Ювенальная юстиция продолжает наступление
Фото: Андрей Стенин/РИА Новости

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости

Приняты законодательные поправки, существенно ограничивающие права родителей в случае оказания медицинской помощи их детям

28 июня президент подписал закон N 223-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации». Новые поправки «направлены на защиту несовершеннолетних… в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни». Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном, можно сказать, в молниеносном порядке — в срок от одного до пяти дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по ст. 5.35 КоАП и далее по списку.

Безусловно, подобные законодательные меры имеют право на существование, и наверняка имелось множество оснований для принятия новшества. Действительно, разного рода сектанты или мамы, которые переусердствовали с просмотром телевизора и начитались книг по так называемой народной медицине, препятствуют врачам, спасающим их же ребенка. Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию.

«Однако в то же время, — особо отмечает журналист российского информационного агентства "Иван-чай" Анна Кисличенко, — вызывает обоснованные опасения то, как его [закон] будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители "детозащиты"».

В распоряжении агентства «Иван-чай» подобной информации, к сожалению, очень много. Так, жительница Санкт-Петербурга Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, рассказывает: «У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня наготове. Но на всякий случай для подстраховки я вызвала скорую помощь. Когда скорая приехала, приступ уже прошел и уставший сын заснул. Врач пришла, я все рассказала и попросила не будить сына, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала: "Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем". Мне стоило большого труда убедить ее этого не делать. Как быть дальше, не знаю. Неужели теперь нельзя вызывать скорую?»

Как всегда, возможно нужный и необходимый закон составлен наспех, важнейшие юридические и медицинские термины плохо, невнятно прописаны или отсутствуют вовсе. Какие случаи могут подпадать под действие закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать «угрозой жизни»? Недовес у ребенка или перевес? Может, нарушают его права и недокармливают или, наоборот, перекармливают? А что если участковый педиатр считает, что хроническая болезнь протекает в норме и ребенок может оставаться дома, а врач скорой помощи иного мнения?

А разве мало случаев, когда родители, отлично зная о состоянии хронически больного ребенка, отказываются от его госпитализации, наверняка сознавая, что сейчас сын или дочь не вынесут даже пути в стационар, а врач тем не менее настаивает на поездке в больницу? Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий, опять же заранее им известных? Или родители лечат ребенка с помощью гомеопатии либо по старинке, в рамках медицины, опробованной веками, но не соответствующей проплаченным «инновационным» стандартам фармакологических корпораций и «новаторским» схемам Минздрава?

Возникает не просто множество, а целый грандиозный массив вопросов, которые необходимо разрешить в течение короткого отрезка времени. Связь врачей скорой помощи и специалиста, постоянно лечащего ребенка, часто бывает невозможной хотя бы потому, что, во-первых, никто из минздравовских чиновников не утрудил себя даже размышлением над этой проблемой, а во-вторых, обострения часто случаются в ночное время. Сколько уже известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки — законодательно утвержденное добровольное дело родителей.

Фото: Евгений Курсков/ТАСС

Фото: Евгений Курсков/ТАСС

Понятно, что мы рассматриваем весьма тонкий предмет гражданско-правовых отношений, но и закон тогда должен разрабатываться тщательнейшим образом, годами, а его применение, как представляется, возможно только в условиях наличия высокоразвитой, наукоемкой и полностью материально обеспеченной современными и эффективными средствами диагностики системы службы скорой помощи. Мы же наблюдаем диаметрально противоположный, причем стремительный процесс деградации медицины на всех уровнях.

Вот несколько примеров того, как представители «…опеки… и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы» — так характеризует Анна Кисличенко уже случившиеся до принятия поправок происшествия.

В Приморском крае молодую мать избили, взломав дверь в доме и изъяв младенца, и все только потому, что она пожаловалась на действия врачей, которые сделали ребенку прививки без уведомления и без ее согласия. В ее дом вломилась — это можно смело утверждать — вооруженная организованная группа людей, не представивших документы, и изъяла ребенка, обезвредив мать электрошокером.

В Алтайском крае к матери-одиночке, воспитывавшей трех дочерей, внезапно нагрянули органы опеки, объяснив свой визит тем, что старшая не ходила в школу последние полтора месяца. Но дело в том, что девочку не выписывал дерматолог и врач-педиатр села. Обратите внимание: дело происходит не в Москве или Петербурге, а в маленьком алтайском селе, где все про всех известно. И вообще, вначале можно было бы узнать в поликлинике, не заболел ли ребенок? Наплевав на мнения двух врачей, ВСЕХ детей и мать насильно забрали в больницу. Там же опека выдала маме справку, в которой было указано, что они "забрали детей в связи с угрозой жизни и здоровью". И замечательное объяснение сего поступка, не влезающее ни в какие ворота.

Оказывается, мама совершила очень страшное деяние, а именно: «Мотивировали они это тем, что у меня нет дома воды, так как я таскаю воду с колонки! В итоге к детям меня не пускали полторы недели!» Через некоторое время матери удалось пробраться к детям, у которых она обнаружила вшей. Надо ли говорить, что никакого систематического лечения не проводилось, а матери на вопросы, каков диагноз и какие таблетки детей заставляют принимать, ответ был дан в нецензурной форме. Эта история так и не закончилась. Маме безо всяких законных оснований угрожают лишением родительских прав и отправкой детей в детдом.

По свидетельству жительницы села Татьяны, взявшейся помочь вернуть детей и обратившейся в агентство «Иван-чай», претензии опеки сводятся к бедности матери и низким потолкам в доме. Интересно, сколько миллионов матерей вынуждены воспитывать детей в нашей стране в таких же условиях? В завершение мать детей передала, что уже были намеки на то, что на детей поступил заказ. А теперь вспомним, с чего все началось: с исключительно медицинского казуса. А чем кончилось? Попреками в бедности и низкими потолками. В Уфе произошел вообще вопиющий случай: 12-летнего Дауда изъяли из семьи за то, что он… толстый. Мать Дауда 27 марта лишили родительских прав. Основания: «чрезмерная забота о ребенке». Об этом случае сообщала КП.

Каждому понятно, что за 1–5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось ими надлежащим образом. Особенно за день. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Это вообще, как РП писала неоднократно, основная цель ювенальщиков — уничтожение презумпции невиновности и замена ее так называемым профилактическим подходом. Естественно, в целях защиты прав ребенка.

«Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов. Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра втемную: родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать "нуждающимся в помощи государства" из-за состояния его здоровья, а когда нет, все — на усмотрение врача, учителя, опеки, суда», — заключает Анна Кисличенко.

Становится еще актуальнее вопрос Анастасии Терновской, мамы, у которой по подозрению в угрозе жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: «Скажите, где написано прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?»

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить о том, что не был случаен последний съезд уполномоченных по правам детей. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, — все такие ситуации было предложено отнести к области возможного нарушения прав ребенка. Для упрощения взаимодействия медиков и опеки предлагалось расширить полномочия медиков, воспитателей и учителей — поощрять доносы на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами. Ну и результат не заставил себя долго ждать. Так что тот, кто говорит, что это случайность, ошибется: это — политика. Самый большой враг ребенка — это семья, вот что пытаются всеми способами внедрить в сознание русского общества адепты общечеловеческих ценностей, и, как правило, на иностранные деньги.

Неприятные вопросы Чубайсу Далее в рубрике Неприятные вопросы Чубайсу«Корпорация "Роснано" за год увеличила производительность труда в 75 раз» и другие сказки из бухгалтерии Анатолия Чубайса

Комментарии

22 июля 2016, 12:29
Какой-то дурдом, ну честное слово! Этим самым власти создают конфликт на ровном месте, фактически отбирая право родителей на воспитание и уход за своими любимыми чадами.
В итоге закончится тем, что родители станут прятать своих детей от властей и вездесущих ювенальщиков, зачастую сцющих свои носы куда не надо!
К чему вся эта нервотрепка!?!
22 июля 2016, 13:38
Все это приведет к тому, что каждая ячейка общества еще больше будет замыкаться в себе, ограничивать свой круг общения, меньше обращаться в гос учреждения. Зачем лишний раз будить лихо? Многие не будут отдавать своих чад в дошкольные учреждения, опасаясь провокаций. Да и в школы сейчас детей отдавать очень небезопасно - с тем образованием, которое внедряют сейчас в стране непонятно, чему его там научат.
22 июля 2016, 17:07
Сколько не в чём ни повинных детей гибнет из-за нежелания родителей делать прививки или переливание крови?
23 июля 2016, 09:29
Очередное законотворческое извращение получилось, всё как всегда! Поработали кретинов в Госдуму, а народ теперь расплачивается за это...! (((((
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»