«Мы видим астению и апатию»
Лев Гудков. Фото: Валерий Левитин / РИА Новости

Лев Гудков. Фото: Валерий Левитин / РИА Новости

Участники круглого стола о консерватизме в России пришли к выводу, что консервативным быть некому, так как в стране нет общества, а население апатично

Фонд Егора Гайдара провел 19 февраля в кафе «Март» дискуссию «Насколько реальные консервативные настроения в России?». «Русская планета» законспектировала доклад одного из выступавших — социолога, директора Левада-Центра Льва Гудкова.

«За последний год и законодательная, и медийная повестка в России стала заметно более консервативной. Это произошло очень быстро, и, видимо, встречает если не массовую, то хорошо слышную поддержку в обществе. Не вполне только ясно, насколько эта поддержка широка, и насколько перемены — в первую очередь, сокращение прав меньшинств и сужение пространства свободы слова — соответствуют желаниям наших сограждан».

Директор Левада-Центра сходу уклонился от заявленной дихотомии консервативное/либеральное. По его словам, ни о либеральных, ни о консервативных ценностях россиян не приходится говорить всерьез — скорее, речь идет о поверхностных настроениях, которые меняются в ответ на действия властей.

«В России общество как тип социальной организации, основанной на интересах и солидарности, чрезвычайно слабо. То, что подразумевается под обществом в современных странах, закончивших модернизационный процесс, в России отсутствует», — заметил Гудков.

Если в нашей стране и есть какое-то слабое подобие общества, оно основано разве что на «механической интеграции населения и власти».

В последние годы в ответ на растущее недовольство, разное по типу и по социальным агентам, и массовые протесты в нескольких крупных городах, власть, чувствуя, что теряет легитимность и поддержку, резко усилила охранительную внутреннюю политику, которая, на взгляд Гудкова, временами переходит в откровенно репрессивную. Это закономерный процесс: авторитарный режим, теряющий поддержку населения и ощущающий слабость своего господа, усиливает репрессии, дискредитируя протестные группы населения и те каналы, через которые можно влиять на общество.

Либеральные или консервативные представления характерны для крайне маленьких маргинальных групп россиян. Фактически то, что существует в России как общество, сегодня целиком не идеологично. Основную же массу населения России объединяют лишь «настроения о выживании и адаптации к репрессивному государству». Основой этих настроений служит «государственный патернализм и приспособление к неконтролируемой, неуважаемой власти».

Исходя из данных последних опросов, Левада-Центр еще ни разу не встречал настолько негативного отношения к власти у россиян. По словам Гудкова, до 80% респондентов рисуют политический класс крайне черными красками — по их представлениям, это «коррумпированные, эгоистичные, неумные и безнравственные люди».

Плакат участников акции против «закона Димы Яковлева». Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Плакат участников акции против «закона Димы Яковлева». Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Подобная оценка не случайна, говорит социолог, так как авторитарные институты власти — это не просто «определенные правила взаимодействия в обществе, но и машины для отбора определенного типа людей». Ученый описал логику развития авторитарного режима: приход к власти авторитарного лидера и его команды, которая блокирует каналы вертикальной мобильности, замораживает ротацию элит и начинает отбирать во власть тот контингент, который «более удобен» — как правило, абсолютно циничных, бессовестных, безнравственных персонажей. Уровень компетентности этого кадрового состава резко сокращается по мере сохранения авторитарного режима. И люди на это реагируют.

«Тут нет никаких иллюзий — власть воспринимается все более и более негативно», — отрезал Гудков.

Сегодня более 80% респондентов говорят, что не могут влиять на принятие решений в стране и на органы власти. Но самое важное, что они и не хотят этого делать. Те же 80% говорят, что они не хотят ни на что влиять, ограничиваясь исключительно зрительским участием в политике.

Большинство россиян мыслит в патерналистских терминах, требуя от власти, чтобы она обеспечила определенный уровень жизни, жилищные условия, гарантии труда, медицину, систему образования и прочее. Это инерция советской системы, опыта и культуры. Из этого инфантилизма возникает не только отвращение к политике, но и растущее раздражение, особенно заметное в опросах после кризиса 2009 года, тем, что государство не в состоянии отвечать ожиданиям. В этом смысле нынешние представления о власти как безнравственной и коррумпированной являются не только объективными характеристиками, но еще и «проекцией собственной несостоятельности и неучастия».

Ужесточение консервативной и охранительной пропаганды влияет на население, но это влияние слабой интенсивности: оно широко распространено, но затрагивает лишь поверхностные слои сознания.

«Ветер пропаганды немного заставляет разворачиваться знамена в ту сторону, куда дует, но реально не захватывает людей», — поэтично описал Гудков третий путинский срок.

Поэтому в опросах заметны быстрые изменения поверхностных реакций, в том числе на репрессивные законы вроде «закона Димы Яковлева» и последовавшие за ним. Первая реакция населения на недавние консервативные инициативы (Гудков не уточнил, какие именно) была совершенно однозначная: «затыкают рот недовольным, коррумпированная власть пытается сохранить себя». Спустя некоторое время под действием пропаганды, которая связывает воедино несколько ключевых моментов — антизападные и антилиберальные представления с гомофобией, педофилией и с угрозой извне — репрессивное законодательство принимается, но, опять же, глубоко в сознание не проникает.

Либеральные представления — причем речь идет именно о слабых представлениях, а не постоянных ценностях — распространены в очень узком слое россиян. Это максимум 10—12% населения в среде крупнейших городов, где сложилась рыночная и информационная инфраструктура. Там люди гораздо менее зависимы от власти, ориентированы на собственную компетенцию и активность. Успех в сфере благосостояния, который сопутствует им, либеральная часть россиян приписывает себе, а не системе.

Участницы панк-группы Pussy Riot на слушаньях по их делу в Хамовническом суде Москвы. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Участницы панк-группы Pussy Riot на слушаньях по их делу в Хамовническом суде Москвы. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Что парадоксально, хоть усиление репрессивной политики вызывает у либералов внутреннее отторжение и моральную неприязнь, это не ведет к большей политической активности. Поэтому в России не возникает то, что должно было бы возникнуть в нормальном обществе: такие формы политических организаций, которые могли бы канализировать недовольство, организовать программные движения и цели, удерживать протест — то есть породить совершенно другие формы социальной организации, полноценное общество как таковое. В нормальной ситуации тут проявился бы идеализм и чувство ответственности за происходящее вокруг, потому что это и есть характеристики нормального общества.

«Вместо этого мы видим очень слабое сопротивление, астению и апатию — собственно, то, что и является основой режима. Авторитарный режим отличается от тоталитарного тем, что не идеологичен. Технология господства авторитарного режима строится на сохранении апатии, индифферентностиь, пассивности в обществе», — объяснил ученый.

Сегодняшние усилия власти по дискредитации оппозиции приводят не только к дискредитации представлений о политике как таковой, но начинают работать негативным образом на саму власть. По словам Гудкова, дискредитация оппозиции строится на посыле, что политика — это грязное дело. Власть говорит: «Везде есть коррупция, Россия в этом смысле ничем не отличается, а оппозиция, которая предлагает новые ценности, такая же, как мы, только еще более хищническая и безнравственная».

Подобное навязывание обществу представлений об аморальности человеческой природы работает против самой власти, считает социолог. Навязывание аморализма попадает в резонанс с коррупционными скандалами, с диссертационным плагиатом и прочей деградацией авторитарных институтов. В обществе усиливается ощущение цинизма, аморальности и апатии, чувства безнадежности. Ученый охарактеризовал это как «тупиковую ситуацию, которая носит хронический характер».

Лев Дмитриевич закончил на крайне пессимистичной ноте. Когда Левада-Центр четверть века назад начинал исследовательскую программу «Советский человек», сотрудники считали, что придет молодое поколение, свободное от опыта советской жизни. Сначала так и казалось. Но минуло 25 лет и видно, что институты власти, институты образования, правоохранительная и судебная система пронизаны идеей насилия над обществом.

Гудков напомнил, что Россия лидирует среди развитых стран по уровню социальной аномии. Классический в социологии показатель аномии — число самоубийств на 100 тысяч населения. По словам Гудкова, в Москве он 8, в Башкирии 48—50, на Дальнем Востоке, в Хабаровске — 83—85, на Камчатке и Чукотке за 100.

Если рассуждать об этом ряде в территориальных терминах, закономерность ясна: в лагерных зонах и зонах бичей уровень аномии очень высок для популяции в целом. Если говорить в контексте урбанизации, Россия опровергает классическую схему аномии — частые самоубийства в крупных городах, где социальные связи атомизированы, возникает одиночество, депрессия и т.д. У нас же самый высокий уровень самоубийств в сельской местности, где, казалось бы, должна быть общинная солидарность и крепкие социальные сети «своих». А в крупных городах, где есть зачатки морали, напротив, низкий уровень. В точности такая же картина в России сейчас не только по самоубийствам, но и по преступности и алкоголизму.

Напрасные связи Далее в рубрике Напрасные связиВ Омске возбуждено уголовное дело об умышленном заражении ВИЧ-инфекцией; эксперты: необходима декриминализация этой статьи УК Читайте в рубрике «Общество» На смерть Гейдара ДжемаляФилософ скончался в ночь на понедельник, оставив после себя неоценимое интеллектуальное наследие На смерть Гейдара Джемаля

Комментарии

20 февраля 2014, 20:36
Мир перевернулся в моей голове,оказывается у нас нет общества. Что еще расскажут нам эксперты,может быть у нас и людей нету?
21 февраля 2014, 10:55
Меня больше удивляет тот факт, что в России существует и активно работает сам такой фонд, имени Егорки Гайдара! Вот пока такие фонды существуют у нас в стране - до той поры у нас и не будет "общества"!!!!!
21 февраля 2014, 14:07
Блеваде-Центру доверия нету, живет на кремлевский грант
02 марта 2014, 09:19
Если люди имеют собственное мнение не бастовать, то это не общество ? А тот кто на улице пугает детей -сознательная интеллигенция? Хватит оскорблять народ который вы не знаете! А ваши активисты в лице Pussy Riot -продажные шлюхи. Уместно было бы лишить их права на въезд в страну, пусть в США гадят в храмах, и поют песни про их президента. Вы думаете там мало не согласных? Только в США такие выходки не прохотят, поскольку по их меркам это не демократия, а анархия. Ваш социолог Гудков не выходя из кабинена составил свой отчёт. Пусть посмотрит вокруг может и увидит народ и общество, а до той поры пусть помолчит
25 марта 2014, 08:13
После Крыма, эта тема даже не вчерашний день, а далёкие девяностые, когда все беды мы считали собственным произведением и верили в лозунг: "Запад нам поможет"
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»