Кого потопит иранская нефть
Нефтяной танкер около порта Бендар-Аббас, на юге Ирана. Фото: АТТА KENARE / AFP

Нефтяной танкер около порта Бендар-Аббас, на юге Ирана. Фото: АТТА KENARE / AFP

Многие страны не напрасно боялись возвращения Ирана на нефтяной рынок

Первый танкер с иранской нефтью вышел из порта Харк в Персидском заливе. Пункт назначения — Европа. Это событие уже назвали знаковым, а само судно — чуть ли не предвестником очередной катастрофы на нефтяном рынке. Возвращение Ирана в число ведущих экспортеров углеводородов — при уже имеющемся переизбытке предложения — с большой долей вероятности спровоцирует дальнейшее падение мировых цен. К тому же до сих пор Европа считалась одним из основных рынков сбыта российской нефти.

Западные СМИ торжествуют: угроза потерять последние остатки сырьевых доходов для российского бюджета наконец-то перестает казаться такой уж нереальной.

Катастрофы не случится?

Намерения у иранцев и правда серьезные. Имея подтвержденных запасов нефти на 18,9  млрд тонн и нуждаясь в деньгах для развития и модернизации своей экономики, Исламская Республика заявила об амбициозных планах вернуть добычу и экспорт нефти на докризисный уровень еще до конца 2016 года. Прямо сейчас к отправке из Ирана готовятся еще два танкера — испанский и китайский.

Однако радоваться грядущему обострению конкуренции и даже вероятному разрыву политических отношений России и Ирана на Западе поторопились. Дело в том, что судно Distya Akula, покинувшее порт Харк и везущее в Европу 4 млн баррелей иранской нефти, зафрахтовано компанией Litasco, которая, в свою очередь, приходится дочкой Lukoil PJSC. Фактически, речь идет о совместной деятельности двух стран, что как минимум снимает вопрос об ухудшении отношений на фоне конкуренции за топливные рынки.

Тем более промахнулись заморские аналитики с апокалиптическими прогнозами обрушения мировых цен. Факты убедительно свидетельствуют о невозможности достижения иранцами заявленных целей в указанный ими срок. Санкции слишком сильно ударили по их нефтедобывающей отрасли. По подсчетам аналитиков UBS, в текущих условиях максимальный объем добычи, которого Иран сможет добиться к началу 2017 года, не превысит 3,3-3,4 млн барр. в сутки. Это существенно больше нынешнего, но все равно очень далеко от былых рекордов.

Новая волна

Плохим в этой ситуации является другое. Тегеран вернулся в игру далеко в не самый лучший момент.

Дело в том, что наращивание добычи в Иране происходит на фоне ее активного сокращения в ряде других стран. А сокращается она по той простой причине, что рынок действительно испытывает типичный кризис перепроизводства. Это означает падение цен и последующее разорение наименее эффективных производителей.

По подсчетам ОПЕК, ряд стран, долгое время живших только с нефти и не успевших накопить достаточных резервов, уже сейчас вынуждены сокращать или сократили добычу по причине ее нерентабельности для их бюджетов. Фактически они действительно близки к разорению. Например, Эквадору для балансирования бюджета требуется цена нефти не ниже 120 долл./барр. При нынешних $30 он гарантированно выбывает «из клуба», тем самым освобождая 1,7% мирового рынка добычи. С тем же ценовым показателем в аутсайдерах оказываются Нигерия и Венесуэла, на данный момент контролирующие 6,3 и 7,8% рынка соответственно. Все шансы присоединиться к ним имеют Алжир (3,4%), Ангола (5,6%) и, как бы странно это ни звучало, Саудовская Аравия, для удержания бюджета нуждающаяся в средней цене в $106. (Впрочем, за тучные времена саудиты накопили достаточно финансовых резервов, чтобы еще минимум 3–4 года работать откровенно себе в убыток, но наращивать добычу для удержания своей текущей рыночной доли.)

И вот тут круг и должен бы замкнуться: существенное сокращение добычи, то есть предложения, рано или поздно заставило бы цены расти. Вероятно, не до таких высот, до которых их задрали спекулянты в 2012–2013 годах, но существенно выше сегодняшних значений, где-то до 55–64 долларов за баррель.

Но возвращение Ирана этому помешало. Можно сказать, что оно просто законсервировало рынок в его текущем состоянии, не позволив его «невидимой руке» сделать свое дело.

А Иран ни в чем не виноват

Важно понимать, что все вышесказанное ни коим образом не перекладывает вину за кризис или его продолжение на Тегеран. Все происходящее на самом деле закономерный результат  последовательных стратегических ошибок ОПЕК. Опираясь на свое доминирующее положение на рынке, с 1995 по 2012 год организация в упор не замечала других добытчиков и фактически в одиночку диктовала миру правила поведения на нефтяном рынке.

Заседание ОПЕК

Заседание ОПЕК. Фото: ALEXANDER KLEIN/AFP

И вот результат — в конце концов, все просто перестали их соблюдать. На прошлом заседании ОПЕК официально признала, что мировую добычу нефти она больше не контролирует. Свои квоты нарушают все. Потому что сохранение более или менее стабильного денежного потока и своей рыночной доли справедливо признается государствами гораздо более важной целью, чем стабилизация мировых цен.

Действия Тегерана являются наглядной иллюстрацией (и прямым следствием) этого важнейшего стратегического промаха ОПЕК. Когда после снятия санкций картель попытался навязать иранцам соответствующие квоты, в ответ он получил прямой отказ. Мол, пока действовали американские санкции, цены в мире росли, а квоты увеличивались, другие страны получали сверхдоходы, которых Иран все это время оставался лишен. Так что сейчас ИРИ будет продавать столько нефти, сколько сможет, чтобы компенсировать возникшую несправедливость и вернуть свою былую рыночную долю. Картелю не осталось ничего иного, как принять свершившийся факт.

Без весел и ветрил посреди бури

Теперь ОПЕК, конечно, спохватилась и активно пытается восстановить контроль над рынком, но попытки ее тщетны. Хотя Саудовская Аравия и начала наконец-то договариваться с не входящими в картель странами, сколько-нибудь существенного результата это не дает: другие игроки ясно дали понять, что не будут стоять и спокойно смотреть, как саудиты на пару с Катаром опять подгребают весь мир под себя.

В Катаре, например, состоялась встреча министра нефти Саудовской Аравии Али яль-Наими с министром энергетики России Александром Новаком. На ней даже удалось договориться о замораживании объемов добычи двух стран на том уровне, который был достигнут к 11 января 2016 года. Но хотя обе страны и производят на двоих 21 млн барр. нефти в сутки, это все равно составляет лишь 28% от ее общей добычи в мире, чего явно недостаточно для решающего влияния на всю систему. Чтобы начать контролировать цены, как в старые добрые времена, саудовцам нужен намного больший вес, а значит, и намного больше новых друзей.  А поскольку большинство игроков продолжает стратегию «доля и денежный поток любой ценой», все позитивные эффекты от соблюдения каких-либо договоренностей все равно потенциально нивелируются.

Наконец, экспертные оценки Всемирного Банка, а также самой ОПЕК говорят о том, что накопленных в мире излишков нефти промышленности хватит еще минимум на 4–5 лет вперед. То есть даже если договориться зафиксировать добычу получится всем, первые ощутимые результаты, способные начать стимулировать рост нефтяных цен, смогут проявиться не раньше 2020 - 2021 годов. И то лишь в идеале. В реальности — не раньше 2025 года, так как нынешний мировой экономический кризис своего дна не достиг, а значит общее сокращение спроса на нефть сегодня еще далеко от своего настоящего минимума.

***

Вывод, который можно и нужно  сделать: предстоящие 8–10 лет цены на нефть будут оставаться низкими. В коридоре примерно от 20 до 35 долларов за баррель.

По сравнению с былым недавним изобилием перспектива выглядит печально. Но есть в ней и целый ряд вполне себе позитивных моментов. Во-первых, уменьшение нефтяных доходов, как минимум, серьезно подтолкнет Россию заняться импортозамещением и развитием наукоемких отраслей в реальности, а не только для галочки в отчете. Во-вторых, разорение ряда добывающих стран позволит нам занять часть освобождающегося места, тем самым увеличивая не только экспортную выручку, но и степень общего влияния России на всю мировую добывающую отрасль в целом. В том числе влияния на ценообразование.  В-третьих, из клуба нефтедобывающих стран при таком развитии событий вылетает и ряд государств ОПЕК, что снижает общую долю картеля на рынке, а значит, и размер его экономического и политического влияния. В сочетании со вторым пунктом для России это создает весьма неплохие перспективы.

Происходящее сейчас на нефтяном рынке действительно представляет для России определенную угрозу, но вместе с тем открывает и ряд возможностей, которыми надо лишь суметь воспользоваться.

В полном ступоре Далее в рубрике В полном ступореТарифная политика РЖД становится помехой для восстановления российской экономики Читайте в рубрике «Экономика» Последнее сирийское предложениеСША планируют решить с Россией вопросы по Сирии до ухода Обамы Последнее сирийское предложение

Комментарии

18 февраля 2016, 21:33
Действовать надо совместно, корректировать совместные заявления и не делать резких щагов, ну и ждать роста мирового промышленного производства, который подтолкнет к росту цены на энергоносители. А пока этого не случилось, надо развивать импортозамещение назло врагам
18 февраля 2016, 23:09
Это тупик. И загнали весь мир в тупик именно американцы своими бесконечными КУЕ. Высокая цена на баррель как раз и поддерживалась вливаниями ликвидности ФРС на мировой рынок. Станок остановился - сразу рухнула цена на нефть. Сразу оказалось, что в мире, оказывается, перепроизводство. А что еще может быть в мире, который проел уже все свои будущие прибыли и урожаи.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»