Любители неправославных НКО
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

РБК попробовал «наехать» на Русскую православную церковь, но запутался в цифрах

Журналист РБК Вячеслав Козлов написал статью под многозначительным заголовком «Православные организации стали основными получателями грантов президента». Со ссылкой на издание выводы автора или даже полностью материал, опубликованный 21 декабря, дружно перепечатали «Коммерсантъ-Online», «Газета.Ru», «Век», «Бизнес-вектор», «Суть событий» и — конечно, конечно, куда ж без него — «Компромат.Ru». И, думается, это только начало. В своей статье господин Козлов приводит данные доклада Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), который «проанализировал работу государства и грантооператоров с 2006 года». Отметим, что само учреждение основано в 2015 году.

При чтении статьи на РБК создается впечатление, что Кремль буквально завалил Церковь деньгами. Слыханное ли дело, ведь «всего за 2013–2015 годы было выдано как минимум 63 гранта на православную тематику на общую сумму свыше 256 млн рублей». Авторы доклада считают, что это можно расценивать как «скрытую государственную поддержку РПЦ и близких к ней структур». Однако сразу хочется заметить: отчего же поддержка скрытая? Она что ни на есть самая открытая, данные об этом может узнать каждый.

В полемику вступил председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. МИА «Россия сегодня» приводит его ответ на выдвинутые в докладе упреки: «Да, многие из них (организаций, получивших гранты. — РП) созданы православными христианами, мы даже ведем учет заявок таких общественных организаций, взаимодействующих с церковными учреждениями, и, между прочим, замечаем то, что эти организации преференциями не пользуются. Побеждает 7–10% заявок, примерно такова же и общая картина».

Но подобная аргументация многим нашим СМИ неинтересна, несмотря на то что сказанное отцом Всеволодом — чистая правда, да и сами журналисты прекрасно знают, кто и каким образом получает гранты. Думается, что здесь и Церковь особенно ни при чем. Авторы всей этой затеи явно, на наш взгляд, обнаруживают четкую политическую цель публикации на сайте РБК: «Государство было вынуждено тратить больше денег на НКО из-за ужесточения контроля над иностранным финансированием общественных организаций, в первую очередь из-за закона об иностранных агентах. Но деньги в основном стали выделяться лояльным властям НКО». Вот никому не хочется быть почему-то иностранным агентом, хотя, как мы не раз отмечали, непонятно почему. Ну иностранный, ну агент — и что? Если делаешь доброе дело, какая разница, откуда деньги?

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл во время посещения Дома милосердия. Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

Очередной «наезд» на Русскую православную церковь между тем обнаруживает несколько проблем отечественного общественно-политического дискурса. Во-первых, лишний раз убеждаешься, что ныне никто никого не стесняется и под видом аргументов выдается все, что вздумается. Во-вторых, оппоненты православных отчего-то тщеславно думают, что верующие кругом дураки и неучи, а посему не могут взять в руки калькулятор и посчитать.

Все это нагромождение слов о разбойниках-православных, ставших «основными получателями грантов президента», разрушил в своем Facebook Василий Рулинский, пресс-секретарь Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению: «Церковные и близкие к Церкви НКО выиграли 63 гранта за 2013–2015 годы. Всего НКО получили 3904 гранта. Путем нехитрых подсчетов получаем долю в 1,6%. Объем финансирования: 256 млн из 10,496 млрд — это 2,4% от всего объема финансирования НКО за счет грантов. Причем все эти данные приведены в самой заметке».

Так что разговор может идти только о том, что такое много, мало и почему. За комментариями по этому поводу РП обратилась к авторам доклада, в Центр экономических и политических реформ. Поговорить с нами любезно согласился эксперт Андрей Дементьев. Он сделал три вывода: «Первое. Те цифры, которые приводит Вячеслав Козлов, в процентном соотношении верные — мы сами к ним пришли. Второе. СМИ все-таки несколько заострили внимание на РПЦ, хотя в нашем докладе приводятся данные по множеству направлений. Это и православные гранты, и гранты на "евразийство", и средства организациям, так или иначе аффилированным с Кремлем, например молодежным движениям, и так далее. То есть мы все-таки несколько пластов обозначили. Просто журналистам, видимо, показалось более интересной тема, именно связанная с Русской православной церковью. Третье. Безусловно, если говорить о направлениях, то вероятно, что гранты, например, на поддержку инвалидов или гранты, связанные с молодежным досугом, в процентном соотношении занимают больше, чем гранты на православную тематику».

«Но мы подчеркиваем, что это один из наиболее явных случаев, когда достаточно серьезным пластом — все же 256 миллионов рублей — прослеживается один интересант, прямо или косвенно, — настаивает Андрей Дементьев. — Потому что в данных грантах на православную тематику прямо или косвенно прослеживается (бенефициаром. — РП) Московский Патриархат». В числе грантополучателей эксперт ЦЭПР называет много различных организаций: и Синодальный отдел, и региональные епархии, и общественные организации либо при епархиях, либо формально не подотчетные РПЦ, но — и это, видимо, главное — тематика грантов которых «указывает, что они связаны с Русской православной церковью, с ее деятельностью».

На наш прямой вопрос: «Правильно ли мы поняли, что, по вашему мнению, доля в 2,4% от всего числа грантов — это большой объем?» — Андрей Дементьев прямо же ответил: «Безусловно. Потому что есть более крупные отрасли по тематике — например, поддержка инвалидов в той или иной сфере, но они не концентрируются вокруг одной организации. Если бы было одно некое общество — Московский центр поддержки инвалидов, и все организации, получившие гранты, были бы аффилированы с ним, тогда мы бы об этом написали. Но они не ориентируются на одного интересанта, вокруг одной корпорации — РПЦ». Нам лишь остается пожалеть, что до сих пор нет большой централизованной благотворительной светской организации, поддерживающей инвалидов. И пусть бы другие более мелкие организации, аффилированные с ней, также получали президентские гранты.

Ловишь себя на мысли, что приходится оправдываться — правда, к разочарованию противной стороны — в том, что православных все же много в России, и они активны в общественной и социальной жизни страны. «Считать же, что православные общественные организации или организации религиозные не могут победить в этом конкурсе, значит попросту призывать к дискриминации», — справедливо отметил отец Всеволод Чаплин.

Конечно, трудно винить людей, не разбирающихся ни в устройстве Церкви, ни в повседневной жизни приходов и общественных организациях православных. С другой стороны, коли ты взялся судить да рядить — если ты профессионал, — то должен разобраться, что к чему. Да, действительно много среди членов Русской церкви людей, объединившихся для созидания, конкретных дел. Но, как неоднократно подчеркивал патриарх Кирилл, чада Русской православной церкви принадлежат ко всем существующим политическим партиям, равно как и в своей общественно-социальной деятельности разные православные действуют совершенно самостоятельно.

Экспертам ЦЭПРа и автору статьи на РБК, видимо, не приходит в голову тот факт, что подавляющее большинство общественных организаций, основанных православными либо «работающих по православной тематике», институционально и организационно никак не связаны со священноначалием. Но чтобы знать это, надо или ходить в церковь, или быть профессионалом. Об аффилированности тут можно говорить лишь в религиозном и, если угодно, идеологическом аспекте: людей объединяют общая вера и Церковь во вселенском смысле этого слова. Кажется, что именно это и вызывает глухое раздражение части передовой общественности. Но. Как-то всегда считалось, что личная мировоззренческая позиция не должна мешать долгу исследователя.

Итак — о, ужас! — целых 1,6% православных организаций отхватили, страшно подумать, аж 2,4% финансирования по программе президентских грантов поддержки НКО. Либеральные СМИ очень любят указывать на то, что якобы на самом деле лишь 3% россиян постоянно ходят к причастию и исповедуются. Не будем ныне вступать в дискуссию по этому поводу. Хорошо, пусть так. Но по-любому показатели 1,6% и 2,4% все же меньше, чем те пресловутые 3%. Так что о чем речь, господа?

Почему министры боятся оглядываться назад Далее в рубрике Почему министры боятся оглядываться назадРоссии не хватает молока и уважения к русскому изобретателю Читайте в рубрике «Религия» Плата за трусостьО чем не сказал Янукович по делу о Майдане Плата за трусость

Комментарии

23 декабря 2015, 13:24
Воруют миллиардами, дефицит бюджета в триллионах, а желтая пресса , к коим теперь можно причислить и РБК, делает сенсацию из честно заработанных миллионов.
23 декабря 2015, 15:33
Слишком много внимания оказываем всхлипам русофобских СМИ, к коим относится РБК. Я уже по одним заголовкам различаю либеральные издания и лояльные государству. Причем, как мне кажется, либеральных на порядок больше стало в последнее время.

А гранты для РПЦ - что же в этом плохого? Они хотя бы культивируют духовность, справедливость. А иностранные агенты только лодку раскачивают. Кому это надо?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»