Экономия на будущем
Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images

Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images

Опубликовано доказательство того, что Китай будет единственной супердержавой XXII века

15 июня McKinsey Global Institute опубликовал доклад «Преодоление глобальных проблем в инфраструктуре». Согласно этому исследованию, мир ежегодно недоплачивает на развитие инфраструктурных проектов как минимум 350 млрд долларов. И уже в самое ближайшее время эта экономия может самым плачевным образом сказаться на перспективах глобального развития.

Не просто цифры

Согласно расчетам аналитиков McKinsey Global Institute, обнародованным еще в 2013 году, затраты на мировую инфраструктуру должны колебаться где-то в районе 3,3 трлн долларов в год только для поддержки текущих темпов экономического роста. Однако реальные затраты значительно меньше — 2,5 трлн. Абсолютным лидером по инфраструктурным затратам остается Китай. Еще к 2013 году он потратил на инфраструктурные проекты 829 млрд долларов, в то время как США и Канада — 448 млрд суммарно, а страны Западной Европы — 335 млрд на всех. И эта тенденция продолжает сохраняться. В 11 странах «большой двадцатки» за последние годы масштабы финансирования инфраструктуры только уменьшаются. Это происходит не в одной лишь России, но и в Соединенных Штатах, странах Евросоюза, Мексике. Напротив, в Турции, Канаде и Южной Африке аналогичные затраты растут.

При этом нагляднее всего уровень расходов на инфраструктурные проекты становится виден, если рассматривать их финансирование по отношению к ВВП. За последние двадцать лет (с первой половины 90-х годов), Китай отдавал на развитие инфраструктуры 8,6% своего ВВП, Индия — 4,9%, страны Восточной Европы — 4,1%, Африка — 3,1%, США и Канада — 2,5%, Западная Европа — 2,5%, Латинская Америка — 2,4%. В России, согласно аналитическому обзору Газпромбанка, опубликованному еще в 2014 году, эти расходы колебались от 3,6 до 4,2%, что, казалось бы, не так уж и плохо. Но за последние два года эта доля значительно снизилась.

Различные стартовые площадки

Цифры, конечно же, весьма красноречивы, но реальность, встающая за ними, значительно сложнее. Во-первых, очень сильно разнится ВВП, скажем, в Западной Европе и в Африке. Но это только полдела. В разных странах разные стартовые площадки, несопоставимый уровень развития транспорта, энергетики, водопроводных сетей, телекоммуникаций. Соответственно, различается и плотность инфраструктуры, степень актуальности новых масштабных проектов. В Европе инфраструктура попросту уже создана, причем довольно давно, и средства расходуются в основном на ее поддержание.

А вот Китай и Индия в этом отношении, разумеется, требуют максимальных вложений. Это касается и демографии, и состояния транспортной сети, и энергетики, и ситуации с питьевой водой, водопроводом, современными удобствами в больших городах, и многого другого. Пример тут привести чрезвычайно просто. Ликвидировать многомиллионные районы трущоб в Бомбее или в Йоханнесбурге гораздо более затратно, чем совершенствовать транспортную систему и городскую инфраструктуру Краснодара, Хабаровска или Якутска.

Россия и Китай: наследие плановой экономики

В наследство от Советского Союза Россия получила достаточно развитую инфраструктуру, важнейшей особенностью которой была тенденция к постоянному росту, развитию. Плановая экономика во многом питалась масштабными проектами, они были ее мотором и важнейшим имиджевым фактором. Кроме того, природные богатства и огромные неосвоенные территории стимулировали новые идеи и масштабные начинания.

Однако с перелома этой парадигмы прошло уже тридцать лет, и советская инфраструктура во многом устарела — по меньшей мере она нуждается в постоянном обновлении. Новые же проекты часто носят «догоняющий характер», и как решить эту проблему в условиях «диктата рынка», пока неясно.

В Китае же сложилась совершенно иная ситуация. Отсутствие разрыва между экономическими укладами конца ХХ и начала ХХI века, органичное включение рыночных механизмов в плановое народное хозяйство позволили не только сохранить масштаб и размах строительства инфраструктуры, но и еще больше подчеркнуть его опережающий характер. В итоге, когда мы заняты по преимуществу спасением и восстановлением хозяйства ХХ века, китайцы закладывают инфраструктуру XXII столетия.

Наполеону приписывается выражение «Война — это коммуникации». В экономической войне это утверждение также совершенно справедливо.

303 китайских проекта

Если в большинстве стран, включая Россию, финансовый кризис привел к сокращению расходов на инфраструктуру, в Китае, напротив, новые проекты используются для борьбы с экономическими трудностями. Так, в мае этого года Министерство транспорта и Государственный комитет по развитию и реформе КНР обнародовало план, согласно которому в развитие транспортной сети страны будет вложено 4,7 трлн юаней (722 млрд долларов). Эти средства планируется израсходовать на 303 проекта, включающие развитие водных путей сообщения, автомобильных и железных дорог, метрополитена и аэропортов. Сумма соответствует 6,9% ВВП Китая в 2015 году.

Любопытно, что некоторые западные аналитики, по преимуществу «чистые рыночники», рассматривают такие большие проекты как знак «растерянности китайских властей в условиях экономического спада». Однако в подобном взгляде есть вопиющее противоречие, полное игнорирование причинно-следственной связи. Вложение в инфраструктуру — и исследования McKinsey Global Institute, в частности, наглядно это подтверждают — есть вернейший залог стабильного экономического роста в будущем и потому самое надежное средство для борьбы с любыми проявлениями кризиса.

Россия: усмиренные амбиции

Семь лет тому назад, в 2007-м, тогдашний министр экономического развития Герман Греф с помпой объявил, что до 2020 года Россия потратит триллион долларов на дороги, аэропорты, совершенствование электросетей, жилье и коммуникации.

Герман Греф перед выступлением на годовом общем собрании акционеров Сбербанка

Герман Греф перед выступлением на годовом общем собрании акционеров Сбербанка. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Однако уже кризис 2008 года положил предел этим наполеоновским планам, а дальнейшее развитие событий окончательно похоронило их. Разумеется, никто об отказе от больших проектов не говорит, но их как бы отложили в долгий ящик, до лучших времен. Дело в том, что 80% средств из заявленного триллиона должны были поступить из частных ресурсов, что и тогда-то выглядело фантастикой, что уж говорить о современных реалиях.

Кстати, резкое снижение частных вложений в инфраструктуру — не только российская, но и общемировая тенденция. Согласно исследованию того же McKinsey Global Institute, в 2014-м году эти вложения упали вдвое во всех странах БРИК.

На конец 2015 года российские инвестиционные планы выглядели уже значительно скромнее. Предполагалось, что до 2020 года в транспортную и энергетическую инфраструктуру будет вложено 11 млрд рублей (2,2 млрд в год). По отношению в ВВП расходы на инфраструктуру упадут с 3,6 до 2,5%.

Если брать по отраслям, сильнее всего вырастут вложения в портовую (+45%) и аэропортовую (+12%) инфраструктуру, а также в расширение сети метро. На автомобильные дороги должно прийтись больше половины всего финансирования, но показатели здесь стабильны, они не превышают инфляцию. Значительно упадут вложения в энергетику (–37%).

Как же это далеко от амбициозных планов Грефа…

Забавно, что на первом плане у нас стоят проекты, которые необходимо завершить к чемпионату мира по футболу в 2018 году: трасса Москва — Петербург и ЦКАД. А дальше 2020 года вообще никто всерьез не заглядывает.

Временщики не думают о будущем.

***

Как справедливо пишут эксперты McKinsey Global Institute, «инфраструктура повсюду влияет на качество жизни граждан и открывает путь к росту производительности и конкурентоспособности». Именно поэтому вложения в инфраструктурные проекты всегда и при любых обстоятельствах оправдывают себя (если, конечно, не разворовывать все средства на корню). Амбициозность и масштаб подобных проектов лучше всего показывают, видит ли страна себя среди победителей, мировых лидеров или довольствуется робкими ответами на сиюминутные вызовы и легко подчиняется текущей конъюнктуре.

Экономический рост вместо латания бюджетных дыр Далее в рубрике Экономический рост вместо латания бюджетных дырПолитика сокращения расходов при отсутствии заботы о доходах приучает Россию и россиян к нищете

Комментарии

19 июня 2016, 16:02
В нашей стране как-то страшно начинать любые масштабные инфраструктурные проекты, тут же представляется что половина уйдёт вникнуда. Вот построили у меня рядом с домом автомагистраль. Потратили несколько миллиардов рублей. А сливы от дождя так и не сделали. Хотя в проекте они есть. И теперь у нас в непогоду образуются озера. Спрашивается где деньги? Вот так и по всей стране, я уверена.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»