«Машины для меня, как живые»
Фото: Павел Лавров /«Русская планета»

Фото: Павел Лавров /«Русская планета»

Новокузнечанин восстанавливает раритетные автомобили, спасая их от утилизации

Улица резко раздается вширь, придорожные заросли отступают к заборам, а вдоль обочин плотно сбитой шеренгой стоят ржавые остовы разнообразной техники. Владения Евгения Федосова — это нечто среднее между клубом инженеров-самоучек, заброшенной автобазой и складом реквизита для съемок сюрреалистичного кино.

Спасенные со свалки

Три «Москвича» в ряд — один другого краше. Правда, та машина, что ближе к изгороди, небрежно прикрыта куском брезента.

— Сейчас уже и не вспомню, за что я их забирал. Как это бывает? Чувствуешь потенциал в машине. У одной — кузов почти целый, вторая — на ходу, хоть и ржавая насквозь. А вот — третья. Кому-то — хлам, а я иду по свалке и вижу, что в ней почти все «децлки» на месте. Как не забрать?

— Что такое «децлки»?

— Мелкие детали: решетки все эти блестящие, ручки на дверях, резинки уплотнительные, проводки. Это то, что уже не выпускают, но без чего машину в первозданном виде не восстановить. Вот этого красавца я и забрал-то из-за вот этого заднего фонаря. Представляешь, он мне подмигнул!

— Как так?

— Иду по свалке. Кучи металлолома кругом. Машины одна на другой стоят, этажами. И вдруг солнце мне по глазам зайчиком! Проморгался — смотрю: мать честная! Фонарь задний! Да его уже больше полувека не выпускают, а этот, как новый, хоть сейчас в магазин на полку. Где я его искать буду потом? Ну, пришлось кучу переворошить, всю машину забрать. А она следующая в очереди была под пресс. Еще бы полчаса, и все.

Из пунктов сбора металлолома машины выкупать приходится на вес, по цене за килограмм. В среднем техника любого года выпуска и комплектации обходится в 5–10 тысяч рублей. Можно даже поторговаться. Зато ни у кого никаких претензий к состоянию авто. А поскольку времени на придирчивый осмотр никогда не хватает, то покупка — это лотерея.

Фото: Павел Лавров /«Русская планета»

— Раз мне машину просто так отдали, за самовывоз. Маяться с нею никто не хотел. Думали, хлам, — вспоминает реставратор. — Притащили ко мне волоком, у забора бросили. Я ей шланги продул, расходники поменял. Ключ повернул, а мотор прямо шепчет: ровненько, без чихов, без дрязга. А иной раз смотришь — вроде она и выглядит бодро, а колупнешь — насквозь мертвая железяка.

О вкусах еще как спорят

— Есть такие гаражники, которые работают на поток, — рассказывает Федосов о мире ценителей раритетных авто. — То есть берут машину, делают ей внешний вид, «лишь бы как бы» ставят на колеса, сверху лаком «пш-ш-ш». Готово. На продажу. Деньги делают. Это, конечно, тоже занятие, но я этого не понимаю. Старый «Запорожец» с двигателем от новой иномарки? Что за химера? Тут все-таки должна быть определенная увлеченность. Не знаю даже, как слово подобрать. Духовность, наверное?

— И в чем же заключается этот дух истинного любителя старых авто?

— К машине нужно уважительно относиться. Вот почему я их к себе в огород столько натаскал? Просто мне их очень жалко. Они для меня, как живые. И когда-нибудь, надеюсь, я разбогатею настолько, что смогу хотя бы часть восстановить. И еще совсем отдельная тема — чтобы машина была полностью оригинальной, чтобы винтик к винтику. Но это редко встречается: таких машин, таких ценителей и мастеров по пальцам пересчитать.

Евгений вздыхает, задумчиво смахивая с крыши ближайшей «Волги» палую листву.

— Есть и другое направление. Когда на основе старой машины владелец создает что-то совсем новое, оригинальное, интересное. Тут уже конструкторская мысль на полную катушку работает. Даже у нас в городе есть примеры, когда очень симпатичные машины получаются. Они вроде и осовременены, это уже и не ретро, и не тюнинг, а нечто третье. Например, когда старой машине делают новый шикарный салон, а двери — открывающимися вверх. Интересно же, хотя бы с инженерной точки зрения? Здорово? Конечно. Но уже не олдтаймерство.

Федосов подходит к очередному раритету. Заросший бурьяном автомобиль открывается легко, даже не скрипит дверями. У Евгения в руках — гирлянда из ключей, сотня штук на одной связке. Он ищет нужный, вставляет в замок. Стартер оживает неохотно, но чуть погодя мотор «схватывает» обороты.

— Или вот, — продолжает Евгений, перекрикивая рев, — есть такие ценители, которым не важно, как автомобиль выглядит. Пусть он ржавый и трухлявый, но нужно, чтобы он ездил и был функционален, эдакая «рабочая лошадка».

Продемонстрировав рабочее состояние «старушки», мастер глушит мотор.

— Конечно, на старых машинах сейчас не наездишься. Использовать их ежедневно на дорогах — варварство.

Фото: Павел Лавров /«Русская планета»

— Почему же?

— Динамика несравнима, управление сложное, никаких усилителей, другие скорости. Как, допустим, на кольцо заходить? Уже не заскочишь: забибикают. Старые машины — это для неспешной, размеренной езды. Для удовольствия, раз в году. На парад, например, на конкурс. Покатать кого-нибудь, пофорсить разок. Ну и опять же машины старые: запчастей не напасешься. Надо бережнее. Где потом фильтры брать, клапана, резиночки?

— То есть не трогай, пока работает?

— И это тоже.

— А у вас какая машина в коллекции самая любимая?

— А его тут нет, он не тут, — Евгений начинает искать среди позвякивающей гирлянды нужный ключ.

На него дышать страшно

Гаражная дверь чуть заедает, но открывать ее полностью ни к чему, главное — внутрь протиснуться.

— Иди сюда, — зовет в полумраке Евгений, подсвечивая фонарем. — Вот где ты видел, чтобы на ретро-автомобиле магазинная этикетка сохранилась?

На внутренней стенке багажника — выцветший клочок бумаги. «Московский завод малолитражных автомобилей», первое название АЗЛК.

— Читай: «Автомобиль окрашен синтетической эмалью». А теперь подумай: этот «Москвич» больше чем за полвека никто не перекрашивал, не ремонтировал. Он в том состоянии, в каком сошел с конвейера.

«Синтетическая эмаль» на ощупь не имеет ничего общего с глянцем современных лакировок. Впрочем, это несовершенство придает машине особый шарм.

— Ага, чувствуешь? — улыбается Евгений, следя за выражением моего лица. — Как будто прикасаешься к прошлому, правда? Такое окно сквозь время.

 — Как же он умудрился до наших дней сохраниться?

— Это отдельная история. Я ведь только несколько последних лет его хранитель. Причем нашел тоже на свалке. Правда, ему пресс не грозил — мужики видели, что машина нормальная еще. Увел у одной девушки, перекупил. Она его хотела взять в качестве «раздолбайки» — только-только на права сдала, хотела машину подешевле — стаж накатывать, чтобы разбить не жалко. Чувствуешь разницу в подходах? Кому-то разбить не жалко, а мне на него дышать страшно.

— Поэтому его не видно на парадах ретро-автомобилей?

— Да выгонял я его на парады. Понимаешь, народ же мало разбирается. Раритет в такой степени сохранности все равно выглядит невзрачно. Это же не лимузин в черном лаке, и хромом не особо блестит. Да и кого можно нынче удивить «Москвичом»? Их вон сколько восстановили. Внешне же никто не отличит хорошо отремонтированную машину от оригинальной.

Для Евгения Федосова все машины, как живые. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

— То есть отремонтированная машина — это с точки зрения настоящего поклонника ретро — плохо?

— Да почему же плохо? Если руки у человека растут, откуда надо, если он постарался и нашел запчасти, все грамотно сделал и впрямь восстановил авто — хорошо. У нас в городе есть примеры, когда из нескольких автомобилей делают один, но такой, что и придраться не к чему. Но это другая номинация, если можно так выразиться, нельзя сравнивать. Что вкуснее — апельсин или хорошая музыка?

Мы еще не доросли

Гусеничный артиллерийский тягач в ряду автодиковин смотрится на удивление гармонично. Не сомневаюсь, что и он на ходу. На всякий случай уточняю.

— Конечно, на ходу! — смеется Федосов. — Только я на нем езжу крайне редко. Расход у него немилосердный — 200 литров солярки на сотню. Так что это забава не из дешевых. Но иногда мы с мужиками катаемся. Весело!

Бывшая инкассаторская машина в коллекцию попала не случайно — Евгению пришла в голову идея автомобильного трюка, для которого может понадобиться машина с крепким корпусом. Морально устаревший автозак с решетками на окнах ценен больше как реквизит для кино.

— Все думаю, как бы его киношникам пристроить для каких-нибудь детективов про околовоенное время. Что-то вроде «Место встречи изменить нельзя». Это же в таком Глеб Жеглов ездил? — улыбается коллекционер.

Он, как опытный экскурсовод, водит меня среди ржавеющих машин. Для каждой у него готова история, заставляющая понять ценность, уникальность экспоната.

— Вот ты часто видел на улицах, чтобы «пирожок» был с пассажирским кузовом? Смотри, ограниченный выпуск был. А сейчас таких вообще не сыскать, чтобы с откидными лавками и окнами. А вот про эту машину ко мне из Москвы телевидение приезжало снимать сюжет — один из первых автомобилей Советского Союза. Точнее, первый, выпущенный в качестве машины для личного пользования, — «Москвич-400». Он вообще-то «Опель», конечно. Из Германии после войны завод вывезли целиком, и у нас собирать стали по чертежам «Опель-Кадет». Но качество — немецкое. Видишь, до сих пор целехонек! И вообще, старые машины — долговечнее, крепче, надежнее. Вот довелось мне быть в Польше. Знаешь, чему я поразился? У них на улицах много стареньких «Фольксвагенов». Знаешь такие — «Жук»? Горбатенькие? Так их же сняли с производства в 1960-х. То есть любой из них — ретро-автомобиль, и к ним относятся бережно, следят, ухаживают.

— Может, у нас просто машины не такие крепкие и долговечные?

— Нормальные у нас машины. Просто мы еще не доросли до того, чтобы их беречь.

«Дети. 404»: школа гомосексуальности Далее в рубрике «Дети. 404»: школа гомосексуальностиРоскомнадзор внес группу «Дети-404. ЛГБТ-подростки» в список запрещенных сайтов и предписал «ВКонтакте» удалить ее страницу

Комментарии

27 сентября 2015, 15:52
Хорошее у мужика хобби! Это ж целое искусство машины восстанавливать. Многие жены не понимают своих мужей - любителей покопаться с любимой железкой. Но я считаю, что человек для полноценности своей обязательно должен иметь увлечение, уносящееся его от рутины.
28 сентября 2015, 12:40
Отличное интервью, жаль что фотографий маловато - пожалел автор, или редактор посчитал излишним? А мне вот как раз наглядного обзора очень не хватило.
Евгению же хочу пожелать удачи, побольше денег и свободного времени для любимого дела, чтобы смог восстановить и довести до ума как можно больше раритетных авто. Хотя, насколько я понял, человек он очень "замороченный", так что успеть все что задумал врядли получится...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»