«Мы — старатели»
«Туман и запах тайги» старателей не интересовали, хотелось денег — сразу и побольше. Евгений Епанчинцев / ТАСС

«Туман и запах тайги» старателей не интересовали, хотелось денег — сразу и побольше. Евгений Епанчинцев / ТАСС

«Русская планета» узнала у старателя из Омска истинную цену золота

Через руки председателя старательской артели Виктора Седова за 18 лет прошло четыре тонны золота и, наверное, столько же бумаг, потому что начальник — он и среди старателей начальник. Корреспондент РП встретилась со старателем и узнала, как добывали советское золото.

«Вечно грязный, вечно злой — это мастер буровой»

Сибиряк Виктор Седов приехал на Колыму в ноябре 1965 года вместе с другом, сразу после армии. На восемь месяцев, не больше, чтобы заработать денег и продолжить обучение в Педагогическом институте, откуда ушел служить. Он не скрывает, что «туман и запах тайги» его вовсе не интересовали, хотелось денег — сразу и побольше.

— Вот только никто нас там не ждал — двух зеленых пацанов. Кое-как устроился в геологоразведочную экспедицию помощником бурового мастера. Денег не было вообще. «Вечно грязный, вечно злой — это мастер буровой», — так у нас говорили. Проработал я его помощником год, разбогатеть так и не удалось, а учиться все еще хотелось. Через год сам стал мастером, а еще через полтора года женился. Жили мы в тайге.

Работа была тяжелая сама по себе, а в таких условиях представлялась иногда невозможной. Но работали и даже умудрялись отдыхать и развлекаться, правда, весьма специфично.

— Народ делился на три категории: рыбаки-охотники, картежники и пьяницы. Картежники, бывало, по двое суток играли, а долг чести соблюдался свято. Ходила у нас байка, как один проигравший на спор съел живую мышь, и все в это верили. Совсем не редким был случай, когда картежник получал зарплату и всю ее спускал в игру в «очко». Пьяницы, понятное дело, пили и тоже одним днем не ограничивались. Зайдет начальник, а все храпят пьяные, помбуры с мастерами передрались, а прораб на охоте. «Когда работать будете?» — спрашивает. Один из наших голову под кровать сунул, ящики с бутылками пересчитал и говорит сиплым голосом: «Сегодня попьем, завтра похмелимся, а послезавтра начнем работать». Тот плюнет и уйдет. Потом, конечно, такого не стало.

Молодожены поселились в вагончике, который продувался насквозь. На Колыме морозы в 55 градусов — не редкость, а прожить в «избушке» пришлось два года.

— Выглядело жилье так: под кроватью лед, на кровати три матраца, на стенах тоже матрацы вместо ковров, а за ними, как водится, лед. Железная печка. Помыться — в тазике, — продолжает Виктор Седов.

Артели создавали для того, чтобы они отрабатывали отдаленные неперспективные месторождения. Перспективные доставались приискам. Фото: из личного архива Виктора Седова

Самый молодой председатель артели

— Вызвал меня как-то директор прииска и предложил возглавить старательскую артель. Было мне тогда всего 33 года, и я понятия не имел, с чем придется столкнуться. Я на всякий случай отказался, но директор твердо пообещал помочь. Пошли знакомиться вместе с начальником старательского участка. Я, говорит, сейчас буду представлять тебя артели. Заходим — на столе стоит бутылка водки, там что-то на донышке плещется. И тут начальник как завопит: «В бога, в душу, в мать! Вы тут водку пьете вместо того, чтобы работать!». Много чего еще сказал. Нет, думаю, не хочу я быть председателем, не смогу я так художественно орать, да еще матом семиэтажным. Тут он замолчал, плеснул в стакан остатки водки — хлобысь! — выпил залпом и сразу успокоился. И говорит так проникновенно и даже ласково: «Я вам, ребята, привел нового председателя, вот он». Мне потом мужики рассказали, что вопил он по одной лишь причине: водки ему мало оставили, было бы больше — обошлось. По тем меркам я стал самым молодым председателем артели. Вот тогда и началась школа жизни.

Все знают, что старатели добывают золото, но мало кому известно, где и как именно. Артели создавали для того, чтобы они отрабатывали отдаленные неперспективные месторождения. Перспективные доставались приискам.

Должность председателя была выборной: на общем собрании выбирали правление, а уже правление назначало председателя, который должен был уметь ладить со своими подчиненными, с директором прииска и непосредственным начальством. А самым главным было «выбить» хорошее месторождение, чтобы не отработать сезон зря и не остаться без копейки.

 «Слава труду!»

В первый год артель под руководством нового председателя план не выполнила, что приравнивалось чуть ли не к измене Родины. Во второй — тоже. А потом пошло: уже через пять лет из старого состава остались только два человека из 45, появились контора, общежитие, баня — все это артель отстроила на свои деньги и своими силами.

— Понимаешь, мои прежние работники почти все были старше меня, некоторые воевали. Помню, по ночам ездил смотреть, как они работают. Раз приезжаю и вижу: один бульдозер на подаче, один — рядом с мониторной будкой. Двигатели работают, бульдозеристы мирно спят, потому как пить в темноте им надоело. Заглушил я двигатели, работяги зашевелились. Один прямо затанцевал передо мной и говорит: «Да ты кто такой? Я тебе, председатель, монтировку на шее завяжу». Утром он, конечно, не такой уже смелый был. Уволил я их, правда, потом одного назад взял — на войне он был, пожалел. Так и жили. Самое главное — найти единомышленников, тех, кто хочет работать, зарабатывать, тех, кто имеет четкие цели. И они появились. Еще очень важно наладить быт, чтобы люди чувствовали себя людьми, чтобы могли помыться и лечь в чистую постель.

Самым главным было «выбить» хорошее месторождение, чтобы не отработать сезон зря и не остаться без копейки. Фото: из личного архива Виктора Седова

Артель, по словам Виктора Васильевича, была неким государством в государстве: старатели зачастую жили по своим законам, отличным от общепринятых советских.

— Мы получали большие деньги. Да, работали 12 через 12 часов без выходных, с марта по октябрь, но за сезон, если план выполнялся, получали более чем хорошо: в артель стояла очередь из желающих работать, письма приходили со всего Союза. Спасали организация труда и очень жесткая дисциплина. За первый проступок человека наказывали рублем, за вторым следовало увольнение. Я всегда считал, что приметы придумали для ленивых: нечего подкову к двери прибивать, ее нужно прибить на сапог — и копытить.

— Проверяльщиков хватало — все же имели дело с золотом, комиссии наезжали постоянно: с областного профсоюзного комитета, ОБХСС, аудиты, Рыбнадзор, Охотнадзор. И все хотят денег. Мне в душу особенно запал один случай. Приехала к нам очередная комиссия, а там дамочка такая, все из себя идейная. Оглядывает пустые стены конторы и вопрошает: «А где тут у вас лозунги?» Какие, спрашиваю, лозунги? А такие, отвечает: «Слава труду», «Слава КПСС», «Укрепим трудом…» Нет, говорю, у нас лозунгов, кроме одного: на будке трансформаторной скелет с призывом «Не влезай — убьет». И тут дама глаза закатила, побледнела и шепчет: «Как же вы можете работать? Без лозунгов? У вас же ни одного плаката нет!» Такое потрясение было в ее глазах, я чуть не прослезился. Хорошо, думаю, если ты просто хорошая актриса, а если на самом деле так думаешь? Страшно ведь жить! А артель уже «гремела», золото шло, а это главное. А то бы турнули меня с должности, бесплакатного.

«Это наше золото»

— Золото, которое мы добывали, считалось самым высокопробным. Выглядит это так: начинается вскрыша, доходим до песков, монтируем промприбор, выполняем горнотехническое сооружение, начинаем мыть. Съемка идет каждые сутки. Грузим в контейнеры, само золото в них не видно. Мы добывали металл в среднем 920-й пробы — это очень высокая проба. Так что наше золото золотее.

Я прошу рассказать что-нибудь из особенного.

— Да сколько хочешь. В банк на бронетранспортере ездил.

Артель была неким государством в государстве: старатели зачастую жили по своим законам, отличным от общепринятых советских. Фото: из личного архива Виктора Седова

— Машина, что ли, такая?

— БТР. Обычный. Списанный, из Хабаровска. Без пулемета, понятное дело. Он был у нас служебной машиной, колоритно так получилось. Хочешь, байку расскажу? Приехал новичок в артель, мужики над ним подшутили. Назначили, говорят ему, тебя на должность стрелка БТРа, а пулеметы мы летом установим, когда за золотом начнем ездить. Иди, говорят, на склад, тебе там бронежилет выпишут. Тот и пошел. Я об этой шутке узнал, когда мне завскладом позвонила и поинтересовалась, кого я на работу взял, здорового ли психически человека. Помню, едем с водителем на БТРе, а он говорит: «Василич, глянь там справа, никого нет?». А я ему: «Тебе какая разница, кто там справа? Пусть те, которые справа, сами об этом заботятся». Реакция банковских работников была, конечно, незабываемая, когда они БТР в первый раз увидели. У нас артель вообще была богата юмористами.

Задаю вопрос, подозревая, что об этом у старателя спрашивают регулярно. Но очень уж любопытно.

— А что, прямо вот и ни кусочка золота никто никогда не украл? Из четырех тонн?

— Я — не украл, — отвечает Виктор Васильевич, и я понимаю, что точно, спрашивали его об этом раз так тысячу. — Мы давали золото. На работе смотрели друг за другом, и если возникало хоть малейшее подозрение, то на следующий год этот человек у меня не работал. Мне докладывали. Время другое было, люди тоже. Это наше золото, наш заработок. Мы — старатели, а не какие-то там уголовники.

Липецкие ученые поспорят с «Британикой» Далее в рубрике Липецкие ученые поспорят с «Британикой»Археологи ищут возможное поле битвы Тамерлана и Тохтамыша

Комментарии

02 августа 2015, 22:57
Общался недавно со старателями с Бодайбо, узнал для себя такую вещь интересную, заолто имеют право выкупать только банки и то ни все, а большей частью государственне, и цена на него фиксированная и молотят сейчас с мая, а не с марта, как в тексте написано, по ноябрь, в этом году почти все начали 07 мая
03 августа 2015, 06:29
Конечно старатели не воры, тем более в то время. Да и сейчас они зщарабатывают хорошо, а если грамм украсть, то работы лишишься.
03 августа 2015, 14:37
нет, сейчас старатели много не зарабатывают, плюс работа сезонная пашешь с весны до октября, а потом отправляешься на большую землю и полгода ждешь, когда тебя опять позовут золотишко мыть
06 августа 2015, 09:38
Давайте без "ля-ля" уважаемый, там все хорошо зарабатывают, как минимум двойные и тройные заработки, относительно средних зарплат по стране. Если бы не платили, никто бы там не работал, это ведь вредный труд, за который, кстати, там полные соцпакеты.
04 августа 2015, 11:03
А-а-а... Жесть какая-то...! А что там вообще женщины делают, в той промозглой дыре?!? Своеобразную романтику ищут, или тоже разбогатеть по-быстрому мечтают? )
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»