«В то время товарищ оценивался по количеству загибов на страницах "Манифеста"»
Картина Владимира Полякова «Карл Маркс и Фридрих Энгельс за работой над Манифестом коммунистической партии». Репродукция: РИА Новости

Картина Владимира Полякова «Карл Маркс и Фридрих Энгельс за работой над Манифестом коммунистической партии». Репродукция: РИА Новости

В издательстве Common Place вышло переиздание «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса с предисловием историка-марксиста Эрика Хобсбаума

Афористичный «Манифест коммунистической партии», написанный Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в декабре 1847 — январе 1848 года, не похож на проработанную политиэкономическую аналитику «Капитала». Работа, по словам известного марксиста Эрика Хобсбаума, была «удивительной брошюрой», наполненной «страстной убежденностью» и «стилистической силой», благодаря чему текст давно растащили на цитаты-поговорки: от «Призрак ходит по Европе — призрак коммунизма» до «Пролетариям нечего те­рять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир».

Несмотря на то, что «Манифест» полон специфической политической терминологии середины XIX века, он актуален поныне, пишет Хобсбаум: «в мире, измененном капитализмом, который он (Маркс. — РП) описывал в 1848 году в черных красках и с лаконичным красноречием, легко узнается мир, в котором мы живем сейчас, через 150 лет».

Перевод печатается по тексту немецкого издания 1890 года, сверенного с изданиями 1848, 1872 и 1883 годов.

По словам издательского коллектива Commone Place, «"Манифест" — одна из важнейших книг ХХ века, классический политический текст», который должен регулярно переиздаваться и заново вписываться в политический контекст.

«В странах с более развитой интеллектуальной культурой, чем наша, так и происходит. Для нашего издания мы взяли предисловие Эрика Хобсбаума, написанное к 150-летнему юбилею манифеста, с помощью которого легко сориентироваться в тексте и понять, как он устроен», — объяснили издатели.

Десять процентов выручки, полученной от продажи книги, Common Рlace переда­ст сайту gaskarov.info на помощь политзаключенным.

С разрешения издательства Common Place «Русская планета» публикует отрывок из предисловия к книге, написанного историком-марксистом Эриком Хобсбаумом в 1997 году к 150-летнему юбилею «Манифеста»:

Обложка книги Карла Маркса и Фридриха Энгельса «Манифест коммунистической партии»

Обложка книги Карла Маркса и Фридриха Энгельса «Манифест коммунистической партии»

Весной 1847 года Карл Маркс и Фридрих Энгельс дали согласие примкнуть к так называемому Союзу справедливых — ответвлению Союза отверженных, тайной революционной организации. Она была создана в Париже в 1830-х годах немецкими наемными рабочими — в большинстве своем портными и плотниками — под влиянием настроений французской революции и до сих пор состоит в основном из радикальных рабочих-эмигрантов. Под большим впечатлением от «критического коммунизма» Маркса и Энгельса члены Союза предложили опубликовать манифест в качестве своего программного документа, а также переорганизовать Союз в соответствии с этим текстом.

Действительно, летом 1847 года Союз справедливых был переименован в Союз коммунистов и провозгласил своими задачами «ниспровержение буржуазии, установление власти пролетариата, свержение старо­го общества, которое строится на классовых антагонизмах, и установление нового общественного порядка без классов и личной собственности». На втором съезде Союза, проходившем в Лондоне в ноябре-декабре 1847 года, был официально принят новый устав, а Марксу и Энгельсу было предложено создать новый вариант манифеста с изложением целей и программы Союза.

Хотя черновые записи делали и Маркс, и Энгельс, и документ, вне всяких сомнений, отражает взгляды обоих, мы можем быть почти уверены, что итоговый текст написан Марксом в одиночку — после настойчивого напоминания представителей исполнительной власти Союза, поскольку Маркс (и тогда, и позднее) не мог закончить ни одной сво­ей работы без давления жестких сроков сдачи. Практически полное отсутствие ранних черновиков говорит о том, что текст, по всей видимости, писался в спешке. Итоговый документ на двадцати трех страницах под названием «Манифест коммунистической партии» был «опубликован в феврале 1848 года», напечатан в офисе Просветительной ассоциации рабочих (более известной как Communistischer Arbeiterbildungsverein и просуществовавшей до 1914 года) в доме 46 на улице Ливерпуль в Лондоне.

В 1998 году отмечалась 150-летняя годовщина издания этой работы, которая является, по всей видимости, наиболее влиятельным политическим текстом со времен «Декларации прав человека и гражданина». По счастливой случайности, она начала распространяться за неделю или две до начала революционного восстания 1848 года в Париже, которое расползалось, как лесной пожар, по всему европейскому континенту. Хотя содержание «Манифеста» было глубоко интернациональным — в первом издании анонсировалась несостоявшаяся в то время публикация «Манифеста» на английском, французском, итальянском, фламандском и датском языках, — поначалу он оказал существенное влияние только в Германии. Союз коммунистов, хоть и небольшой, играл далеко не последнюю роль в немецкой революции, в том числе через газету Neue Rheinische Zeitung (1848—1849), редактором которой был Маркс. Первое издание «Манифеста» было за несколько месяцев трижды допечатано, потом его выпустили по частям в Deutsche Londoner Zeitung и перепечатали в исправлен­ном варианте на тридцати страницах в апреле-мае 1848 года — однако после поражения революции 1848 года оно пропало из виду. Когда в 1849 году Маркс оказался в пожиз­ненной ссылке в Англии, «Манифест» был уже достаточно редким изданием, и он перепечатал третью главу («Социалистическая и коммунистическая литература») в послед­нем выпуске своего лондонского журнала Neue Rheinische Zeitung, politisch-ökonomische Revue (ноябрь 1850 года), — правда, вряд ли кто-то ее там прочел.

Никто в 1850-х и начале 1860-х не предполагал, что «Манифест» ожидает столь знаменательное будущее. В Лондоне его в частном порядке и небольшим тиражом выпустил немецкий печатник-эмигрант — скорее всего, в 1864 году. Еще одно издание, — первое, напечатанное в самой Германии — вышло в 1866 году в Берлине. Между 1848 и 1868 годом переводов вообще не было, кроме одного шведского — скорее всего, опубликованного в конце 1848 года — и одного английского, 1850 года, значимого для библиографической истории «Манифеста» только потому, что переводчица, похоже, консультировалась с Марксом (или с Энгельсом, что более вероятно, поскольку жила она в Ланкашире). Оба пе­ревода исчезли без следа. К середине 1860-х практически ни одной из написанных ранее работ Маркса не было в ходу.

Возобновление интереса к «Манифесту» и другим рабо­там Маркса обеспечило увеличение его влияния в Международном товариществе трудящихся (так называемом «Первом Интернационале», 1864—1872 годов) и появление в Германии двух значительных рабочих партий под руководством быв­ших членов Союза коммунистов, питавших к Марксу большое уважение. Убедительная защита Парижской коммуны 1871 года в работе «Гражданская война во Франции» сделала Марк­са известным в прессе в качестве опасного лидера интернациональной подрывной группировки, державшей в страхе правительство. Судебный процесс над лидерами Социал-де­мократической партии Германии, обвиняемыми в государ­ственной измене — Вильгельмом Либкнехтом, Августом Бебе­лем и Адольфом Хепнером, — в марте 1872 года неожиданно прославил «Манифест». Обвинение зачитало текст «Манифе­ста» в зале суда, что дало социал-демократам возможность опубликовать его легально, большим тиражом — как часть судопроизводства. Поскольку было ясно, что документ, на­писанный до Революции 1848 года, требует некоторого об­новления и объяснительных комментариев, Маркс и Энгельс написали первое из целой серии предисловий, с тех пор по­стоянно сопровождавших новые издания «Манифеста». Из-за ограничений со стороны закона предисловие не получило в то время широкого распространения, но де-факто именно издание 1872 года (которое опирается на издание 1866 года) стало основой для всех последующих версий «Манифеста». Между тем, с 1871 по 1873 год было опубликовано как мини­мум девять изданий на шести языках.

На протяжении следующих сорока лет «Манифест» по­корял мир на волне популярности новых лейбористских (со­циалистических) партий, в которых в 1880-е увеличивалось влияние марксистских идей. Ни одна из этих партий не на­зывала себя коммунистической до тех пор, пока после Ок­тябрьской революции большевики не вернули в название оригинальную формулировку; однако название «Манифест коммунистической партии» оставалось неизменным. Еще до Октябрьской революции было выпущено несколько со­тен изданий на тридцати языках, включая три японских и одно китайское. Тем не менее основное влияние «Манифе­ста» распространилось на центральный регион Европы — от Франции до России. Неудивительно, что большую часть из­даний составляли публикации на русском языке (70) и языках Российской империи (35): 11 на польском, 7 на идише, 6 на финском, 5 на украинском, 4 на грузинском, 2 на армянском.

Издания «Манифеста коммунистической партии» на различных языках мира. Фото: Василий Мельниченко / РИА Новости

Издания «Манифеста коммунистической партии» на различных языках мира. Фото: Василий Мельниченко / РИА Новости

55 изданий «Манифеста» было выпущено в Германии, а в им­перии Габсбургов — 9 на венгерском и 8 на чешском языке (из них 3 в Хорватии и по одному в Словении и Словакии), 34 на английском (в том числе в США, где первый перевод по­явился в 1871 году), 26 на французском и 11 на итальянском (первый — не ранее 1889 года). Столь же рассредоточенным было влияние «Манифеста» на юго-западе Европы (7 изданий на болгарском, 4 на сербском, 4 на румынском и одно, напе­чатанное в Салониках, — на сефардском языке). Северная Ев­ропа была представлена умеренно: 6 публикаций на датском, 5 на шведском и 2 на норвежском языке.

Неравномерное географическое распространение «Ма­нифеста» не только отражает неравномерное развитие соци­алистического движения и влияния идей самого Маркса, от­личавшихся от других революционных идеологий, таких как анархизм. Отсюда следует, что не существовало четкой вза­имосвязи между распространением «Манифеста» и мощью социал-демократических и лейбористских партий. Так, до 1905 года Социал-демократическая партия Германии, с сот­нями тысяч членов и миллионами избирателей, публиковала новые издания «Манифеста» тиражами не более 2—3 тысяч копий. За 11 лет, с 1895 по 1905 год, — когда тираж ее теоре­тического журнала Die Neue Zeit составил 6400 копий, — вы­шло не более 16 тысяч экземпляров «Манифеста», тогда как Эрфуртская программа Партии 1891 года была напечатана тиражом в 120 тысяч. Среднестатистический член массовой марксистской социал-демократической партии совершенно не обязан был знать теорию. С другой стороны, за семьюдесятью дореволюционными изданиями в России обнаружи­вается сложная сеть организаций, в основном нелегальных, общей численностью не более нескольких тысяч человек. Точно так же 34 английских издания были опубликованы для «своих» марксистскими организациями, разбросанными по англо-саксонскому миру и представлявшими левое крыло лейбористских и социалистических партий. В то время това­рищ оценивался по количеству загибов на страницах «Мани­феста». Коротко говоря, читатели «Манифеста», хотя и были частью новых, бурно развивавшихся социалистических (лейбористских) партий и движений, чаще всего не были их ти­пичными представителями. Эти люди занимались теорией, которая лежала в основе указанных движений. Судя по всему, дело до сих пор обстоит именно так.

После Октябрьской революции ситуация изменилась — по крайней мере, в коммунистических партиях. В отличие от массовых партий Второго Интернационала (1889—1914), пар­тии Третьего Интернационала (1919—1943) ожидали от своих членов понимания — как минимум, некоторых знаний — в об­ласти марксистской теории. Стерлось различие между поли­тическими лидерами, которые не пишут книг, и теоретиками вроде Карла Каутского — известными и уважаемыми людьми, которые не принимают решений. Вслед за Лениным лидеры должны были стать значительными теоретиками, а все политические решения — получить обоснование на базе марксистского анализа (или, что более вероятно, — в виде ссылок на тексты авторитетных «классиков»: Маркса, Энгельса, Ленина и, на худой конец, Сталина). Поэтому публикация и массовое распространение текстов Маркса и Энгельса начали осущест­вляться гораздо активнее, чем во времена Второго Интернаци­онала. Публикации варьировались от коротких текстов — судя по всему, первым таким изданием была книга Elementarbücher des Kommunismus, выпущенная во времена Веймарской респу­блики, — и сборников избранных мест (например, бесценных «Избранных мест из переписки Маркса и Энгельса») до «Из­бранных сочинений» Маркса и Энгельса в двух (а позднее трех) томах и готовящегося «Собрания сочинений». Все это поддер­живалось неограниченными — для этих целей — ресурсами Коммунистической партии и часто печаталось в Советском Со­юзе на иностранных языках.

Данные обстоятельства оказались полезными для «Манифеста коммунистической партии» в трех отноше­ ниях. Его распространение стало значительно более ши­роким. Дешевое издание, выпущенное в 1932 году аме­риканской и британской коммунистическими партиями, разошлось «сотнями тысяч» копий и рассматривалось как, «вероятно, самое многотиражное издание из всех, когда-либо напечатанных на английском языке». Название «Манифеста» отныне стало отсылать не к истории, а к ак­туальной политике. С тех пор как крупнейшее государство взяло на вооружение марксистскую идеологию, позиции «Манифеста» как научного политического текста укре­пились, и он вошел в учебную программу университетов (которой после Второй мировой войны было суждено бы­стро расшириться) — там интеллектуальный марксизм в 1960—1970-х годах был принят публикой с большим энтузиазмом.

СССР после Второй мировой войны превратился в одну из двух супердержав, возглавлявшую блок коммунистических стран. Западные коммунистические партии (за заметным исключением германской) после войны стали сильнее, чем были или могли бы стать когда-либо ранее. Хотя и началась холодная война, в год столетия «Манифеста» его публиковали не только коммунистические или иные марксистские орга­низации, но и аполитичные издатели — большими тиража­ми, с предисловиями известных ученых. Короче говоря, он больше не был классическим марксистским текстом — он стал классическим политическим текстом.

«Манифест» до сих пор остается классикой, даже по­сле краха советского коммунизма и упадка, пережитого марксистскими партиями и движениями во многих странах мира. В государствах без цензуры его можно найти практи­чески в любом приличном книжном магазине и в каждой библиотеке. Поэтому цель нового издания к 150-летнему юбилею заключается не в том, чтобы сделать этот уникаль­ный документ доступным, равно как и не в том, чтобы вер­нуться в эпоху дискуссий о «правильной» интерпретации этого основополагающего марксистского текста, но в том, чтобы напомнить всем нам: «Манифест» может многое рас­сказать о мире, стоящем на пороге ХХI века.

Комментарии

25 ноября 2013, 10:22
Вообще манифест Маркса и Энгельса, который я с удовольствием читал еще пионером и до сих пор всем советую, книжица весьма маленькая, и занимает от силы 10-15 страниц в зависимости от кегля типографского шрифта. Остальное в этих изданиях - "вода", комментарии и ссылки...
25 ноября 2013, 11:58
Воспользуюсь вашим советом и прочту манифест. Никогда раньше не слышал,что он имеет такой вес и такую популярность до сих пор.
25 ноября 2013, 13:53
Странно. Вы наверное еще совсем молодой человек, в мое время "Манифест" заставляли читать еще в школе, на уроках истории
25 ноября 2013, 17:10
Сразу видно, что вы уже при Борьке Ельцине в школу пошли, однако это какбэ не повод таких вещей не знать, Анатолий!
25 ноября 2013, 17:09
И вот теперь, спустя почти 15 лет, с момента юбилея и переиздания легендарного "манифеста компартии" в Европе, русскоязычный вариант дошел и до России, наконец...) Какой долгий путь до России, все-таки Европа дальше чем мы думаем...)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»