусёва

Мария Старусёва. Фото: Ксения Жихарева для «Русской планеты» 

– Я правильно понимаю, что аккомпанемент для вас не особенно важен, вы поете в основном акапелла?

Мария Старусёва: Просто раньше у нас не было возможности делать аккомпанемент, не было баяниста. Потом появился баянист Семен Самченко, и сейчас он нам помогает периодически.

– И еще вы не любите фонограммы-минусовки.

Дарья Яценко: Не любим.

Мария Старусёва: Хотя вначале мы только под них и пели.

Дарья Яценко: Но где-то они нужны. Мы как-то пели в парке Кузьминки, на улице, под минусовку, потому что было лето, было много людей, и людям нужно было «туц-туц». Мы пели народные песни, но при этом, чтобы собрать огромное количество людей, нужно было вот это.

Мария Старусёва: Все-таки воспитан по-другому сейчас народ.

Фольклор настоящий и ненастоящий

Дарья Яценко: Мы были во Владимире. Там женщина пела весенние заклички. И это было ни туда и ни сюда. Она что-то там кричала в микрофон, это было не очень понятно, не очень ясно, не очень уместно. Заклички — это не сценическое. Их надо петь в поле, на улице. Закликать весну.

– Что такое заклички?

Дарья Яценко: Это веснянки, «Весна красна», например.

Мария Старусёва: В марте-апреле люди в поле выходили, когда масленицу провожали, начинали зазывать весну.

Дарья Яценко: Это было в поле, в лесу, деревнях. Но не на сцене.

– Откуда узнаете о существовании этих песен?

Дарья Яценко: от преподавателей, от таких же студентов из разных мест. Вот я смотрю, например, ВКонтакте разные коллективы, в основном студенческие.

Мария Старусёва: Какие-нибудь у них зачеты по вокалу проходят. Мы услышали — понравилась песня. И эту песню, допустим, себе можем взять. Или увидели видео ансамблевое.

Дарья Яценко: Гнесинка, например, делает большие полуторачасовые концерты. Мы их смотрим: оп, песенка хорошая, оп, еще одна.

Мария Старусёва: Но обычные люди не все туда попадают, и не все знают на самом деле, что такое фольклор. Вот и получается, что на афише может быть написано «фольклор», а это клюква одна. Какие-нибудь кокошники с красными губами…

Мария Бараненко: А изначально эти песни — из деревень.

Дарья Яценко

Дарья Яценко. Фото: Ксения Жихарева для «Русской планеты» 

– У вас много видео в интернете, где вы поете песни в жанре флэш-моб — экспромты такие на улицах и в общественных местах. Как вы это придумали?

Дарья Яценко: Когда-то я училась в Питере, и там был такой ансамбль, они чем-то на нас похожи — «Осипова-Лука». Я однажды увидела их ролик, где они пели в автобусе, и подумала: было бы прикольно. Потом получилось, что девочки ехали на конкурс в Пятигорск, и я с ними, мы еще не назывались «Белым златом». Приехали на Павелецкий вокзал. Я говорю, девочки, покажите, с чем вы едете, порепетируем. И просто в арке встали на улице и спели песню «Ой не летай мой соловей». Ролик выложили, он разошелся, и только потом мы уже придумали свое название — «Белое злато».

Наши и не наши

– Люди в Норильске и в Москве чем отличаются? Я вижу, что вы отличаетесь.

Мария Старусёва: Москвичи все в своих мыслях, в работе. А вообще нам не раз говорили, что мы отличаемся. У меня друзья из Владимирской области переехали жить в Норильск. Она родом из Норильска — он из-под Владимира. И он приехал туда, я его спрашиваю: ну как тебе Норильск? И он рассказал, что другие люди абсолютно. Вообще другие, хорошие. Очень готовы помочь всегда. Открытые, добрые.

Дарья Яценко: В этом плане да, доброта действительно есть. Но у молодежи в Норильске много излишнего пафоса.

Мария Бараненко: Если приедете в Норильск, увидите, что вся молодежь ходит в шубах, и для них это не роскошь, а просто теплая одежда. Они живут в своем маленьком мирке, в большой, дорогой деревне, из Норильска никуда не уезжали, и в них много такого наносного и ненужного.

– А почему, телевизора насмотрелись?

Мария Бараненко: Скорее всего, да. Интернет тот же самый. Маленький город, маленькие районы. Каждый друг друга знает, каждый пытается друг перед другом быть лучше.

– Правильные мужики — они какие?

Все хором: Это наши (смеются).

– Ваши это норильские или ваши — которые ваши?

Все хором: Которые наши (смеются).

– Вот расскажите, каким должен быть мужчина, чего вы ожидаете от своей второй половины?

Мария Старусёва: Мужик должен быть мужиком. Сказал — по столу стукнул — сделал.

– Сейчас у людей, сидящих в Facebook, и вообще у многих молодых, модно не любить Родину.

Мария Старусёва: Это модно??

– Да, придумывать нехорошие названия для России, говорить: мы такие, мол, все элитарные, а вообще-то надо бы отсюда сваливать.

Дарья Яценко: Я такого не читала, первый раз слышу. ВКонтакте, например, наоборот вижу группы, где пишут: Родина, Россия вставай. Мы победим всех. Мне только такое на глаза попадалось. Но если такое есть, то хочу им сказать: пусть они валят, места больше будет, дышать еще тут с ними одним воздухом.

Мария Бараненко

Мария Бараненко. Фото: Ксения Жихарева для «Русской планеты» 

Мария Старусёва: Они уезжают, но все равно скучают и многие возвращаются обратно.

Дарья Яценко: Моя тетя живет в Америке с американским мужем, приезжает ко мне в Питер в гости и рассказывает, как у них там классно. А я вот не хочу в Америку. Наша Россия всех побеждала, побеждает и будет побеждать. С каждым годом, с каждой новой народной песней я становлюсь все патриотичней. Мои дети, как только говорить научатся, будут знать гимн России! (смеется)

Мария Бараненко: А я хоть и живу в России, я — патриот Украины.

– А в чем это выражается, расскажи. Ты из какого города?

Мария Бараненко: Черкасская область, Ватутино. В Норильск переехала с родителями, когда мне было 8 месяцев. Мне украинская культура, их традиции близки. В России народ более грубый что ли, более резкий. Когда я приезжаю в Черкассы, в Киев, в Кривой Рог, в Ватутино — у меня очень много там родственников, — вижу, что народ более открытый. Люди более душевные, готовы тебе помочь в любую минуту, в какой бы ты ситуации не оказался. То, что сейчас происходит на Украине, это вообще отдельная тема.

– Что ты думаешь на эту тему?

Дарья Яценко: Те, которые бомбят, насколько они добры?

Мария Бараненко: Я считаю, что все это бесполезно и с одной стороны, и с другой. Ни та, ни другая сторона ничего не добьется. Это все идет от власти. Власть же никто никогда не уберет. На востоке Украины будут гибнуть и страдать люди. Потому что они хотят быть отдельной республикой, принимают свои законы, вводят свои паспорта. Но их будут бомбить, их не отдадут, потому что там тоже богатые земли. И власть на Украине — не дураки. Конечно, это очень печально. Очень много людей, которые сейчас со мной работают, они оттуда.

Дарья Яценко: Тем не менее, в доброй стране бомбят друг друга, а в плохой стране — нет.

– Давайте закончим на позитиве. Когда и где выступать будете?

Дарья Яценко: Ближайший концерт — в начале июля, в Москве, в Центре славянской письменности.

«Ромашковое поле» на Поклонной горе Далее в рубрике «Ромашковое поле» на Поклонной гореКак Москва отметит День Победы

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»