Как в XIX веке был придуман миф о декабристах
Репродукция эскиза «Декабристы» Петра Игнатьева. Источник: РИА Новости

Репродукция эскиза «Декабристы» Петра Игнатьева. Источник: РИА Новости

В новом сборнике из серии Historia Rossica авторы разбирают мифы, загадки и правду русского XIX века

XIX век — определяющий для русской культуры. Пушкин, Достоевский, Толстой, Чайковский, Репин — имена, принадлежащие этой эпохе. Декабристы, политическая жандармерия, отмена крепостного права, строительство Транссиба — события и явления, из которых она складывалась. В сборнике «Изобретение века. Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия» авторы пытаются понять, как XIX век стал «золотым», и насколько оправдано такое определение.

«Русская планета» с разрешения издательства «Новое литературное обозрение» публикует фрагмент статьи Ольги Эдельман «Легенда русского XIX века: декабристы» из сборника «Изобретение века. Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия».

Обложка сборника «Изобретение века. Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия»

Обложка сборника «Изобретение века. Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия»

Не существовало эпохи, когда декабристы не были бы окружены вниманием и почтением. Это началось еще в пору их сибирского изгнания и принимало порой изумительные формы. Молодой чиновник канцелярии генерал-губернатора Восточной Сибири, приехав в командировку в Якутск, хотел повидать жившего там в ссылке Александра Александровича Бестужева, но как лицо официальное не мог отправиться с визитом к государственному преступнику без разрешения областного начальника. Тот, слывший, кстати, самодуром и деспотом, объявил, что Бестужев бывает во всех лучших домах и посетить его совершенно «непредосудительно».

В рассказе другого современника находим сцену, как окружной жандармский генерал пожелал неофициально навестить ссыльных Волконских и при виде Марии Николаевны упал на колени и зарыдал: он некогда служил ординарцем у отца декабристки генерала Николая Николаевича Раевского. Разумеется, сибирское общество было специфической средой, привыкшей к ссыльным, в значительной мере из них состоявшей и вследствие своей немногочисленности и географической удаленности охотно принимавшей пришельцев, тем более происходивших из социальных верхов. Для сибиряков декабристы были скорее аристократами, нежели государственными преступниками. Но приведенные примеры показывают, что так же — с интересом и почтением — относились к ним и приезжавшие из России чиновники, искавшие их знакомства. Без морального сочувствия изгнанникам 14 декабря такое вряд ли было возможно.

Такое же отношение окружало и декабристов, вернувшихся из ссылки. Чтобы с симпатией относиться к ним, не было даже нужды разделять либеральные убеждения — в том же направлении работали и дворянская корпоративная солидарность, и, что еще важнее, стилистика романтизма с его обостренным интересом к фигуре узника, мятежника, благородного страдальца. В герои романа годился, прежде всего, конечно, заключенный политический, жертва свободолюбия, верности убеждениям или же интриг и клеветы. Русская образованная публика 1850—60-х годов прекрасно знала и переведенного Василием Андреевичем Жуковским «Шильонского узника», и «Графа Монте-Кристо».

Начавшаяся в пореформенной России публикация декабристского наследия была признаком гласности, но все же ограниченной цензурой. Материалы о декабристах, которые цензуру пройти не смогли, публиковались за границей, в первую очередь в герценовской вольной типографии и издательстве Э. Л. Каспровича в Лейпциге. Причем зачастую эти материалы публиковались теми же самыми людьми, кому не удавалось этого сделать в России. Так поступал, к примеру, издатель выходившего с 1863 года журнала «Русский архив» Петр Иванович Бартенев, который сам по убеждениям был умеренным консерватором с налетом славянофильства. Дожившие до этих времен декабристы или их наследники и душеприказчики по возможности предпочитали печататься в России, но при нежелании калечить текст цензурными изъятиями отдавали его в заграничную типографию.

Примечательно, что появление неподцензурного издания не влекло фактически никаких неприятностей с властями Российской империи для автора или владельца рукописи. Бурная публикаторская деятельность П. И. Бартенева, Михаила Ивановича Семевского (издавал с 1870 года журнал «Русская старина» и по убеждениям был гораздо радикальнее Бартенева, тяготея к либерально-народническим взглядам), сына декабриста Ивана Дмитриевича Якушкина Евгения, других родственников и наследников декабристов сыграла немалую роль в собирании декабристских материалов и, более того, в их создании, ибо они уговаривали и побуждали декабристов писать записки, отзываться замечаниями и комментариями на выходившие из печати материалы.

Архивы следствия над декабристами оставались секретными и недоступными для изучения. Привычка засекречивать архивы оказала властям дурную службу: они сами лишили себя возможности противопоставить что-либо антиправительственной пропаганде. Недоступность архива следствия приводила к зависимости исследователей и публики от источников личного происхождения, в первую очередь декабристской мемуаристики, a значит, и от декабристской оценки событий. По выражению Михаила Николаевича Покровского, «мы были осуждены питаться полуфантастикой мемуаров»; это положение усиливалось общественным фоном эпохи.

Декабристская тематика разрабатывалась, что совершенно естественно, оппозиционными самодержавию исследователями, декабристов восторженно почитали представители всех либеральных и революционных кругов русского общества. Не то чтобы в печати появлялась исключительно декабристская апологетика — были и критические высказывания, и не слишком доброжелательные воспоминания, но тон задавали не они.

Декабристы превращались в одну из самых привлекательных страниц отечественной истории. Они выглядели симпатично, благородно и безупречно, их окружал ореол героев и страдальцев, мучеников свободы, наконец, они были еще и героями Отечественной войны 1812 года. Сыграла свою роль и свойственная речевой стилистике конца XIX века любовь к патетической сентиментальной риторике, фразе, литературности. С тех пор в отечественной культуре глубоко укоренилось возвышенное, несколько идеализированное и романтизированное отношение к декабристам, они стали восприниматься как образец самоотверженного служения интересам народа, нравственное мерило.

Тогда же декабристская тема вошла в русскую литературу, и характерно, что наиболее значительным посвященным им произведением стала поэма Н. А. Некрасова «Русские женщины» — чистейшая апология жертвенному подвигу любви и верности.

Картина Дмитрия Кардовского «Пушкин среди декабристов в Каменке». Источник: rosimperija.info

Картина Дмитрия Кардовского «Пушкин среди декабристов в Каменке». Источник: rosimperija.info

Нужно отметить и развивавшийся параллельно культ А. С. Пушкина, к концу XIX века утвердившегося в качестве главного русского классика в культурном обиходе и гимназических учебниках. Декабристоведение тесно связано с пушкинистикой, зачастую в этих направлениях работали одни и те же авторы.

Восхищение декабристами стало своего рода общественным консенсусом, на этом сходились представители большинства появившихся во второй половине XIX века политических течений, кроме разве что крайне правых. Все, от умеренных либералов до народовольцев, большевиков и эсеров, готовы были считать декабристов своими предшественниками, зачислить их в свой символический багаж. Это было тем легче, что в эпоху декабристских обществ оппозиционная мысль еще не была столь дифференцирована, еще не сложились основные политические тенденции, проявившиеся в дальнейшем. Декабристы называли свои идеи либеральными, но слово это в их эпоху наделялось иным значением, нежели то, которое оно приобрело позднее.

Политический окрас декабристов по более поздней шкале определить невозможно, тем более что это движение объединяло людей различных взглядов. Тем проще было позднейшим партиям считать себя их наследниками, в том числе Ленину с его пресловутой схемой трех этапов освободительного движения в России, где «декабристы разбудили Герцена».

В тюремных мемуарах народовольцы и последующие революционеры рассказывали, как перестукивались через стены при помощи тюремной азбуки, которую называли бестужевской. Образцы этой азбуки нетрудно сравнить с той, что дал в своих записках Михаил Александрович Бестужев, и убедиться, что это разные системы, хотя и основанные на одной и той же идее. Непосредственная тюремная преемственность от декабристов к последующим революционерам сомнительна, они были разделены несколькими десятилетиями и сидели в разных тюрьмах. По-видимому, сведения о бестужевской азбуке восходили не к тюремной традиции, a к запискам самого Бестужева. Но позднейшие политические сидельцы всех мастей возводили азбуку к Бестужеву, a себя мыслили продолжателями дела декабристов.

Зачем им всем вообще были нужны какие-то почитаемые предшественники? Здесь, видимо, мы должны вернуться к положениям и о классическом мифе, и о нравственно-политических теориях как суррогате религии в секуляризующемся мире. О квазихристианских коннотациях русского революционного движения было сказано немало разными авторами, начиная с Николая Александровича Бердяева.

Любая мифология (включая христианство) требует пантеона почитаемых предков, для русской интеллигенции эту смысловую нишу и заполнили декабристы.

Изобретение века. Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия / Ред. Е. Вишленкова, Д. Сдвижков. — М.: Новое литературное обозрение, 2013.

Комментарии

24 ноября 2013, 13:56
И что здесь, собственно, доказано? Декабристский конфликт имел гораздо более глубокую природу, чем чаяния аристократии, как показывает нам автор текст Ольги Эдельман, да и эффект от акции был очень серьезный. Не забывайте что тему прекращения монархии в России обсуждали в общественных и аристократических кругах России еще в конце 18 века, сразу после буржуазной революции во Франции, на которую равнялась вся аристократия. Во время войны с наполеоном и наступления во Францию в 1813 году простые русские солдаты увидели как живет бусурманская европа и офигели, начались брожения и инакомыслие. И декабристы могли стать началом буржуазной революции, может быть тогда мы пошли бы другим, капиталистическим путем и давно были бы "евразийской америкой"..
25 ноября 2013, 12:01
Не принимайте близко к сердцу, сейчас только ленивый не перевирает историю на свой манер! Лично я придерживаюсь классической концепции и во все эти "демо-версии" не верю!
24 ноября 2013, 19:02
По моему госпожа Эдельман такой же русофоб, как и все ее творческие соплеменники с обостренным чувством привязанности к России.....
25 ноября 2013, 12:10
А каких еще исторических умозаключений вы хотели от малоизвестного кандидата исторических наук, с её-то фамилией!? )
25 ноября 2013, 02:12
Этот фокус прекрасно показывает бесструктурную схему влияния на общество и искажение действительной реальности. Это был массонский заговор против царя и против России. Поскольку все они были массонами то большинство из них являлись гомосеками, доказано высшей социологией Григория Климова, Пушкин упоминает о них в своей части которой закончил Гётевского Фауста. Еврейская часть проживающая на Российской территории возвеличивала постепенно это отребье, превращая их в героев. Так и подменяется вся история переворачивая все с ног на голову, чтобы путать общественность и чтобы каждый отдельный индивид не мог разобраться как устроен мир и как он функционипует..
25 ноября 2013, 12:36
Книжки Григория Климова, кстати говоря, недавно попали в Федеральный список экстремистских материалов. То есть иметь их в своей библиотеки вы можете, но вот давать для чтения другим, уже нет, так как попадаете под статью((
25 ноября 2013, 08:59
А про что еще было писать либеральным литераторам и журналистам первой половины 19 века? Как раз про несправедливость крепостничества и перезрелость монархнии, декабристы просто информповод...
25 ноября 2013, 10:17
Униженные и оскорбленные всегда были поводом для ведения различных информационных войн. Посмотрите сейчас на "болотных узников". Тоже происходит переоценка их действий, кто то кричит про политзаключенных. Хотя по-сути обычные хулиганы.
25 ноября 2013, 10:26
Вы меня извините, Бурали, но все-таки сравнение ваше не совсем уместно: декабристы 1825 года - это был социальный срез аристократии России, это были представители самых славных фамилий тогдашней элиты.

А "болотные узники", как вы их называете, это беспомощное и по видимому малообразованное быдло-стадо, которое наслушалось сладких песен навального и теперь грызет корку хлеба и хлебает баланду в камере СИЗО, совершенно заслуженно по моему скромному мнению....
25 ноября 2013, 10:31
Однако сейчас мы видим, что аристократы (элиты) прикормлены и довольны, а это "малообразованное быдло-стадо", как вы его называете и есть наш, российский, средний класс. Уверен, что и среди них вполне можно отыскать представителей разных славных фамилий... Я не говорю конкретно про задержанных, но ведь на том митинге были не только они..
25 ноября 2013, 11:19
Хулиганство никогда не проявится на мирном митинге в поддержку Путина или другого политика. Мы получаем стычки с полицией ,когда народ выходит возбужденный и возмущенный. Когда стоит толпа ,убежденная в своей правоте и законности своих требований, и на них двигается ОМОН создавая звуки войск римских легионов голосами и дубинками по щитам,в головах людей эти действия воспринимаются как провокация и ущемление их прав. У нас в пробке может случиться драка,потому что человека разозлили несколько факторов,жара,бездействие,беспомощность перед ситуацией и чье то неучтивое и не справедливое отношение. В толпе митингующих градус накала гораздо больше чем в пробке и вынудить человека вступить в драку с полицией проще простого.
25 ноября 2013, 13:55
Вы наверное имеете в виду Удальцова (внука "присталинского" члена ЦК КПСС) и Ксюшадь - дочку покойного Собчака))
25 ноября 2013, 13:38
Какой такой миф о декабристах? Если они были и называли так себя,то значит они существовали. Зачем людям голову морочите ?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»