Мой друг — режиссер
Очередные серии «Летних историй» снимаются в школе напротив ДК «Искра». Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»

Очередные серии «Летних историй» снимаются в школе напротив ДК «Искра». Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»

Как делают детское кино в Перми

170 фильмов, 105 кинофестивалей, 376 наград и призов — детская творческая киностудия «Макаров-фильМ» работает уже 16 лет. За это время она повидала многое: полет на вертолете, поездка на фестиваль на перекладных, взорванная кухня и сотни счастливых детских улыбок.

Корреспондент РП отправился на съемки и узнал, что детское кино можно делать почти без денег, но нельзя без любви.

Из армии — в мир кино

С Василием Макаровым, руководителем детского творческого кинообъединения «Макаров-фильМ», я познакомился случайно, во время прогулки со своими детьми по музею в Хохловке. Василий подошел сам, представился и предложил мальчишкам сниматься в кино: «Лето, все разъехались. Мне снимать, а детей даже на массовку не хватает...». Мы согласились попробовать.

Детская киностудия расположена в одном из самых отдаленных районов Перми, в ДК «Искра». Издалека видно, что ДК давно не знал ремонта. Здание выглядит заброшенным и необитаемым. Долго идем пустынными коридорами и вестибюлями, погруженными в полумрак. Наконец находим дверь с нужным номером. Именно тут проходит кастинг, кинопробы и оргсобрание — все сразу.

Ребята от 5 до 14 лет, в основном из окрестных домов. Самые маленькие — с мамами. Небольшая перекличка. Конечно же, пришли не все. Кто-то забыл, кто-то поленился, кто-то пришел на час раньше и ушел, прождав минут 40.

«Ребята, сколько раз я уже говорил — записывайте себе где-нибудь время. Если обещали прийти — мужчина должен держать слово!» — увещевает Василий своих подопечных.

Все дружно кивают, атмосфера веселая и непринужденная. В ближайшие дни планируется отснять несколько серий-короткометражек сериала «Летние истории». За 1,5 часа распределены роли и обязанности, назначены дни, время и место съемок — соседняя школа.

Как оказалось, ребята не только играют роли. Камера, микрофоны, свет, хлопушка — все в руках детей. «Я стараюсь, чтобы они были взаимозаменяемыми, чтобы понимали и как с микрофонами работать, и со светом... Если один заболел, не смог, другой его заменит», — объясняет Василий.

По словам коллег, он дает детям почти вгиковский курс кинематографии. Часть обучения проводится в игровой форме, часть невозможно дать в игре — приходится сидеть и записывать. Именно поэтому в киностудию стараются брать детей не младше 7–8 лет.

Руководитель детской студии — режиссер, продюсер и сценарист в одном лице — специальных дипломов не имеет. Он окончил пермское Военное командно-инженерное училище и отслужил 25 лет в Ракетных войсках.

«Все годы службы я чувствовал, что занимаюсь не тем. Мне и сослуживцы это говорили. Было постоянное ощущение поиска себя, — рассказывает режиссер. — Параллельно мы семьей ходили в походы, на сплавы. Уже во время службы в Иркутске купил себе фотоаппарат «Зенит». Где только я с ним не ползал — сопки, скалы, все искал интересные ракурсы...».

Потом Василий купил маленькую видеокамеру, стал снимать и монтировать ролики из своих путешествий. Желание снимать грамотно, осознанно переросло в серьезное увлечение. Зимой 1998 года в Иркутске проходил международный кинофестиваль, куда приглашали всех любителей. Макаров и его супруга отправили на фестиваль три работы, одна из которых заняла второе место. Победа на престижном фестивале вселила уверенность в своих силах. Тогда и родилась киностудия «Макаров-фильМ».

«Написал письмо во ВГИК. К сожалению, обучение там уже было платным, но зато они рекомендовали специальную литературу. Я стал читать книги по кинематографии. Что-то я покупал, что-то брал в библиотеке», — говорит Василий.

Расставшись с армией в 2000 году, Василий и его семья — жена Ирина и четверо детей — вернулись в Пермь. В 2003 году, после съемок комедии «Наука побеждать», в которых участвовало около 70 человек, встал вопрос о переименовании киностудии, ведь она перестала быть только семейной. Долго искали название: «Мечта», «Алые паруса»... Но суеверные коллеги и друзья посоветовали: «Оставьте "Макаров-фильМ", тем более что вас уже многие знают. Поменяете название — поменяется фортуна, фильмы не будут получаться». Так и оставили.

Счастливое кинодетство

Очередные серии «Летних историй» снимаются в школе напротив ДК «Искра». Василий начинает день с переклички. К его радости, сегодня все ключевые участники съемочного процесса на месте.

«Макаров-фильМ» снимает даже боевики

«Макаров-фильМ» снимает даже боевики. Фото из архива студии

Расставляются стулья и парты, настраиваются свет, микрофоны. Ребята действительно все делают самостоятельно. Каждый знает свое дело. Глаза горят, все возбужденные и веселые. Василий Макаров и его жена Ирина координируют процесс, стараясь ничего не упустить и не забыть. Мы стараемся держаться поближе к стенке, чтобы не мешать. В редкие свободные минуты удается пообщаться с ребятами.

«Я в этой студии год. Больше участвую как актер, но иногда и снимаю. У нас любой может снимать, заниматься звуком. Я снялся в трех фильмах», — рассказывает Володя Гребенников.

Папа Володи работает пиротехником на одной из киностудий в Москве. Когда-то он отвел сына на съемки, и тому захотелось участвовать. Тогда папа нашел в Перми киностудию и привел сюда сына. После школы Володя планирует поступить в Московский институт культуры и стать актером.

«Для меня кино — это отдельный интересный мир. А в нашей киностудии к тому же подобрались добрые веселые ребята. Не думаю, что такая атмосфера царит во всех киностудиях. Постоянных участников — 16 человек, — рассказывает мальчик. — А Василий — он не такой, как другие взрослые. С нами он общается не как с учениками, а как с друзьями. Каждый из нас считает его своим другом».

Это подтверждает и другая постоянная участница съемок Даша Цветкова: «Василий для нас не руководитель, а, скорее, друг». Даша тоже собирается поступать в Институт культуры, только пока не знает, на актера или режиссера.

«Год назад мы с мамой пришли сюда на праздник детского кино, посмотрели фильмы, и мне это очень понравилось, — рассказывает девочка. — Нас Василий пригласил, я стала ходить на занятия. Мы учимся, как правильно снимать кино: какие планы бывают, какие методы, что можно делать на съемочной площадке, что нельзя. Я делаю все — снимаюсь, снимаю, держу свет, звук, хлопаю хлопушкой, пишу сценарии. Тут как-то все просто, понятно. И кино снимать интересно, меня затянуло. Занятия проходят в удобное время — я могу и в школе заниматься, и сюда приезжать».

«Кинематограф — самый дорогой из всех видов искусств»

— Василий, ты ушел из армии, полностью отдался киностудии. На что же вы живете? Разве это бизнес?

— За 16 лет я убедился, что это никак не окупается. Сколько общаюсь на кинофестивалях с мэтрами кино с разных киностудий и вузов, везде один и тот же вопрос: «Ребята, зачем вы делаете детское кино, если оно нерентабельно?» И буквально единицы нас поддерживают морально, признают, что наше кино классное и нужное.

На что живет семья? Нас шестеро — Маша, Настя, Аня, Мишка и мы с Ириной. Единственное, что спасает, — военная пенсия, у меня 25 лет выслуги, и эти 17 тысяч — то, что дает хотя бы кусок хлеба. Ирина трудоустроена в этом ДК. Ей платят зарплату 6 тысяч рублей. Мало, конечно, но мы все равно очень благодарны руководителю «Искры» Екатерине Аскаровой. Вот комнату нам выделили: стол тут был, стулья, обои, розетки...

Иногда я прошу детей, родителей собрать деньги на какие-то мероприятия, поездки, реквизит. В прошлом году собирали на съемки по 500–600 рублей. Это на лето — съемочный период, потому что мы куда-то выезжаем. А в этом году деньги не собирали, и стало невозможно выживать! На съемки деньги нужны обязательно: это и такси взять, и покормиться, и реквизит кое-какой купить, на поездки нужны деньги, на отсмотр мест съемки.

В студии дети все делают сами, даже рисуют раскадровку

В студии дети все делают сами, даже рисуют раскадровку. Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»

Буквально единицы нас слышат и пытаются помочь. Некоторые родители считают, что я обязан работать с детьми бесплатно. А кинематограф — самый дорогой из всех видов искусств. Я посчитал: чтобы киностудия функционировала нормально, на каждого ребенка надо примерно 10 тысяч рублей в месяц. Я обращаюсь за год примерно в 100 организаций. Объясняю, что это для детей, что это искусство. Если 5–6 откликнутся — уже хорошо. Если из них хотя бы одна окажет серьезную помощь — вообще счастье.

Объясняешь: это же детское кино, это же дети, это воспитание, развитие, вы же сами были маленькими, смотрели детские фильмы.

— А к властям обращались? В Минкультуры?

— Писал письма раза три Вячеславу Торчинскому (председатель городского Комитета по культуре. — РП), два раза был на личном приеме. Он сказал: да, молодец. На этом все. Почему я пошел к нему? До него была Любовь Федорова, с ней мы общий язык находили. В течение двух лет раза четыре она нам помогала деньгами хотя бы для поездок на кинофестивали. На «Кинотаврик» в Сочи мы съездили, получили Гран-при за лучший фильм. Потом поехали в Санкт-Петербург, оттуда привезли «золото», «серебро», «бронзу» в разных номинациях. А потом пришел Торчинский — и все…

Еще обращался к Мильграму, Протасевичу (министр и заместитель министра культуры Пермского края в прошлом. —  РП). Тоже: «Да, молодец, приходи еще». В Комитет по делам молодежи обращался. Женя Хузин, спасибо ему, помог с оплатой проезда и гостиницы на международный фестиваль «Свет миру» в Ярославле. Мы там получили два третьих места. Были представлены очень серьезные работы профессионалов, поэтому третье место для нас — это очень хорошо.

— Я смотрел ваши ролики. Где-то участвуют военные, где-то вы используете вертолет. Помещения разные задействуете... Вы обращаетесь за помощью, и вам дают людей, технику?

— Я, конечно, бьюсь во все двери. Не всегда, но помогают. Когда нужен был вертолет, я бился-бился, в итоге дали четырехместный Robinson. Пришлось снять передние двери. Все, пролетели — снял сверху, снял диалог в кабине. Экстрим!

Автостопом на кинофестиваль

Благодаря киностудии Василию есть что вспомнить, есть над чем посмеяться, пусть порой этот смех — с горчинкой. Однажды, как раз когда снимали фильм с перестрелкой, не удалось договориться с военными насчет взрывчатки. Пришлось самому делать мину из пороха.

«И вот сижу я на кухне, делаю взрывчатую смесь. Видимо, бдительность потерял — ночь до того не спал. Немножко смеси отсыпал в сторонку, чтобы проверить, как горит, а от нее искорка отлетела и попала в основную часть взрывчатки. Как бабахнуло! — вспоминает режиссер. — Приезжают две пожарные машины с мигалками, а у нас на кухне дым. Хорошо, попался знакомый пожарный — они как-то приезжали на съемки, делали "дождь". Я ему говорю: "Помнишь, кино снимали?" Он: "А-а-а-а, детская киностудия! Так это наши ребята. Вы бы хоть жильцов предупредили. Они же не знали ничего, нас вызвали"... Он жильцов успокоил, а мы с женой потом все несколько дней отмывали. Пришлось брать кредит в банке и делать ремонт».

Безденежье толкает Макарова на безрассудства, на которые способен только фанат своего дела. Как-то зимой киностудию позвали на фестиваль в Москве. Денег не было.

«Ну, может, тысяча была на все, — вспоминает Макаров. — Я кликнул клич: "Ребята, кто не испугается поехать автостопом, кто мне доверяет — поехали, потому что я решил ехать по-любому". Все отказались, а два пацана, Тема и Гриша, им было по 12 лет, сказали: "Да мы с тобой хоть на край света". Все, ребята, вперед!».

Василий Макаров и команда многосерийного фильма «Летние истории»

Василий Макаров и команда многосерийного фильма «Летние истории». Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»

Как ребят отпустили родители — неизвестно, да только те сходили домой, взяли с собой немного денег, еды и поехали. Не по трассе, правда, а по железной дороге. На электричке до Балезино добрались, а там пересели на товарняк.

«Я говорю: "Ребята, подвезите на кинофестиваль меня да двух пацанов". Посадили нас в задний локомотив, в кабину. Темке бабушка пирожков напекла. Мы их съели, попили чаю, машинистов угостили. Все так душевно. Потом пересели на другой товарняк… В каком-то лесу остановились. Ночь, ничего не видно. Один из ребят в туалет захотел: "Можно выйду?" Прыг — и в сугроб ушел, одна голова торчит. Вытащили его. В общем, смешного много было...».

Всю поездку Василий снимал на камеру. И поводов для зависти других своих подопечных на пленке привез немало. Например, то, как ребята тепловозом управляли: «Сидят такие радостные, счастливые. Снег валит, фара светит… Романтика!» В Москве встречающие не могли сдержать эмоций: «Вы, пермяки, вообще безбашенные! Но молодцы».

«Макаров-фильМ» привез тогда на фестиваль 14 фильмов: 12 из них заняли первые места в разных номинациях, один фильм — второе. Когда призы давали, Василий спросил: а можно вместо призов денег на обратную дорогу?.. Организаторы связались с туристическим агентством «Спутник», рассказали про пермяков, попросили помочь. Домой добирались уже с комфортом.

«Дети были в таком восторге, в глазах было столько счастья, — вспоминает режиссер. — Мы настоящими друзьями стали, я теперь в огонь и воду с ними готов. Они уже выросли и ушли из киностудии, но я их никогда не забуду! Это настоящие друзья! У меня даже фото этих двух пацанов всегда со мной — в паспорте лежит».

Дважды на съемках Василий терял сознание.

«От усталости, наверное, от голода, от переживаний. Второй раз помню хорошо, — рассказывает он. — Я снимал. "Готовы? Звук, камера! Тишина! Актеры! Начали!" И тут меня в жар кинуло, в голове помутилось. Я — бух! — и упал. И камера вслед за мной наклонилась, прямо на меня. Все снималось. И что меня тогда тронуло — Темка, 11-летний мальчишка, который снимался, подбежал, закричал: "Васька, не умирай!" Ради таких моментов стоит жить».

После того случая жена Василия Ирина поняла, что супруга не переделать и единственный выход — быть рядом и помогать. Тогда она ушла с работы на железной дороге, теперь занимается монтажом и обучает этому детей.

У Василия с Ириной много планов. Есть хорошие сценарии полнометражных фильмов, для которых требуется слишком много ресурсов. Есть желание снять серьезный военный фильм, сильный по сценарию, драматургии и персонажам.

Василий считает, что в кино должно быть как можно меньше бутафории. Если костюм мушкетера — то самый настоящий, если слезы — то искренние. Для этого нужны не только деньги, но и люди, всей душой преданные искусству кинематографа и способные оценить и понять важность того, что делают ребята.

Михаил Зощенко: «Любит русский человек побранить собственное отечество» Далее в рубрике Михаил Зощенко: «Любит русский человек побранить собственное отечество»Русский писатель, сатирик и драматург Михаил Зощенко — о своих героях, о себе, трудностях русского языка, велосипедах, коррупции и о том, что такое счастье Читайте в рубрике «Культура» Деды воевали...Кинообозреватель «Русской Планеты» - о нашумевшей премьере сезона Деды воевали...

Комментарии

06 сентября 2015, 10:12
Серьёзно, такие люди достойны реальной помощи от спонсоров. Ведь у всех есть дети, почему бы не помогать развивать кино для своих детей, тем более, что это не так уж и дорого?
06 сентября 2015, 22:29
Надеюсь эти новые Грамматиковы, Энтины и Геннадии Гладковы, прорубят себе дорогу к зрителю
07 сентября 2015, 13:17
Прочитал статью и решил обязательно посмотреть работы этих ребят, быть может стоит их показать знакомым пиарщикам, они умеют находить спонсоров.
07 сентября 2015, 16:21
да финансирование им сейчас не повредит
09 сентября 2015, 05:48
Нет худа без добра. Вроде тяжело всем, но зато дети получают огромное киношное образование и все это бесплатно, что сейчас кажется совершенно нереальным, но имеет место быть в единственном числе.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»