На комитет вся надежда
Александр Крутов. Кадр: Vimeo

Александр Крутов. Кадр: Vimeo

Избитый неизвестными саратовский журналист-расследователь Александр Крутов обратился в Следственный комитет с просьбой взять расследование инцидента под свой контроль

 «За стойкость и выживание»

Александр Крутов, многократный лауреат премии Артема Боровика, которой награждают отличившихся в жанре журналистского расследования, уже много раз становился объектом нападения неизвестных. Ни одно из этих преступлений, совершенных в феврале 1996, ноябре 1999 и в марте 2003 годов, не было раскрыто.

В 2000 году возглавлявший тогда область Дмитрий Аяцков наградил журналиста почетным знаком «За стойкость и выживание». Как иронично отметил адвокат Крутова Вячеслав Борисов, «видимо за то, что сумел выжить после нападения».

Утром 26 августа 2014 года Александр Крутов был избит двумя неизвестными у подъезда своего дома в Саратове. Он шел на судебное заседание по громкому делу экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко, но вместо этого оказался в больнице. Журналист получил множественные ушибы, сотрясение головного мозга и гематомы.

Нападение было квалифицировано по статье 116 УК РФ (побои, совершенные из хулиганских побуждений). Сам Крутов и его коллеги по изданию «Общественное мнение», где он трудится, считают, что следователи хотят замять это дело, как и три предыдущих.

Кому мешал

Журналистов такого уровня, как Александр Крутов, в Саратове немного, а работающих в жанре расследований и вовсе нет. Последние его публикации, которые, по мнению главного редактора «Общественного мнения» Александра Колобродова, могли спровоцировать нападение на журналиста, касались деятельности руководства Саратовской епархии РПЦ (цикл статей под общим названием «Саратовская епархия: люди, годы, грехи») и уголовного дела экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко, которому инкриминировали создание ОПГ и ряд экономических преступлений.

Интересоваться церковной жизнью в Саратове Крутов стал с конца 90-х годов, когда были опубликованы первые материалы в тогда единственной независимой газете «Саратовский листок». После этого уже в «Общественном мнении» вышел целый ряд его статей об интересе епархии к недвижимости и связи священства с КГБ. Естественно, Крутова в епархии не любили, по его мнению, могли найтись фанатично верующие, которые желали ли бы отомстить ему за разоблачения.

Уже после нападения 26 августа, в церковном журнале семилетней давности Крутов обнаружил фотографию одного из нападавших, в церковном облачении присутствовавшего на богослужении. Он заявил об этом дознавателю Александру Бородину и потребовал опросить его снова. Следователь этот факт вносить в протокол допроса отказался, фотографию взял, но, по информации адвоката Вячеслава Борисова, искать человека, который на ней запечатлен, не стал.

Дело экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко, которое освещал Александр Крутов, «стартовало» в ноябре 2010 года, когда чиновник был задержан и заключен под стражу, а силовики региона отчитались, что провели «операцию по декриминализации области».

26 августа, когда неизвестные избили журналиста, в прениях сторон должны были выступать адвокаты подсудимого Лысенко.

Крутов освещал обстоятельства этого дела и судебный процесс так скрупулезно, что его саратовские коллеги считают решение первого состава коллегии присяжных, по информации защиты Лысенко, хотевшей его полностью оправдать, заслугой журналиста. Но коллегия была расформирована до вынесения решения. На местном сайте «Взгляд-инфо» в комментариях к новостному сообщению была опубликована фамилия одного из присяжных, и судья Александр Дементьев объявил о роспуске на основании разглашения данных.

Сайт «Взгляд-инфо», на котором появилось имя одного из членов коллегии присяжных по делу Лысенко, аффилирован с саратовским бизнесменом, депутатом областной думы Сергеем Курихиным. Депутат неоднократно становился героем расследований Крутова.

«Последние две статьи Крутова были, насколько мне известно, очень негативно восприняты Курихиным, так как затрагивали не только имя Курихина, но и его партнеров по строительному бизнесу. Крутов написал, что эта группа желает получить кусок земли в центре города. Сразу после нападения Крутов указал на эту группу как на наиболее вероятных заказчиков. Однако дознание трясется и даже не вызвало указанных лиц на допрос», — утверждает адвокат журналиста Вячеслав Борисов.

«Уже после нападения в августе, накануне оглашения приговора по делу Лысенко, мне позвонил заместитель начальника уголовного розыска Фрунзенского РОВД подполковник Константин Яворский, который предложил мне "незаметное сопровождение", если я пойду в суд», — рассказал Крутов. «То есть люди были фактически уверены, что я пойду на оглашение, и хотели за мной следить. Вероятность при этом очередного нападения я не исключаю. Чтобы не провоцировать никого, я на оглашение не пошел, но из дома выходил. И заметил слежку. Не только я, но и мой товарищ, бывший старший оперуполномоченный РУБОП Евгений Лянгер».

Журналист предположил, что таким образом готовилось второе нападение. «Мое предположение, что готовилось второе нападение, связанное с делом Лысенко. Потому что очень уж заметной была активность в дни, когда оглашался приговор, и планировалась пресс-конференция адвокатов по результатам суда. Активность была такого рода, чтобы либо не допустить меня до суда и общения с адвокатами, либо привязать ко мне «хвост», либо что-то еще».

Несмотря на то, что на прения сторон по делу Лысенко Крутов не попал, и это, как он утверждает, помешало его журналистской деятельности, журналист получил материалы от адвокатов и освещение им резонансного процесса не прекратилось.

Приговор по делу экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко был вынесен в середине октября — присяжные оправдали его по все криминальным статьям, но он был признан виновным в вымогательстве взятки и отмывании денег.

Опросили 21 журналиста и продлили следствие

Следствие по делу об избиении журналиста уже было продлено на месяц. Адвокату ни разу не предоставили возможности ознакомиться с делом. Лиц, которых журналист подозревает в заказе преступления, не только не допросили, но даже не вносят в протоколы допроса самого Крутова. Зато следователь опросил 21 сотрудника редакции «Общественного мнения». По словам главного редактора Алексея Колобродова, это было сделано лишь затем, чтобы создать видимость работы. «Сотрудники полиции не заинтересованы в установлении истины по делу, всевозможными способами волокитят расследование и саботируют работу по версии, связанной с моей профессиональной деятельностью», — написал в заявлении на имя руководителя областного управления СК Николая Никитина Крутов. В заявлении он просил уголовное дело №24009 забрать у полиции и переквалифицировать его по статье 144 УК РФ (Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов).

«Существует очень высокая вероятность, что оперативные подразделения и органы предварительного следствия регионального МВД, как уже неоднократно в таких ситуациях было, не раскроют это уголовное дело», — написала Генеральному прокурору Юрию Чайке в связи с этим депутат Государственной думы от Саратовской области Ольга Алимова.

«Они не хотят отдавать это дело, потому что в Следственном комитете, я не хочу их хвалить, но с точки зрения оперативной работы там все правильно. Там следователь определяет, какие действия проводить и что делать. А здесь складывается ощущение, что руководство ГУВД ну никак не хочет, чтобы дело о нападении было раскрыто», — предположила адвокат Елена Сергун. В мае этого же года автомобиль адвоката сожгли двое неизвестных в масках. Следствие до сих пор не нашло виновных и, по словам адвоката, пытается представить это хулиганской выходкой, а не результатом профессиональной деятельности. Сергун представляла в суде интересы журналистов саратовской газеты «Наша версия» Тимофея Бутенко и Натальи Курочкиной, на которых в январе было совершено нападение, когда они освещали заседание одного из городских ТСЖ. Обвинение охранникам было предъявлено по статье 144 УК РФ.

Нападение на Крутова стало одним из эпизодов, который Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе указала как пример преследования журналистов в России. «Журналисты становятся мишенью из-за их работы, и это способствует созданию атмосферы страха, что подрывает саму основу свободы слова и СМИ — расследовательскую журналистику», — прокомментировал инцидент на сайте ОБСЕ представитель по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович.

«Золотое кольцо — не Хургада, но в межсезонье его готовы бронировать» Далее в рубрике «Золотое кольцо — не Хургада, но в межсезонье его готовы бронировать»Туроператоры попросили денег у государства, чтобы привлечь путешественников в Россию

Комментарии

23 октября 2014, 17:19
премия Боровика, к сожалению, с смертью самого Боровика себя дискредетировала...
23 октября 2014, 22:30
и что теперь делать пострадавшему Крутову, в связи с этим печальным событием?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»