Митрополит Владимир (Богоявленский): первая жертва террора
Митрополит Владимир. Фото: wikipedia.org

Митрополит Владимир. Фото: wikipedia.org

Его убийство у стен Киево-Печерской лавры стало началом гонений на Русскую православную церковь

 7 февраля Русская православная церковь отмечает день памяти Киевского митрополита и священномученика Владимира (Богоявленского). Он стал первой жертвой кровавого большевистского террора, предварив своей кончиной начало многолетних гонений на верующих.

«Благочестивый и скромный, добрый, простой, честный и прямой… Для какой-либо провинциальной кафедры он оказался бы весьма достойным архипастырем, но в вожди Русской Церкви, да ещё в столь бурное время, он совершенно не годился», — так характеризовал митрополита Владимира Георгий Шавельский, бывший членом Синода в предреволюционные годы.  

Возможно, с человеческой, практической точки зрения, благочестивый и смиренный человек и, правда, не подходил в руководители. Но у Бога для митрополита Владимира был свой план, где именно эти качества — смирение и жертвенность — пригодились.

Смута в России после революции положила начало расколу в Православной церкви некогда единой страны. В январе 1918 года был созван Всеукраинский Церковный собор, на котором был поставлен вопрос об автокефалии Православной церкви на Украине. Националисты требовали проводить богослужения на украинской мове, начали захватывать храмы. Митрополит Владимир был противником раскола, выступал против неканонических действий, против образования автокефалии. Собор закончился ничем, но мятежный дух революции слишком глубоко пустил корни среди многих священников. Был пущен слух якобы о несметных богатствах, хранившихся у митрополита Владимира в его покоях в Лавре.

В то же самое время на Киев со своим войском под красным флагом шел Муравьев, командующий южным фронтом. Украинская Рада не поддержала восстание в Петрограде и провозгласила создание Украинской Народной Республики. Муравьев шел положить этому конец. На Киев полетели артиллерийские снаряды, досталось и Киево-Печерской лавре. Когда большевики вошли в город, начались грабежи и осквернения храмов. В рапорте о взятии Киева, составленном на имя Ленина, Муравьев писал: «Сообщаю, дорогой Владимир Ильич, что порядок в Киеве восстановлен, революционная власть в лице Народного секретариата, прибывшего из Харькова Совета рабочих и крестьянских депутатов и Военно-революционного комитета, работает энергично… остатки Рады пробираются в Австрию… Я приказал артиллерии бить по высотным и богатым дворцам, по церквям и попам…» 23 января 1918 года Лавра, не имея серьезной охраны, была захвачена и разграблена бандой «матросов и солдат», как свидетельствовал митрополит Евлогий, один из очевидцев тех событий.

Лихое время

Вечером 25 января (по старому стилю) митрополита Владимира взяли под стражу. «От митрополичьих покоев двигалась странная процессия: впереди с фонарем шел какой-то неизвестный солдат, а за ним окруженный четырьмя вооруженными людьми шествовал священноархимандрит Лавры, митрополит Киевский и Галицкий Владимир. На нем была меховая шуба, белый митрополичий клобук, в руках он держал посох, никого из монастырских людей около митрополита не было. Слух о том, что митрополита куда-то увели неизвестные люди, возможно, на расстрел, быстро разнесся по Великой церкви, однако это сообщение не всеми было принято с тревогой за судьбу митрополита», — так последние минуты жизни митрополита описал профессор Иван Никодимов (настоящая фамилия — Шумилин) — очевидец многих трагических событий в Киеве в те революционные годы.

Позже выяснилось — владыка был убит с истязаниями: при судебном вскрытии тела было обнаружено более двадцати колотых и более тридцати огнестрельных ран. Это было первое убийство церковного иерарха такого уровня.

При этом жестокость казни, ничем не спровоцированной, оказалась неудобна и для новой власти — официально она устранилась от происшедшего. Заголовки большевистских газет сообщили, что митрополит был убит неизвестными. Началось даже расследование обстоятельств гибели митрополита, которое, впрочем, ни к чему не привело. По материалам следствия, преступники, одетые в солдатские шинели, появились в Лавре накануне. Их было четверо, и с ними женщина, одетая как сестра милосердия.

Большевики или бандиты?

Не все исследователи видят в причинах расправы над митрополитом лишь политический мотив. Иван Никодимов, знакомый с материалами уголовного дела, писал, что в это темное время было крайне трудно найти истинных виновных случившейся трагедии — возможно, это были просто разбойники, банды которых, пользуясь хаосом, бесчинствовали в Киеве в то время. По еще одной  версии, убийство носило ритуальный характер и было совершено сатанистами. Одновременно с судебным следствием организовали параллельное, духовное. И, как пишет историк, некоторые корни этой трагедии уходили в недра самой монастырской жизни.

Сама Лавра также подверглась революционным изменениям, не говоря уже о расколе. «Ряд оппозиционно настроенных монахов и послушников проявили известную деятельность. Естественно, эта деятельность приняла несколько другие формы, нежели это было в миру: не было плакатов или демонстраций, но внутреннее брожение умов было заметно, и оно проявлялось в собраниях, при обсуждении внутреннего положения Лавры, в частных беседах среди братии и в определенной агитации». Когда за митрополитом пришли, никто не встал на его защиту. Как позже никто не встал на защиту расстрелянной в Ипатьевском доме императорской семьи.

«Весть о трагическом происшествии разнеслась по всей Лавре и городу. Большинство монахов и население Киева с горечью приняли это известие. Однако, как ни странно, наместником Лавры было отдано распоряжение совершать не панихиды, а молебствия. Только один помощник благочинного иеромонах Моисей отважился тайно совершить панихиду о новопреставленном убиенном митрополите Владимире».

В 1992 году митрополит Владимир (Богоявленский) был прославлен в лике священномучеников, а спустя несколько месяцев были обретены и его мощи, которые находятся по сей день в Лавре.

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, так сказал о его гибели:

«Конечно, судя по-человечески, ужасною кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, что эта мученическая кончина Владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России». 

«Лучше проиграть среди сильных» Далее в рубрике «Лучше проиграть среди сильных»Инвалид по зрению Рустам Нурмухаметов рассказал РП, как он стал чемпионом в плавании, освоил академическую греблю и параллельно руководит заводом

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»