Михаил Шолохов: «Пусть думают те, кто хочет развязать новую войну, о том, что суд народа — тягчайший суд»
Журналисты в гостях у Михаила Шолохова. Фото: Василий Турбин / Фотохроника ТАСС

Журналисты в гостях у Михаила Шолохова. Фото: Василий Турбин / Фотохроника ТАСС

Лауреат Нобелевской премии — об украинском народе, светлом будущем и правде в литературе и жизни

В мае этого года исполнилось 110 лет со дня рождения великого русского писателя Михаила Александровича Шолохова. Лауреат Нобелевской и Сталинской премий, дважды Герой Социалистического труда, автор романов «Тихий Дон», «Поднятая целина», неоконченной эпопеи «Они сражались за Родину» «рассказал» о том, как литература может влиять на ход войны, в каком ключе нужно воспитывать детей и в чем состоит задача писателя. В воображаемой беседе использованы выдержки из интервью и выступлений, записанные его друзьями и почитателями.

— Михаил Александрович, для начала, чтобы развеять миф о том, что вы не являетесь автором «Тихого Дона», расскажите о своей работе над романом.

— Если говорить о том, как я начал писать, то поначалу это были короткие рассказы или новеллы, как хотите, а до этого некоторое время я работал журналистом. За «Тихий Дон» я взялся, когда мне было двадцать лет, в 1925 году, во всяком случае, тогда, когда никого из вас еще на белом свете не было.

Поначалу, заинтересованный трагической историей русской революции, я обратил внимание на генерала Корнилова. Он возглавил известный мятеж 1917 года. И по его поручению генерал Крымов шел на Петроград, чтобы свергнуть Временное правительство Керенского. За два или полтора года я написал шесть-восемь печатных листов… Потом я почувствовал: что-то у меня не получается. Читатель, даже русский читатель, по сути дела, не знал, кто такие донские казаки. Была повесть Толстого «Казаки», но она имела сюжетным основанием жизнь терских казаков. О донских казаках, по сути, не было создано ни одного произведения.

Быт донских казаков резко отличался даже от быта кубанских казаков, не говоря уже про терских, и мне показалось, что надо было начинать с описания вот этого семейного уклада жизни донских казаков.

— Насколько вам была близка эта тема?

— Я родился в хуторе Кружилином станицы Вешенской. Почти всю жизнь провел я там и живу до сих пор в той же местности. Естественно, что впечатления детских лет, постоянные невольные наблюдения за жизнью и бытом моих однохуторян давали мне живой материал для воссоздания мирной эпохи на Дону.

Таким образом, я, оставив начатую в 1925 году работу, начал сюжетно с предвоенных лет, с описания семьи Мелеховых, а затем так оно и потянулось.

Роман я окончил (я писал его пятнадцать — шестнадцать лет) уже накануне войны. Считаю, что «Тихий Дон» — наиболее крупное мое произведение, для меня оно имеет особое значение потому, что я много времени положил и сделал все, что мог, чтобы ознакомить и своих, русских читателей, и зарубежных с трагической историей донского казачества в годы революции.

— Как вы относитесь к экранизации романа автором сценария и режиссером фильма Сергеем Герасимовым?

— Мне дорог этот фильм за то, что он идет в дышловой упряжке с моим романом…

Кадр из кинофильма «Тихий Дон»

Кадр из кинофильма «Тихий Дон». Источник: Фотохроника ТАСС

— Поговорим о международных отношениях. Сейчас из-за нестабильной политической ситуации на Украине простые люди начинают враждовать, теряется нить братских народов, которая нас связывала веками. Даже члены одной семьи, родственники, живущие на Украине и в России, перестают общаться друг с другом. Возможно, причина кроется в необъективной подаче информации?

— Украинцы — сердечные, добрые, с искоркой природного юмора, с мягким и в то же время мужественным характером. Чувство моей любви к Украине еще больше усиливается потому, что моя мать — украинка, простая крестьянка с Черниговщины.

Это чувство волнения, естественно, усиливается у меня еще и потому, что моя мать с детства привила мне любовь к украинскому народу, к украинскому искусству, к украинской песне — одной из самых звучных в мире.

Могу только с сожалением заметить, что работы некоторых украинских критиков грешат теми же пороками, что и работы русских критиков и критиков иных национальностей: вместо тяжелой поступи критического размышления мы видим иногда стремительный и легкий бег спринтеров. Только это происходит не на беговых дорожках, а на страницах журналов и книг. Но когда-нибудь эти бегуны должны же упыхаться и перейти на мерный шаг зрелого раздумья, к вящему удовольствию и драматургов, и поэтов, и прозаиков, да и читателей.

— Говорят, что в любом военном конфликте нужно искать, кому это выгодно…

— Капиталисты и их прислужники готовят новую войну. Ради наживы, ради собственного животного благополучия они хотят дать в трату наших детей, нас самих... Не выйдет! Тот, кто трудится, кто честным трудом зарабатывает право на светлую жизнь, — тот решительным голосом говорит: «Мы хотим мира!»

Честный английский или американский солдат, солдат, одетый в любую форму, не будет воевать против своих родных, которые хотят ему одного: счастливой человеческой жизни! Пусть думают те, кто хочет развязать новую войну, о том, что суд народа — тягчайший суд. Мы смотрим в мир и в будущее светлыми глазами, мы, как никто, верим в наше будущее...

Мой родной народ на своих исторических путях шел вперед не по торной дороге. Это были пути первооткрывателей, пионеров жизни. Я видел и вижу свою задачу как писателя в том, чтобы всем, что написал и напишу, отдать поклон этому народу-труженику, народу-строителю, народу-герою, который ни на кого не нападал, но всегда умел с достоинством отстоять созданное им, отстоять свою свободу и честь, свое право строить себе будущее по собственному выбору.

— А как вы думаете, литература способна повлиять на ход событий? Писатели могут предотвратить войну?

— Я хотел бы, чтобы мои книги помогали людям стать лучше, стать чище душой, пробуждать любовь к человеку, стремление активно бороться за идеалы гуманизма и прогресса человечества. Если мне это удалось в какой-то мере, я счастлив.

Литература, разумеется, — дело совести. Однако будущие поколения не простят нам, если мы не поднимем свой голос против убийства. Когда читатели увидят — «С кем вы, мастера культуры?», — станет ясно, кто и во имя чего выступает. Это будет иметь огромное психологическое значение. Карты будут открыты.

Сказать войне «НЕТ!» должны, прежде всего, люди творческого труда, чтобы кто-нибудь не сказал ей вдруг «ДА!».

— Качественную литературу сейчас не так легко найти. Есть много графоманов, называющих себя писателями, однако пока еще современники не перешли в разряд классиков.

— По моему мнению, нужно заниматься вопросами творчества, вопросами борьбы за честную, непродажную литературу. Я имею в виду, например, борьбу с порнографической литературой, со всякими «комиксами», которые портят молодежь и прививают ей нелепые, вредные взгляды. В то же время должны быть осуждены люди, которые, профессионально владея пером, пишут сценарии гангстерских человеконенавистнических фильмов, получивших такое широкое распространение во многих странах. Борьба против шовинизма, расизма, милитаризма — эти серьезные вопросы тоже должны занимать нас. Ведь творчество — это, прежде всего, дело морали, нравственности, гуманизма! Необходимо сломать эту отравленную черную стрелу и обезоружить преступного стрелка.

— У нынешнего молодого поколения слишком много соблазнов: каждый старается быть не хуже сверстников, подчас не разбирая, что хорошо, а что плохо. Виноваты в этом отнюдь не дети, а, скорее, взрослые, на плечах которых лежит ответственность за воспитание личности.

— Когда случается беда, у нас обычно задаются вопросом: кто виноват? Семья, школа или общественность? Все виноваты: и школа, и семья. Побольше внимания ребятам, подверженным дурному влиянию, побольше внимания со всех сторон. И думается, можно без дружинников и милиции успешно бороться за этого человека и победить.

— Если уже затронули тему школы… Насколько нынешняя система образования отошла от советских стандартов? Как это повлияло на общую образованность? Ведь ЕГЭ, как утверждают многие именитые преподаватели, не развивает творческий потенциал в ребенке. Школьники разучились правильно излагать свои мысли после того, как из обязательных экзаменов исчезло сочинение. Как взрастить из современных детей будущих писателей?

— Только на опыте, на примере, на исправлении ошибок можно научиться писать… Если есть одаренность, то, что называется талантом, то что-то со временем придет. Я за искренность отношений, за искренность сочинений. Там как хотите вуалируйте вашу искренность, но надо писать то, что думаешь, что переживаешь, то, что чувствуешь. А если пишешь о другом, становись в его положение. Если отгадаешь, что герой или героиня думает, — тогда ты писатель, не отгадаешь, попадешь, как говорится, пальцем в небо, — тогда не писатель. Правда в жизни, правда и в литературе — превыше всего!

Ученики ожидают начала единого государственного экзамена по литературе в Омске

Ученики ожидают начала единого государственного экзамена по литературе в Омске. Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

— Вы бывали во многих северных странах — Финляндии, Норвегии, Швеции, Дании. Какая страна вам запомнилась больше и почему?

— Этот приветливый и милый народ (норвежцы. — РП ), эти скалы, застывшие в своей дикой прелести, этот крик чаек над перевалом, эти водопады, низвергающиеся, неисчерпаемые… Наверное, нет в мире места, где можно так отдохнуть, как там!

(Там) пришел он (норвежский писатель. — РП ) ко мне за советом. «Хочу написать книгу о коллективизации в норвежской деревне». Удивился я, конечно. Оказывается, ему интересно представить, как бы выглядели колхозы в Норвегии. К тому же этой темы никто не касался, да и вообще, дескать, мало интересных тем для писателя. Ну, одну тему я ему подсказал. Из того, что сам там видел. Были мы в гостях у одного хуторянина. Только что похоронил старуху. Большое горе, но горше всего ему то, что к старости, под закат жизни, остался один. Дочери вышли замуж, откололись от дома. И все, что он сделал за многие годы на 12 гектарах суровой земли, — все это теперь ни к чему. Для кого же он сколачивал все это хозяйство? Зачем жил? Такова тема. Пошутил я, что сам за нее возьмусь, если не нравится. Не знаю, станет ли мой молодой норвежский друг писать об этом, но главное он, кажется, понял: темы брать надо из жизни.

Подготовила Елена Алмазова

(Были использованы выдержки из книги В. Петелина «Михаил Шолохов в воспоминаниях, дневниках, письмах и статьях современников. Книга 2. 1941–1984 гг», из выступления М.А. Шолохова на Третьем съезде писателей Украины, из выступления на Всесоюзной конференции сторонников мира, из беседы М.А. Шолохова с редактором газеты «Руде право» в 1958 году). 

Борис Якеменко: «На смену неоязычеству придет угроза нового протестантизма» Далее в рубрике Борис Якеменко: «На смену неоязычеству придет угроза нового протестантизма»Языческую «Велесову книгу» сменят храмы в супермаркетах и электронные свечи

Комментарии

08 июля 2015, 12:52
Вот правильно говорил Шолохов - выступать против войны должны и обязаны в первую очередь те, кто всегда на виду, работники творческого труда. А у нас зачастую наоборот - они основные разжигатели.
08 июля 2015, 13:05
Да все потому что у нас в стране произошла частичная подмена ценностей (90-е сделали своё дело) грустный
Нужно в первую очередь возрождать традиционную культуру и систему ценностей.
А У нас что - глупый попс и разврат на эстраде, рэп, арт-хаос и прочие фриковскиеи закидоны. Ну о чем тут можно говорить, когда молодёжь ориентируется на подобных "героев" шоу-биза !??
не люблю Шолохова, хотя читал и Дон и целину, пастернак об этих временах лучше писал
09 июля 2015, 13:13
говорят тихий дон вовсе не шолохов написал, а только отредактировал чужой труд
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»