Ходьба без поддержки
Главное условие выздоровления — личное желание детей и родителей. Фото: dsznko.ru

Главное условие выздоровления — личное желание детей и родителей. Фото: dsznko.ru

Как центр реабилитации для детей с ограниченными возможностями «Фламинго» ставит пациентов на ноги

В кемеровском реабилитационном центре «Фламинго» разработали уникальные ходунки, с помощью которых ребята с ДЦП и другими врожденными заболеваниями могут научиться ходить. «Русская Планета» выяснила, чем поможет особым детям изобретение кузбасских медиков.

Управляющий муниципального бюджетного учреждения Игорь Полковников предлагает пройти с экскурсией по помещениям Центра. Некоторые комнаты мало чем отличаются от игровых в детских садах — те же игрушки, коляски, но это только на первый взгляд. То тут, то там встречаются ходунки, инвалидные кресла и другое медицинское оборудование.

Мы проходим мимо девочки, которая с помощью бабушки старается идти по коридору как можно скорее. Ноги у нее постоянно подкашиваются, но она, опираясь на ходунки и руку родного человека, целеустремленно двигается вперед.

— Ты почему ни с кем не здороваешься, – слышу я шепот пожилой женщины, когда мы проходим мимо них.

— Потому что нам надо торопиться, бабушка, мы же опаздываем, — с трудом выговаривает ей в ответ девочка.

«Я доктор, а не инженер»

В одном из помещений мы застаем психолога с ребенком пяти–шести лет. Мальчик раскладывает по разным стаканам перемешанные на столе бобы красного и белого цвета. Так у него развивается мелкая моторика. Некоторое время назад ребенок не мог даже поднять шарики со стола, а теперь уже справляется с более сложной задачей.

По словам Игоря Полковникова, благодаря игре дети с особенностями развития легче воспринимают окружающую их обстановку и меньше волнуются.

— Здесь у нас занимаются разные ребята от 3 до 18 лет. Разные в том плане, что у кого-то, например, проблемы с сердцем, и это на первый взгляд совершенно обычный ребенок, а у кого-то нарушение опорно-двигательного аппарата, и поэтому он самостоятельно передвигаться не может. И для тех, и для других, у нас есть методики, специалисты и оборудование для их реабилитации и адаптации к внешнему миру и взрослой жизни, — рассказывает директор учреждения. — Ежедневно к нам приходит около 50 детей: 30 на дневном стационаре, 20 остаются здесь на ночь. А занимаются с ними около 100 человек.

В том же кабинете стоят пластиковые предметы быта: кухонные столы, холодильник, стиральная машинка, микроволновая печь, умывальник и многое другое. С их помощью детей-инвалидов учат обслуживать себя самостоятельно. Многие из них, несмотря на то, что живут с родителями, не умеют включать пылесос, мыть посуду, руки или заправлять кровать. Это тоже входит в трехнедельную программу адаптации ребенка.

Помимо этого, есть и более простые приспособления, которые вряд ли можно купить в магазине. С виду обычная деревянная доска с вмонтированными в нее болтами и гайками, от самых больших до маленьких, развивает мелкую моторику. Как поясняет Полковников, это один из снарядов, которые сделаны своими руками. Ходунки, которые были запатентованы центром, разработал Игорь Александрович. На вопрос, как именно он проектировал этот предмет адаптации, он поясняет:

— Я же доктор, а не инженер. Нарисовал, объяснил людям, как и что должно выглядеть, они сделали. Потом смотрим, ага, тут надо внести коррективы, здесь что-то изменить, и снова делается образец. На самом деле же ничего нового не придумывается, все уже давно сделано. Если говорить про эти ходунки, то я брал за основу уже существующие, но они были сделаны из дерева, что очень утяжеляло конструкцию. Я доработал, сделал их из тонких трубок с регулировками по росту. Они рассчитаны на ребенка, который может держать сам спину и голову. У нас есть более сложные ходунки, которые мы сейчас патентуем. В них ребенок фиксируется практически полностью, и может ходить по всему нашему центру. Кроме того, у нас есть еще четыре предмета адаптации, которые сейчас находятся на стадии получения патента, но уже используются в лечении.

Игорь Полковников

Игорь Полковников. Фото из личного архива

Аппарат для космонавтов

Помимо собственных разработок, работники центра используют и всевозможное оборудование заводского производства. Директор отмечает, что практически вся техника приобретается на собственные средства. Несмотря на то, что учреждение муниципальное, город оплачивает только работу сотрудников, питание пациентов и коммунальные счета. Недавно в здании «Фламинго», которому уже более 20 лет, был впервые проведен капитальный ремонт внутренних помещений и кровли.

Вся техника, в том числе и иностранного производства, закупается за счет грантов и спонсорской помощи. В господдержку входят более привычные и знакомые средства реабилитации: трости, костыли и инвалидные кресла. При этом их также приходится закупать за рубежом, так как в России их практически не производят.

Тем не менее Игорь Полковников не без гордости показывает один из отечественных аппаратов, созданный на основе аэрокосмических технологий, ценой более 400 тыс. рублей. Изначально московская техника использовалась для реабилитации космонавтов, которые после долгого пребывания в невесомости теряют рефлексы и не могут ходить.

Ученые придумали башмачки с пневмостельками, к которым с помощью компьютерной программы подаются сигналы и начинается лечебное раздражение мышц стопы. Таким образом имитируется ходьба, быстрый шаг и бег. При этом человек просто сидит, но мозг считает, что тело движется, тем самым закрепляется навык постановки движения. Несколько лет назад эта технология из космоса спустилась на землю и теперь применяется для реабилитации детей и взрослых.

Для детей среднего возраста с нарушениями вестибулярного аппарата, есть и отечественные изобретения. Один из них — «Эскалатор», на котором тренируют ходьбу по лестнице. В тренажере есть несколько программ, которые регулируют скорость подъема и спуска ребенка по имитатору. Производят его в Челябинске, и стоит он чуть более 100 тыс. рублей. Для сравнения: аналог, произведенный в Турции, с хромированными деталями, стоит в четыре раза дороже.

Разработка специалистов из Санкт-Петербурга представляет целую сеть устройств. Здесь и детская лошадка, наподобие тех, что стоят в парках аттракционов, дорожки и механизмы, которые буквально напичканы датчиками.

— Ребенок садится на лошадь, включаются датчики, которые фиксируют его положение, и на экране монитора отображается картинка. Если надо скакать вперед, то этого не произойдет, пока ребенок не сделает какое-то движение, — рассказывает Игорь Полковников. — По заданию надо перейти реку вброд, и если ребенок не поднимет ноги, то игрушка так и останется на месте. Аналогов этого комплекса я больше нигде не встречал.

«Успехи бывают разными»

На вопрос об эффективности собственных разработок однозначного ответа Игорь Полковников не дает. В том, что они адаптируют его подопечных к современному миру, сомнений нет. Но не все дети-инвалиды выходят из стен центра здоровыми и на собственных ногах. Для кого-то поднять руку вверх считается большим прогрессом, а для других шевеление пальцами рук становится чудом.

В одном из кабинетов, где с помощью игровой приставки Xbox дети учатся координации движения, вместе с мамой на кушетке сидит мальчик. На каждой из его ног надето по три электрода на липучках. Несмотря на то, что он недвижим, его мышцы с помощью оборудования получают сигналы, имитирующие ходьбу. За шесть лет в центре 9-летний пациент сделал значительные успехи. При этом у него одна из самых тяжелых форм детского церебрального паралича — двойная диплегия.

— Когда-то мы за руку ходить даже не могли, а теперь он уже несколько шагов сам делает самостоятельно, по комнате от стенки до стенки добирается. Раньше ноги крест на крест пересекались, и все. Потом делали операцию в Ленинске-Кузнецком, — говорит мама. — Он умный мальчик, школу закончил без троек, даже грамоту получил.

Заметно смущаясь, ребенок что-то очень тихо говорит маме. Она поясняет, что мальчика и правда все устраивает, но ему не нравится оставаться здесь на ночь. До этого он всегда спал дома во время лечения, но в этот заезд его решили оставлять с медиками.

— Домашний ребенок, — добавляет Елена, — временная проблема, я знаю, все хорошо будет.

С мнением мамы соглашаются и доктора. Главное условие выздоровления, как показала практика, — личное желание детей и членов их семьи. При должной поддержке, констатирует Игорь Полковников, даже сложных и тяжелых детей можно поставить на ноги.

Трижды спасенный Далее в рубрике Трижды спасенныйКак летчик Леонид Дёма перехитрил врага, выжил после собственных похорон и вернулся на фронт

Комментарии

27 июня 2016, 14:31
Это все, конечно, замечательно. Но о какой заботе об инвалидках в России можно говорить, если "трости, костили и инвалидные кресла у нас практически не производятся"! Всякие единичные "эскалаторы" и "лошадки" не в счёт, хотя похожий по описанию эскалатор я однажды видела в фитнес-клубе. В массе своей инвалиды так и остаются людьми, лишенными возможностей, а не просто ограниченными в них.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»