«Колокольный звон — это молитва вне храма»
Вид с надвратной соборной колокольни Пречистенских ворот. Фото: Дмитрий Дубровский / «Русская планета»

Вид с надвратной соборной колокольни Пречистенских ворот. Фото: Дмитрий Дубровский / «Русская планета»

Звонарь с 30-летней практикой рассказал РП о тонкостях профессии

Позади 243 ступеньки, и я на главной колокольне Астраханского кремля, а если точнее, это надвратная соборная колокольня Пречистенских ворот. Передо мной худощавый невысокий и уже не очень молодой человек — Сергей Нефедов, звонарь колокольни Успенского собора.

— Как вы поняли, что быть звонарем — ваше призвание?

— Я связан с церковью с детства. Причем тогда меня тянуло в хор. «Доставал» регента своим пением, и тот однажды попросил меня позвонить на Пасху в колокола. Попробовал… и вот уже тридцать с лишним лет я звонарь.

— В детстве наверняка мечтали и о других профессиях?

— Хотел стать археологом. И частично эту мечту в реальность воплотил. Когда-то работал в музее реставратором, а сейчас в церкви постоянно сталкиваюсь со стариной, с какими-то артефактами. Детская мечта отчасти воплотилась в реальность.

— Свой первый подъем на колокольню помните?

— Мне было 5 лет. Это был примерно 1968 год. И, что удивительно, поднимался я именно на эту колокольню — тогда она еще была открыта для посетителей. И здесь же я впервые услышал колокольный звон. Это был звон механических часов колокольни, но тем не менее… Это произвело на меня неизгладимое впечатление, и спустя 25 лет я вернулся на это место уже в качестве звонаря.

— Научиться звонарскому искусству тогда было негде. Как вы овладели им?

— Когда я начал звонить, были еще советские времена, колокольный звон во многих областях был под запретом. О преподавании не могло быть и речи. Искусство это передавалось от одного звонаря к другому. Когда я звонил в Севастополе, в кладбищенской церкви, я что-то придумывал сам, хотя там особо не разгуляешься — колокола были маленькие. Переехав в Астрахань, стал учиться у звонаря Покровского собора Алексея Петровича Логинова, его нет с нами уже более двадцати лет. Сейчас ситуация изменилась, открылось много звонарских школ — в Москве, Саратове, ближайшая к нам — в Волгограде. Сейчас там готовят звонарей. Звон набирает силу и распространяется по всей стране!

Отсюда, с высоты 25-этажного дома, открывается умопомрачительная панорама города. Люди внизу кажутся очень маленькими, смешно спешащими куда-то. А позолоченные кресты и купола Успенского собора так близко — огромные, стоят непоколебимо уже не одно столетие. Оказавшись так близко, забываешь о мирских проблемах, все становится неважным, и спешить, кажется, уже никуда не надо.

— Какие мысли приходят, когда звоните?

— Бывает по-разному. Я звонарь с большим стажем, многое делаю уже, как говорят, на автомате и думать могу о чем угодно. Когда звоню, смотрю с колокольни вниз, на людей, на город, а перезвоном стараюсь привести свои чувства в гармонию. Бывает, что звон идет настолько легко! Попадешь в какую-то вибрацию, что ли, и совсем не устаешь — звони хоть пятнадцать минут, хоть полчаса кряду. А бывает, что не попадаешь в нее и в ритм тоже не попадаешь. Вполне возможно, что люди на улице, слыша звон, этого не замечают, а я, как звонарь, чувствую это очень сильно.

— Должен ли звонарь быть верующим человеком?

— Если звонарь церковный, то, конечно, должен. Потому что звон — это внешний голос церкви. Внутри храма поет хор, служит священник, звучит молитва. А колокольный звон — это молитва вне храма. И звонарь вкладывает в этот звон свое восприятие духовности. Если звонарь неверующий, он, конечно, сможет звонить чисто технически, но звон этот будет холодным. Я не звоню каждый день. Колокольный звон, как я считаю, должен выделять какое-то конкретное событие, праздник. Каждодневный звон может превратиться в городской шум, а может и просто начать людей раздражать — у всех же разное восприятие.

Сергей Нефедов, звонарь колокольни Успенского собора Астраханского кремля. Фото из личного архива

— Какую музыку вы слушаете?

— Я человек уже не первой молодости и тяготею к старому хард-року! Вырос на таких группах, как Uriah Heep, Deep Purple. Сейчас не гнушаюсь и современных «команд»! Из более лирических нравится ирландская группа Enia, финны — Nightwish. Могу слушать любую тяжелую музыку, главное, чтобы мелодия была и все звучало гармонично.

— Как это сочетается с жизнью возле храма?

— Мои музыкальные пристрастия не мешают мне быть хорошим звонарем. Жизнь именно у храма не предполагает крайнего аскетизма, а профессия звонаря не подразумевает принятия сана. И, вы знаете, многие люди из духовенства тоже слушают тяжелую музыку! Тот же хард-рок.

— Расскажите о своем участии в постановке оперы «Князь Игорь».

— Это не первый мой опыт сотрудничества с Астраханским театром оперы и балета. Была еще постановка «Борис Годунов». Но с «Князем Игорем» все интереснее, конечно, вышло. Спектакль снимали для последующего монтажа фильма, и мне пришлось облачиться в одежду духовенства той эпохи. Подниматься в ней на колокольню каждый день было бы очень неудобно! Звонарь должен быть подвижным, и, конечно, в обычные дни я звоню в гражданской одежде. А самое интересное, что из фильма меня вырезали, оставив только звук колоколов.

— Чтобы добраться до вас, мне пришлось преодолеть расстояние в…

— Двести сорок три ступеньки. А до часов еще выше — двести семьдесят восемь! Это высота примерно 25-этажного дома. Я настолько к ней привык, что преодолеваю, не замечая.

— А в обычном доме на 25-й этаж смогли бы подняться без лифта?

— Смог бы, но был бы наравне со всеми людьми и, скорее всего, так же устал бы. Все дело в том, что на колокольне все лестницы имеют разный наклон и разную высоту ступеней. Соответственно, группы мышц работают по очереди. Есть колокольни с винтовыми лестницами, там ступеньки узкие, одинаковой высоты. Я поднимался на колокольню Новодевичьего монастыря в Москве, там как раз такая лестница. Колокольня та ниже нашей, но я, честно говоря, очень сильно устал. Из-за того, что лестница винтовая, начинает кружиться голова, с узких ступенек боишься сорваться плюс эта монотонность по кругу. А на нашей колокольне хорошие деревянные лестницы, они подлинные, сохранились с постройки, может, слегка и обветшали, но еще достаточно крепкие!

— Какие колокола сегодня в вашем распоряжении?

— Колокольня у нас достаточно большая и в свое время имела большие колокола, которые были уничтожены в период становления советской власти. Самый большой колокол — Успенский — был весом 32 тонны, второй весил 16 тонн, и так по нисходящей. Общий вес колоколов составлял 70 тонн. К сожалению, все это погибло. Когда я попал на эту колокольню, здесь висели только колокола, относящиеся к часам. Самый большой весил всего 250 кг. За 25 лет, пока Успенский собор действует, звонница несколько улучшилась. Люди жертвовали, кто-то продавал за небольшие деньги. Позднее было приобретено било весом 520 кг, но оно имитирует звук 16-тонного колокола! Это хорошее приобретение еще и с точки зрения безопасности: колокольня Успенского собора имеет небольшой наклон, если сейчас повесить сюда большой колокол, это создаст аварийную ситуацию. А это било при своем малом весе отлично вписалось в ансамбль, до него звук был несколько пустоват, а теперь есть бас. Человек снизу и не поймет, что звучит не колокол, а его заменитель. Позднее в Воронеже был приобретен набор колоколов, уже с учетом тональности главного била. И сейчас наша звонница удовлетворит самого придирчивого слушателя — все звучит гармонично.

Работа вместо милостыни Далее в рубрике Работа вместо милостыниКак вернуть бездомных людей в общество

Комментарии

12 октября 2015, 12:17
Звонари ближе всех к Богу
12 октября 2015, 13:00
Всегда удивлялся тому героизму, который проявляют люди, отдающие свои жизни богу и церкви. Ведь такие профессии даются раз и на всю жизнь.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»