В краю «летающих сараев»
Фото: Сергей Ермохин / Коммерсантъ

Фото: Сергей Ермохин / Коммерсантъ

До многих северных сел только самолетом можно долететь: как живет малая авиация в России?

Передняя часть салона забивается сумками, рюкзаками, мешками с рыбой. Когда идет морошка, ведрами могут заставить весь проход, так что пилотам приходится пробираться в кабину на четвереньках, прямо по ведрам с ягодами.

В давние времена и пассажиров лишних брали. В селе Долгощелье рассказывают случай с Ан-2, когда самолет упал, только оторвавшись от взлетно-посадочной полосы: вместо 12 положенных на борт взяли 32 человека. Сейчас за этим внимательно следят, а самолетов больше не становится. Так что через час после начала продаж обычно билетов уже не купить. И это при том что полет из Архангельска до села стоит более 5 тысяч рублей за перелет на расстояние немногим более 200 километров.

Но выбор у людей невелик. На северо-востоке Архангельской области и в Ненецком автономном округе почти нет дорог. В села на берегу Белого моря еще раз в месяц можно добраться на теплоходе, но если объявят штормовое предупреждение — что не редкость на северных морях,— можно неделю просидеть на морском вокзале. Чем сутки качаться в море или трястись на "Урале" по зимникам, лучше час или три потерпеть в салоне "кукурузника".

Хотя Ан-2 и прозвали "летающим сараем", летать на нем интереснее, чем на "боингах" и "аэробусах", если, конечно, вестибулярный аппарат позволяет. Высота полета обычно 300-400 метров: прекрасно видно тайгу, цветастые болота и блюдца тундровых озер. К тому же не так страшно. Случись отказ двигателя — есть шанс, что самолет спланирует и сядет на ближайшей поляне. "Ан-2, как велосипед, главное, чтобы дорогу было видно",— шутят пилоты.

Труднодоступных сел не так много. Они разбросаны по всей тундре, по берегам морей и рек на сотни километров. В летнюю пору населения в них бывает до 1000 человек на село. Но пассажиропоток на таких направлениях все равно не способен обеспечить рентабельность, учитывая затраты на топливо и обслуживание устаревших машин.

Поэтому сегодня такие полеты держатся на государственных субсидиях. И чуть ли не каждый год приходится слышать о скорой отмене субсидий, об отсутствии деталей. Но пилоты надеются: какая бы экономическая ситуация ни была, местные рейсы останутся. Других возможностей попасть в села у многих просто нет. А детали для Ан-2 можно снять со списанных самолетов, благо их много.

В начале 2016 года архангельский губернатор Игорь Орлов заявил о новой стратегии развития местной авиации. Шла речь о расширении географии полетов, возрождении старых аэровокзалов. Губернатор даже пообещал 2-му архангельскому объединенному авиаотряду два новых модернизированных самолета Ан-2, которые экономнее и теплее. Но пока новые борта есть только в Нарьян-Маре и в Сибири.

А в селе Лопшеньга рады свежепокрашенному "кукурузнику" старого образца, который первый раз приземлился в селе после капитального ремонта. Даже пилот Александр Иванов признается, что поначалу не узнал свой отремонтированный самолет, когда прилетел забирать его с завода.

Александр в малой авиации с 2007 года. Он свой человек во всех селах, где есть рейсы из архангельского аэропорта Васьково. Чтобы летать, Саша переехал из Новгородской области и перевез семью. Когда он за штурвалом, кажется, что борт меньше качает.

— Качает или нет, это зависит от погоды,— отмахивается летчик.— Хотя молодые пилоты могут по неопытности раскачивать борт.

Его напарник Владимир Савченко — тоже приезжий, из Санкт-Петербурга. Люди, связанные с авиацией, вообще легки на подъем.

Вот Илья Иконников перебрался из города Онеги в село Лопшеньга и теперь руководит аэропортом. Все хозяйство помещается в деревянном домике. Внизу весы для багажа, печь, старые кресла и лестница на чердак. Прямо под крышей — специально оборудованное помещение с телефонами, советской аппаратурой и портретом Гагарина на стене. У Ильи сильный поставленный голос. Когда он зачитывает дежурную сводку о рейсе в Архангельск, слышно со взлетно-посадочной полосы. Так же мощно, на фоне картинок с самолетами и Гагариным, он читает свои стихи про начальника аэропорта, "хранителя зарастающей поляны". Но пока летают самолеты, поляна не зарастает.
Источник: ИД "Коммерсант"

Только машина — ничего личного Далее в рубрике Только машина — ничего личногоТестдрайв: как работает московский каршеринг

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»