Игла правосудия
Евгений Маленкин в суде, 3 июля 2014 года. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС.

Евгений Маленкин в суде, 3 июля 2014 года. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС.

В Екатеринбурге стартовал суд над вице-президентом «Города без наркотиков». «Русская планета» вспоминает историю создания фонда и гонения силовиков на общественников

В четверг, 3 июля, в Екатеринбурге стартовал судебный процесс над вице-президентом фонда «Город без наркотиков» Евгением Маленкиным. Известного общественника и четверых его подельников, среди которых бывший полицейский, обвиняют сразу в нескольких преступлениях, в том числе в подбросе наркотиков. Сам Маленкин и его соратники уверены — они стали жертвой политиков и коррупционеров в погонах.

«Политическая составляющая»

Дело Евгения Маленкина должен был рассматривать суд Верх-Исетского района Екатеринбурга, но в связи с большим интересом к процессу Свердловский областной суд предоставил свой зал для слушаний, который рассчитан на большее число людей.

Все заседания по продлению меры пресечения Маленкину неизменно собирали такое количество зрителей, которое просто физически не мог вместить зал суда. Однако в этот раз группа поддержки вице-президента фонда была совсем незначительной. До начала заседания перед дверями стояли только адвокаты, супруга и отец Евгения Маленкина, да бывший президент фонда «Город без наркотиков», мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман.

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман на судебном процессе над Евгением Маленкиным, 3 июля 2014. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС.

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман на судебном процессе над Евгением Маленкиным, 3 июля 2014. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС

«Все понимают, что Маленкин ни в чем не виноват. Здесь очень высокая политическая составляющая. Не будем ничего загадывать», — заявил Евгений Ройзман.

Начало заседания затягивалось. «Это связано с тем, что подсудимых долго заводили в зал», — объяснили корреспонденту РП в пресс-службе Свердловского облсуда. Одним из первых в зал вошел Евгений Ройзман. После того как следом вошли журналисты, старший соратник Маленкина вышел в коридор и больше в зале не появился. Судебный процесс над одним из лидеров «Города без наркотиков» стартовал.

Народная борьба с наркотиками

Фонд «Город без наркотиков» был создан в Екатеринбурге в 1998 году бывшим наркоманом, а на тот момент и поныне бизнесменом Андреем Кабановым, предпринимателем Игорем Варовым и журналистом Андреем Санниковым. Со дня основания в фонде работал и Евгений Ройзман. Практически сразу организация получила поддержку лидеров ОПС (организованное преступное сообщество) «Уралмаш». На пропагандистских телепередачах, устраиваемых сотрудниками фонда, выступали члены преступного сообщества, в том числе ныне покойный лидер «Уралмаша» Александр Хабаров, который заявил о своей поддержке фонда борьбы с наркотиками.

С самого начала «Город без наркотиков» был народной организацией, что постоянно подчеркивал Евгений Ройзман, поэтому с наркотиками боролись тоже народными методами. Первым реабилитантом фонда оказался уличный наркоман, которого Игорь Варов на время ломки приковал наручниками к батарее в подвале своего магазина. Спустя какое-то время этот метод с наручниками и сотрудничество с ОПС «Уралмаш» стали ставить фонду в упрек критически настроенные журналисты, правоохранители и некоторые правозащитники.

Изолятор для вновь поступивших наркоманов в реабилитационном центре «Город без наркотиков», Екатеринбург, 17 марта 2004 года. Фото: Анатолий Семехин / ИТАР-ТАСС

Изолятор для вновь поступивших наркоманов в реабилитационном центре «Город без наркотиков», Екатеринбург, 17 марта 2004 года. Фото: Анатолий Семехин / ИТАР-ТАСС

Другой успешной инновацией фонда стал запуск пейджера — 002 «Город без наркотиков». Это была первая на Урале «горячая линия», куда люди могли сообщать о наркоторговцах и притонах. Сообщения шли валом. Указанные адреса проверяли «оперативники» — бывшие реабилитанты фонда. Если информация подтверждалась, то возвращались в сопровождении полицейских. Фондовцы «вели» наркоторговцев с самого начала — со сбора оперативной информации до старта судебных процессов и вступления приговоров в силу.

Стало расти и количество реабилитантов, которых родители сдавали «Городу без наркотиков». Фонд открыл свои первые реабилитационные центры.

«Когда мы начали в конце лета 99-го, когда прошли первые акции в цыганских поселках и митинги, все наркологи отметили, что приток наркоманов в клиники увеличился в четыре раза. Но у нас пик пришелся на 2000-й год. Каждый день в фонд на Белинского приходило 30, 40, а то и 50 человек и умоляли, чтобы мы спасли их детей. В то время у нас было уже два реабилитационных центра: на Изоплите и на Белоярке. Больше 150 человек туда втиснуть было невозможно. У нас создалась огромная очередь. В какой-то момент она доходила до 5000 человек!» — вспоминал Евгений Ройзман. Он стал президентом фонда «Город без наркотиков» в 2001 году.

Борьба против «Города без наркотиков»

Естественно, что такая общественная инициатива, взявшая на себя функции не справляющихся с проблемой государственных органов, сразу же вызвала противодействие со стороны чиновников. Полицейские проводили обыски в коммерческих структурах, принадлежащих лидерам «Города без наркотиков». Однако повлиять на работу общественной организации не могли. Стражи порядка объясняли журналистам, что фонд создавался для передела наркорынка Свердловской области как предвыборный проект лидеров преступного сообщества и способ легализации ОПС «Уралмаш». Несмотря ни на что, фонд продолжал работать.

Обыск в главном офисе «Города без наркотиков» в Екатеринбурге, 2 ноября 2012 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

Обыск в главном офисе «Города без наркотиков» в Екатеринбурге, 2 ноября 2012 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

«Фонд никогда не входил в ОПС, это самостоятельная организация. Руководство союза «Уралмаш» оказало нам поддержку. Но если всех подряд, кого поддерживал или кому помогал ОПС, записывать в «уралмашевцы», то в данном союзе окажутся все более-менее известные люди, не исключая бывшего президента, — объяснял тогда Евгений Ройзман. — В 1996 году, когда переизбирали Бориса Ельцина, на него вся уралмашевская структура работала с утра до вечера. Что теперь, утверждать, что Ельцин — авторитет ОПС?»

Первая серьезная атака на «Город без наркотиков» произошла в 2003 году. В августе сотрудники свердловского УБОП провели обыск в женском реабилитационном центре фонда. Полицейские собрали с реабилитанток заявления о незаконном лишении их свободы и выпустили из центра. Некоторые из бывших «узниц» рассказывали, что их держали в наручниках на хлебе и воде. За провинности пороли ремнями и обрезками резиновых труб. Стоит отметить, что были и те, кто отказался писать заявления на «Город без наркотиков».

Позже прошли новые обыски в офисе фонда и других реабилитационных центрах. По итогам оперативных мероприятий силовики возбудили почти два десятка уголовных дел. Угроза разгрома «Города без наркотиков» заставила Евгения Ройзмана выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Госдумы. Выборы он выиграл, и атака на фонд провалилась.

«Трезвый город» и трезвый Маленкин

Евгений Маленкин появился в фонде «Город без наркотиков» в 2005 году. Давший до этого обет трезвости, он открыл в организации новое направление — борьбу с суррогатами и алкоголизмом. Маленкин возглавил «Трезвый Екатеринбург», позднее переименовавшийся в «Трезвый город». Организация начала успешно работать, используя оперативные методы наркоборцов-общественников.

Евгений Маленкин в карантине реабилитационного центра «Город без наркотиков», 11 ноября 2010 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

Евгений Маленкин в карантине реабилитационного центра «Город без наркотиков», 11 ноября 2010 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

В 2007 году «Трезвый город» влился в «Город без наркотиков», а Маленкин стал вице-президентом последнего. В его обязанности входила организация и планирование оперативной работы, он лично участвовал в задержаниях наркоторговцев и выполнял функции пресс-секретаря. Кстати, работе со СМИ в «Городе без наркотиков» уделяют большое внимание. Через журналистов фондовцы сообщают не только о своих успешных операциях, но и проводят другие общественные инициативы. Отчасти эта работа со СМИ и стала причиной новой продолжающейся и теперь атаки на фонд.

«Ура» Евгениям

В мае 2012 года в Свердловской области сменился губернатор. На место ушедшего по состоянию здоровья Александра Мишарина пришел родственник Собянина, бывший полпред УрФО Евгений Куйвашев. Почти одновременно с этим произошло обновление руководства областного главка полиции. Свердловское управление возглавил выходец из московской полиции Михаил Бородин. Между собой полицейский генерал и губернатор быстро нашли общий язык. Но не с «Городом без наркотиков» и местным средним бизнесом.

Так, весной 2012 года полиция провела громкую операцию на крупнейшем уральском вещевом рынке в Екатеринбурге «Таганский ряд». В ходе нее было арестовано грандиозное количество товаров китайских торговцев. Через некоторое время сотрудник полиции Рахманов предложил за взятку снять арест с товара. Его задержали. История получила широкий резонанс, после чего и другие предприниматели города стали заявлять о давлении со стороны полиции.

Эту информационную кампанию возглавило одно из ведущих уральских информационных агентств «Ура.ру» под руководством Аксаны Пановой. Информация к ней поступала в основном через двух Евгениев — Ройзмана и Маленкина.

Аксана Панова, 17 июля 2013 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

Аксана Панова, 17 июля 2013 года. Фото: Антон Буценко / ИТАР-ТАСС

В тот период Куйвашев симпатизировал Пановой. Вплоть до того, что австрийская компания BF TEN, аффилированная с бизнесом близких к свердловскому губернатору предпринимателей Артема Бикова и Алексея Боброва, выкупила 51% «Ура.ру» у Пановой, оставив ее на посту главы агентства с солидным окладом. Естественно, что при подобных условиях к Пановой, освящающей работу «Города без наркотиков», оппонентов губернатора, возникли вопросы.

«Сразу начались звонки: "Зачем вы это пишете, не надо". А что значит — не надо? Аксана вошла в этот конфликт в силу служебного долга, — вспоминал позже Евгений Ройзман. — У Аксаны случилась поучительная история: адвокат Колоссовский договорился с представителем ОБЭП по Свердловской области. Они встречались в ресторане Paparazzi, ей предложили: ты не пишешь про фонд «Город без наркотиков», не пишешь про Ройзмана и пишешь о полиции только позитивно. Ей предложили большие деньги.

Она сказала: "Вы что, мне полиция будет платить деньги? Потом скорая, потом пожарные? А когда будет нужно, никто помочь не приедет"».

Впрочем, если верить слухам, то конфликт разгорелся не столько из-за журналистского долга, сколько из-за типичного любовного треугольника. Якобы «роковая женщина» отказала одному Евгению в пользу другого.

Евгению Ройзману даже как-то пришлось отвечать на прямой вопрос судьи: «Почему у губернатора испортились отношения с Пановой?»

«Губернатор начал откровенно ухаживать за Аксаной, приглашал ее везде с собой. Она про него писала, его это задевало. Потом случилась нашумевшая рекламная кампания с портретами на дорогах (в ходе акции, инициированной Пановой, на дорожных выбоинах были нарисованы портреты чиновников, в том числе губернатора. — РП). Куйвашева это взорвало. И потом начался конфликт», — пояснил Ройзман.

Почти одновременно прошли полицейские обыски в редакции «Ура.ру», офисе «Города без наркотиков» и его реабилитационных центрах. В отношении Пановой возбудили ряд уголовных дел, касавшихся ухода от налогов и вымогательства. А под давлением собственников ей пришлось покинуть интернет-агентство с большинством журналистов.

Тем временем, как и в 2003 году, полицейские собрали заявления с реабилитантов «Города без наркотиков» о незаконном лишении их свободы. Работа фонда была парализована. После чего оперативники арестовали «главного» в женском реабцентре фонда Игоря Шабалина, непосредственного подчиненного Маленкина. В этих условиях в конце 2012 года вице-президент «Города без наркотиков» объявил, что отправляется в паломническую поездку по святым местам. Отпуск фондовца затянулся. Пока он отсутствовал, следователи возбудили в отношении него ряд уголовных дел. Заочно получили согласие суда об аресте.

«Иду в мэры, чтобы выжить»

Задержали Евгения Маленкина только в ноябре 2013 года, в Алапаевске Свердловской области, на следующий день после вынесения приговора Шабалину, которого приговорили к домашнему аресту за лишение свободы реабилитанток.

Евгений Маленкин в суде, 3 июля 2014 года. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС

Евгений Маленкин в суде, 3 июля 2014 года. Фото: Донат Сорокин / ИТАР-ТАСС

К этому моменту Евгений Ройзман успел стать мэром Екатеринбурга. «Я иду в мэры, чтобы выжить. Иначе они посадят Аксану, меня, наших друзей. Если выиграю — появляется шанс, что они все-таки начнут с нами говорить», — объяснял Ройзман свое выдвижение.

Аксану Панову действительно не посадили. Суд приговорил ее к условному наказанию.

На своем новом посту Ройзман почти отошел от дел «Города без наркотиков», ему даже пришлось отказать от должности президента. При этом он не забывает о Маленкине. Ройзман исправно посещал судебные процессы, на которых неизменно продлевали арест вице-президента. Мэр даже специально для Маленкина оставил должность своего помощника в администрации Екатеринбурга.

Наблюдатели шепчутся, что если силовикам удастся посадить Маленкина, следующим может стать сам Ройзман.

«Ложно понятые интересы ограждения общества от наркомании»

В так называемом «аквариуме» — стеклянной клетке в зале суда — Евгений Маленкин выглядит бодрым и здоровым. До начала процесса он активно общается с адвокатом, что-то доказывает своим «подельникам» (вместе с вице-президентом фонда, обвиняемыми по делу проходят еще пять человек). Увидев свою супругу, Маленкин машет ей рукой и улыбается.

Судья, установив личности участников процесса, передал слово гособвинителю. Тот начал оглашать обвинительное заключение. Самый серьезный эпизод, вменяемый Маленкину, заключается в подбросе наркотиков. Якобы знакомый ему тогда еще сотрудник полиции сообщил о том, что вынужден отпустить несколько человек, подозреваемых в торговле наркотиков, так как при задержании они успели избавиться от героина. По версии следствия, именно Маленкин и стал организатором подброса.

«Маленкин, руководствуясь ложно понятыми интересами ограждения общества от наркомании, путем незаконно привлечения лиц, употребляющих наркотики, и их изоляции от общества, прибыл в служебный кабинет №121 УГИБДД по городу Екатеринбургу, где в присутствии сотрудника ДПС ГИБДД УВД Екатеринбурга Ческидова разделил приобретенное им наркотическое средство героин, массой не менее 11 грамм, на две неравные части, после чего дал указание Рамазанову подбросить часть героина Вешнякову, а часть — Лобкаеву», — зачитал прокурор. После чего, по версии следователей, героин подбросили в карманы задержанных, а после составили рапорты об обнаружении наркотика.

Также Евгению Маленкину инкриминирована организация незаконного лишения свободы семи женщин, находившихся в 20112012 годах в реабилитационном центре фонда.

Еще одним эпизодом, вменяемом Маленкину органами следствия, является незаконное приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. По версии следствия, весной 2012 года он незаконно приобрел наручные часы с функциями аудио- и видеозаписи, предназначенные для негласного получения и хранения информации, и использовал их для записи разговора.

«То, что мой муж не совершал этих преступлений, — очевидно всем! Нам остается только надеяться», — заявила после первого заседания суда, которое ничем примечательным не завершилось, супруга Маленкина Екатерина.

Читайте в рубрике «Суд» Не тем вы, женщины, СМС шлетеЖительницу города Сочи осудили за разглашение гостайны Не тем вы, женщины, СМС шлете

Комментарии

03 июля 2014, 18:58
Это не игла правосудия,а гордыня чиновников,которые не умеют признавать своих ошибок и пользуясь административным ресурсом и своей властью ломают столько дров,что если вспомнить с чего все начиналось хочется плакать и смеяться одновременно над трагичностью и глупостью ситуации.
03 июля 2014, 23:00
Под этой стаьей йа могу только написать -Свободу Евгению Маленкину, настоящему человеку и русскому гражданину!
04 июля 2014, 11:21
Единственный человек,борьба с наркоманией которого принесла свои реальные плоды,те которые должна была сделать власть,но ничего не делала. А теперь от зависти пытаются жизнь хорошему человеку сломать-сволочи!
17 января 2016, 16:14
да, тема... в 98-ом они начали деятельность? россия... я помню в 98-м, идя из школы, а иногда даже утром в школу, можно было увидеть на троллейном жилмассиве ленинского района города новосибирска, как какие-то сомнительного вида граждане, а иногда гражданки, постучавшись в окно дома на первом этаже, что-то подают и что-то забирают. любой школьник знал в 98-м, что такое ханка и что такое белый. о были времена... эпидемия наркомании. мы, школьники, осуждали на первый взгляд благие действия муниципалитета, установившего на домах новенькие, блестящие, алюминиевые номерные знаки и таблички, ведь "наркоманы свинтят на цветмет".
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»