«Кризис никто предсказать не мог»
Андрей Шаронов. Фото: Филиппов Алексей / ТАСС

Андрей Шаронов. Фото: Филиппов Алексей / ТАСС

Экономисты объясняют, когда Россия оказалась в кризисе, почему лекарства подорожают и отчего доллар стоит не 37 рублей

Экономические проблемы России решат не экономисты, кризис наступил бы даже без санкций, а населению надо готовиться к подорожанию лекарств. О ситуации в стране 15 ноября на круглом столе «Экономика: преодоление кризиса», организованном проектом InLiberty говорили главный экономист Sberbank CIB (инвестиционное подразделение Сбербанка) Евгений Гавриленков, президент партнерства «Новый экономический рост» Михаил Дмитриев (первый замглавы Минэкономразвития в 2000­–2004 годах) и ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов (первый замглавы Минэкономразвития в 1997–2007 годах).

Гавриленков: «Кризис назревал»

— Предпосылки текущего экономического кризиса в России были созданы гораздо раньше, и любой триггер мог включить кризис.

Причина кризиса в том, что предыдущие несколько лет (экономического развития России. — РП) были основаны на том, что одна часть нашей экономики активно занимала на внешнем рынке. Почти две трети внешних заимствований — корпоративные.

Если мы посмотрим на предыдущие 5–10 лет, то увидим — все, что приходило в стране, отражалось в виде оттока капитала. То есть все, что приходило в страну, здесь не оседало.

Кризис назревал. При такой ситуации, когда рост кредитов превышал рост доходов, должна была наступить точка перегиба (и она наступила. — РП). Сейчас выплаты по кредитам превышают доходы. Это результат не санкций, а вот такой макроэкономической проблемы — не досмотрели (Гавриленков имеет в виду в основном бесконтрольный рост задолженности государственных корпораций. — РП). Я не обсуждаю сейчас геополитические проблемы — здесь скорее психоаналитики нужны, а не экономисты.

Дмитриев: «Кризис 2007 года никто предсказать не мог»

— Очень часто экономику как науку для прогнозирования сравнивают с метеорологией — в обеих науках прогнозы часто оказываются ошибочными. Но между ними есть существенная разница. Если метеоролог ошибется, то само развитие погоды не изменится. А вот если влиятельный экономист предскажет крах валюты, то это очень сильно повлияет на развитие событий. Это феномен самосбывающихся предсказаний.

Именно поэтому кризис 2007 года никто предсказать не мог — влиятельные люди не могли произнести такое вслух. А тем, кто предсказывал, никто не верил.

Самосбывающееся предсказание — это именно случай овершутинга с курсом рубля (overshooting — длительный период завышенного валютного курса. — РП). Сейчас равновесный курс доллара (по расчетам Дмитриева. — РП) 37–37,5 рубля. Еще 2,5 рубля к нему можно накинуть за дело «Башнефти» и продолжение конфликта на Украине, несмотря на перемирие. Но даже такой курс (40 рублей за доллар. — РП) не имеет ничего общего с тем, что есть сейчас.

Перехлест вызван, с одной стороны, валютными спекуляциями, а с другой — переоценкой рисков ведения бизнеса в России. Но масштаб перехлеста не мог бы предсказать ни один уважающий себя экономист.

Евгений Гавриленков. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Евгений Гавриленков. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Что касается сравнения кризисов 2008 и 2014 годов. Источники обоих кризисов в России одинаковы — и падение нефти, и финансовый кризис. Но есть и различия. Тогда нефть подешевела более чем втрое, а сейчас упала лишь на 25%. С другой стороны, финансовый кризис сейчас в России не глобальный, а локальный и искусственный, вызванный санкциями. Хотя санкции (как глобальный кризис шестью годами ранее) породили отток капитала из-за того, что компании больше не могут перекредитоваться на внешнем рынке.

Прогноз на 2009 год по росту ВВП, оттоку капитала, курсу рубля и росту цен, сделанный в 2008 году мной, Евгением Гавриленковым, и Ксенией Юдаевой, оказался довольно точным (Дмитриев приводит его в качестве примера того, что экономические прогнозы могут быть точны, если в развитие событий не вмешивается политика. — РП).

Скорее всего, в 2015 году в России будет не стагнация, а падение, но не такое глубокое, как в 2008 году, зато более длительное. Согласно прогнозам тех экономистов, которым можно доверять, отечественная экономика упадет не больше, чем на 0,5–1,5%.

Падение будет затяжным потому, что санкции пока никто не собирается отменять, а масштабы девальвации рубля значительно большие, чем в 2008 году.

Шаронов: «Хорошо, что Путин понимает — реформы требуют политической воли»

— Я прочитал интервью Путина перед его поездкой в Австралию на саммит G20 (речь идет об интервью ТАСС. — РП). Корреспондент осторожно спросил его про структурные реформы. «Структурные реформы требуют не таких уж больших денег. Они требуют просто политической воли и принятия определенных административных решений. Это касается и экономики, это касается и социалки», — ответил президент.

Хорошо, что он это понимает. Все понимают, но ничего (в сфере структурных реформ. — РП) не делается. В начале 2000–х годов у правительства не было иного выхода, кроме проведения институциональных реформ. А потом, когда у правительства появились деньги, начался откат от реформ в сторону увеличения доли государства в экономике.

Дмитриев: «Они не задумывались над тем, чтобы конфликт на Украине урегулировать?»

— Расскажу одну историю (на тему институциональных реформ. — РП). Правительство попросило одно из уважаемых, крупных научно-образовательных учреждений разработать меры обеспечения макроэкономической стабильности. Одна младшая научная сотрудница на совещании робко спросила: «А они не задумывались над тем, чтобы конфликт на Украине урегулировать?» Поскольку Украина находится вне контекста макроэкономики, то разрабатываемые этим учреждением меры ни при каких условиях к стабилизации привести не могут — ведь конфликт на Украине является одной из главных составляющих текущей макроэкономической нестабильности.

Шаронов: «Жарьте — рыба будет»

— Я бы хотел привести примеры из моей практики работы в министерстве. Очень часто придумывание экономических рецептов для политиков напоминает анекдот «Жарьте — рыба будет».

Недавно мне показали предисловие к правительственной среднесрочной программе 2004 года, которую мы делали. Там написано: решение экономических проблем России лежит во внеэкономической сфере. Это было совершенно очевидно уже тогда.

Гавриленков: «Нынешний экономический рост — в пределах ошибки измерений»

— В прошлом году согласно Росстату экономика выросла на 1,3%, но это же ведомство говорит, что статистическое расхождение составляло 1,8%. То есть экономический рост находился в пределах ошибки измерений. На такую большую погрешность можно было закрывать глаза при росте нашей экономики 7% в год, но не сейчас.

Возвращаясь к двум частям российской экономики. Существует вторая часть экономики, которая ничего не занимала за пределами страны и при этом очень чувствительна к курсу рубля, например, производство товаров, а также сельское хозяйство.

В этой части экономики сейчас идет ощутимый рост. Так, в сентябре производство выросло на 3,6%. Не бог весть что, но все равно позитивно. Российские компании среднего размера, не участвующие в геополитических процессах, чувствуют себя хорошо.

Михаил Дмитриев. Фото: Сергей Карпов / ТАСС

Михаил Дмитриев. Фото: Сергей Карпов / ТАСС

Это эффект импортозамещения. Хотя импортозамещение нельзя переоценивать, но два года на нем можно пожить. Кстати, сначала нашей целью были инновации, потом мы спустились до модернизации, а теперь уже довольны импортозамещением.

Дмитриев: «По всей России произошел откат в сторону ценностей выживания»

— При всех ограничениях в качестве статистики показатели Росстата коррелируют с множеством других показателей, которые тоже показывают негативные тенденции в российской экономике.

Общественные настроения сейчас сорваны якоря. Люди в 1990-х и 2000-х годах были сфокусированы на ценностях выживания и благосостояния (за исключением небольшой прослойки среднего класса). После 2010–2011 годов возросла ценность здравоохранения, образования, а также гражданских прав и свобод. Но уже в 2013 году по всей России (за исключением Москвы) произошел откат обратно в сторону базовых ценностей. А потом вслед за этим резко последовало переключение на ценности патриотического, постимперского порядка (после присоединения Крыма — РП).

Что мы можем ждать в будущем? Отход россиян от избыточной сфокусированности на внешнеполитических событиях.

В целом сейчас уровень протестных настроений очень низкий, но в красной зоне протестности находятся мотивы низкой зарплаты, безработицы и тому подобного — это было типично для 90-х и кризиса 2009 года. Напомню, май 2009 года известен тем, что в один месяц произошло 30–40% всех протестных акций периода 2009–2012 годов.

Уже были сообщения о протестных акциях на «АвтоВАЗе». Общественные настроения очень чутко реагируют на изменения в экономической жизни, и сейчас мы входим в период быстрой трансформации этих настроений — преобразования в сферу тех проблем выживания, которые волнуют большинство людей.

Вопрос из зала: «С точки зрения экономики к чему готовиться простым людям?»

Дмитриев:

— Многие лекарства импортируются или делаются в России из импортного сырья. Поэтому они будут дорожать быстро — нужно уже к этому приспосабливаться.

Гавриленков:

— Нужно наблюдать за действиями регуляторов. Они о многом могут говорить.

Например, правительство отменило накопительную пенсионную систему. Это не когда-то в будущем, а уже сейчас снизило спрос на государственные ценные бумаги (пенсионные фонды хранили сбережения граждан в гособлигациях, а теперь это не нужно. — РП). Ставки по этим бумагам пошли вверх (рынок облигаций так устроен, что если на них снижается спрос, то обычно их доходность растет. — РП). Это значит, что другие ставки — в том числе по кредитам для нас как для заемщиков — не могут быть ниже, чем ставки по облигациям. Так, отмена накопительных пенсий ударила по тем, кто хотел взять кредит в банке.

Развод по-научному Далее в рубрике Развод по-научномуМошенники научились зарабатывать на требованиях Министерства образования к российским ученым

Комментарии

17 ноября 2014, 20:35
Да все можно пережить. но надо в первую очередь о малоимущих слоях населения думать, а это у нас в стране пенсионеры, главные потребители лекарств, они дорожать должны строго под контролем государства
18 ноября 2014, 09:45
Нужно просто заботиться о своем здоровье, почаще бывать на свежем воздухе, поменьше кушать всякий мусор, пить чистую воду и о болезнях забудете как о дурном сне. Все эти лекарства - сплошная дрянь, сначала сами себя загоняем в эту клоаку, а потом на лекарства работаем, пытаясь из нее выбраться.
18 ноября 2014, 16:50
это точно лекарства зло. надо есть лук и пить мед, там все витамины
18 ноября 2014, 09:52
Кризис не только в России, весь мир лихорадит. Сейчас только развивающиеся страны показывают устойчивый рост, потому что им есть куда развиваться. Нам тоже в принципе есть, но наше правительство создало внутри страны не совсем удобные условия для развития бизнеса. В экономике нет длинных денег, кредиты весьма дорогие и развиваться в таких условиях весьма проблематично.
когда то Шаронов бегал за Лужковым, был своим верным батуринцем, теперь толкает либеральные идеи.. и вспоминает старые еврейские анекдоты)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»