«Для славословий в адрес капитализма в мире слишком много бедности и нищеты»
Нищая на улицах Манилы, Филиппины. Фото: Francis R. Malasig / EPA / ИТАР-ТАСС

Нищая на улицах Манилы, Филиппины. Фото: Francis R. Malasig / EPA / ИТАР-ТАСС

Старший вице-президент Всемирного банка разоблачает рыночную экономику

В издательстве «Института Гайдара» опубликована книга «По ту сторону невидимой руки», в которой подвергается сомнению святая святых рыночной экономики — принцип саморегуляции, который и был назван Адамом Смитом «невидимой рукой». В самом содержании книги почти нет по-настоящему новаторских мыслей, которые до этого никогда бы не высказывались. Но здесь важна личность автора — это старший вице-президент Всемирного банка Каушик Басу. Сам он называет себя диссидентом среди банкиров. Когда о необходимости перестройки экономики на принципах справедливости и борьбы с бедностью пишет такой человек, то его словам доверяешь больше, нежели критике капитализма со стороны многих левых политиков и активистов.

«Русская планета» с разрешения издательства «Института Гайдара» публикует фрагмент книги Каушика Басу «По ту сторону невидимой руки: Основания новой экономической науки», посвященный проблеме неравенства.

Эффективность и справедливость рыночной экономики замысловатым образом связаны с природой управления и институтов, осуществляющих доступные обществу коллективные действия. Это было предметом исследования в начальных главах книги. «Замысловатым образом» — ключевые слова, поскольку эта связь далеко не очевидна и идеологи обеих противоборствующих партий склонны недооценивать эту сложность. С одной стороны, у нас есть теорема невидимой руки, которая показывает, как индивиды, заботящиеся о собственных интересах, могут в итоге создать эффективное общество, обеспечивающее коллективные интересы. Тем не менее с другой стороны было показано — на основании уже известных экономических работ и ряда новых аргументов, — что истинность этого положения зависит от некоторых условий, как технического, так и принципиально-концептуального характера.

После признания этих оговорок становится понятно, что для того, чтобы общество стало эффективным и тем более справедливым и законным, нам необходимо соответствующее управление наряду с общественными нормами и институтами. Прежде всего, нам нужны правила, при наличии которых рынок сможет эффективно работать. Вполне вероятно, что при отсутствии правительства или некоторых форм коллективных действий рынок скатится в гоббсовский хаос, а неравенство и бедность возрастут до чудовищного уровня.

Естественная область для изучения сложных связей между результатами рыночной экономики и управлением — наш мир в целом. Поскольку у нас нет мирового правительства, а структуры всемирных организаций и институты, регулирующие нормы на глобальном уровне, находятся пока еще в зачаточном состоянии, мир в целом — это подходящая область для исследования того, как работают рынки при отсутствии общего правительства. Данному вопросу и будут посвящены настоящая и последующие главы.

В этой главе исследуются мировое неравенство и бедность, а также особые проблемы, вызванные тем, что политическая глобализация далеко отстает от экономической глобализации. Я утверждаю, что неравенство в мире столь велико из-за этой недостаточности политической глобализации. Эта идея будет использоваться для решения некоторых нормативных и политических вопросов, касающихся того, что может быть сделано в рамках современного мирового устройства. В следующей главе исследуется природа политики и демократии, порожденных тем видом глобализации, который имеет место в настоящий момент.

Поскольку мы сейчас вторгаемся на некую нормативную территорию, я хотел бы подчеркнуть, что эта книга не касается вопроса о размере правительства. На мой взгляд, большая часть споров по этому поводу лишь вводит в заблуждение. Как мы увидели во второй и третьей главах, государство играет важнейшую роль в регулировании рыночной экономики и в перераспределении того, что приобретается благодаря ей. Но если правительство захвачено неким лобби или корпорацией, то лучше, чтобы его было меньше. Если нация обладает сформировавшимся чувством общественных норм, то это естественным образом ограничивает антиобщественное поведение, и тогда она может меньше нуждаться в прямых действиях правительства. Как я попытался доказать в четвертой главе, общественные нормы могут заменять закон, который, в конце концов, есть не что иное, как набор убеждений в сознании человека.

 Каушик Басу. Фото: Mario Lopez / EPA / ИТАР-ТАСС

Каушик Басу. Фото: Mario Lopez / EPA / ИТАР-ТАСС

Я уверен (и поскольку это нормативная аксиома, ее следует повесить в рамочке на стене), что бедность и неравенство являются «злом». Масштабы бедности в сегодняшнем мире совершенно неприемлемы. Мир не взрывается в бунтах лишь потому, что колоссальные интеллектуальные усилия тратятся на то, чтобы ситуация казалась приемлемой. Из неравенства и бедности именно последняя должна стать нашей главной целью, и, хотя экономическое неравенство также является злом, нам, возможно, придется терпеть определенный уровень неравенства для того, чтобы контролировать бедность.

Эта нормативная позиция не является производной от чего-то другого; это — аксиома. Я заявляю об этом прямо, чтобы избежать путаницы. Это приведет нас к некоторым интересным политическим выводам — например, к тому, что с учетом нынешней системы, нам, возможно, необходимо следовать стандартным мерам, рекомендуемым экономистами относительно торговли, тарифов, фискальной политики и денежного обращения.

Мы все знаем, что неравенство в мире довольно велико. Но если посмотреть на цифры и задуматься над ними, то от масштабов неравенства просто захватит дух. Уже многое было написано о богатейших людях планеты. Истории о сверхбогатых людях — скажем, о тех, кто входит в первую сотню, — довольно любопытное чтение. Супербогачи — разношерстная компания: кто-то из них унаследовал богатство, кто-то — выходец из низов; у кого-то — проблемы с алкоголем, у кого-то — нет; некоторые живут простой жизнью, путешествуют экономклассом и водят старые седаны, хотя большинство — нет. Тому, кто ищет подсказок, как влиться в их ряды, мне следует сказать, что главное — не быть слишком образованным. Согласно журналу Forbes из десяти самих богатых людей мира в 2007 году по меньшей мере половина либо бросила колледж, либо никогда не ходила туда. Но по-настоящему удивляет то, насколько богаты эти люди. Согласно последним оценкам, в 2007 году совокупное состояние этих людей составило 343,5 млрд долларов.

Эту, в прочих отношениях занятную, информацию превращает в трагедию противоположная часть спектра. Данные о беднейших людях трудно найти, но мы можем получить некоторое представление на основании средних показателей отдельных стран. Обратимся к Эфиопии. Ее население насчитывает более 70 млн человек, национальный доход — около 12 млрд долларов в год. Если мы примем, что рентабельность активов десяти богатейших людей мира составляет 10% в год, то их совокупный годовой доход почти в три раза превысит годовой доход всех жителей Эфиопии. Поскольку в Эфиопии тоже есть некоторое количество богачей, разницу в доходах между беднейшими жителями Эфиопии (скажем, 90% населения) и богатейшими людьми планеты практически невозможно осознать.

Если мы перейдем от отдельных личностей к странам, разрывы становятся меньше, но все равно поражают. Возьмем богатейшую и беднейшую (сообразно доходу на душу населения) из 152 стран, для которых приведены подробные данные в «Показателях мирового развития» (World Bank, 2005). Эти страны соответственно Норвегия (вверху списка) и Эфиопия и Бурунди (внизу списка). В Норвегии доход на душу населения составляет 43 400 долларов, а в Эфиопии и Бурунди — до 90 долларов. С поправкой на паритет покупательной способности, цифры немного сблизятся, но разрыв все равно будет огромным. Среднестатистический норвежец будет приблизительно в шестьдесят раз богаче среднестатистического бурундийца, даже с поправкой на покупательную способность.

Я привожу эти статистические данные для того, в частности, чтобы обратить внимание на тот факт, что хотя спор о том, растет или сокращается глобальное неравенство, может быть, пока и остается неразрешенным, сам уровень неравенства ошеломляет; разрыв между богатейшими и беднейшими чересчур велик, а масштабы бедности на земле (независимо от того, увеличиваются они в последнее время или нет) неприемлемы. Мне хотелось бы верить, что когда-нибудь человечество, вспоминая наше время, будет удивляться, как мы могли мириться с таким положением. Нередко приходится слышать о том, что ошеломительные состояния богачей, сделавших свои деньги с нуля, подтверждают величие капитализма. Но для славословий в адрес капитализма в мире слишком много бедности и нищеты, и это все равно что восторгаться величием монархии, ссылаясь на могущество и богатство Чингисхана или Нерона.

Фавела в Сан-Паулу. Фото: Sebastiao Moreira / EPA / ИТАР-ТАСС

Фавела в Сан-Паулу. Фото: Sebastiao Moreira / EPA / ИТАР-ТАСС

В этой связи ответить на вопрос «что делать?» становится гораздо труднее, чем обычно кажется людям действия. Наблюдая глобальную бедность, мы нередко приходим к выводу, что правительства развивающихся стран плохи, потому что они оставляют своих граждан в нищете, а правительства развитых государств подлы, потому что они не оказывают бедным странам достаточную финансовую помощь. Но стоит оценить реалии и ограничения, с которыми сталкиваются ответственные лица и политики и бедных, и богатых стран, и от обоих выводов не останется ничего — по крайней мере не в таком банальном виде.

Большинство из нас хотело бы изменить очень многое, но тем не менее никто из нас не имеет достаточных полномочий, чтобы сделать хоть что-то. Несомненно, существуют богатые люди (правда, таких не очень много), которые испытывают отвращение к экономической системе, в которой мы живем. Некоторые из них занимают такую позицию: «Поскольку у нас уже есть такая система, и раз у меня есть таланты, позволяющие преуспевать в ней, я буду преуспевать; но я хочу, чтобы вы отдавали себе отчет в том, что наша система — крайне несправедлива и ее стоит поменять». Эту позицию можно усмотреть в заявлениях и действиях некоторых склонных к левизне миллионеров, популярных писателей-активистов и голливудских радикалов. Хотя все это, возможно, не более чем слова, следует быть признательными за эту позицию, особенно потому, что она резко контрастирует с набившими оскомину программами и проектами (такими как Вашингтонский консенсус), которые порождены организациями, представляющими кровные интересы богатых государств и элит бедных стран, и чья единственная задача — сохранение status quo. Как убедительно показал Чан Ха Чжун, все эти консервативные программы — не более чем маскировка отбрасывания лестницы после того, как кто-то уже оказался наверху.

Разработка проектов по перераспределению доходов и снижению бедности крайне сложна; готовых ответов у нас нет. Но мы сделаем по крайней мере первый шаг к этому, как только признаем, что наша система имеет серьезные недостатки и нуждается в масштабной реконструкции, а не в мелких политических корректировках. Но для того, чтобы осуществить масштабные политические изменения, мы должны решить для себя сложные вопросы: как связаны между собой неравенство и бедность? Следует ли нам терпеть одно ради ликвидации другого? Если да, то каковы должны быть наши первоочередные задачи?

Басу, К. По ту сторону невидимой руки: Основания новой экономической науки — М.: Изд-во Института Гайдара, 2014

Надзиратели вернулись в дело Далее в рубрике Надзиратели вернулись в делоВ Оренбурге прокуратура и суд встали на сторону правозащитников, которые больше года добиваются наказания надзирателей сломавших ребра заключенному

Комментарии

25 мая 2014, 12:36
Социальное расслоение в современном мире, построенном на принципах рыночной экономики просто ужасное! В итоге эта "саморегуляция" приведет к тому, что обездоленные и голодные люди, которых с каждым годом в мире становиться все больше и больше, начнут массово вымирать прямо у нас на глазах, пока мы будем продолжать обсуждать эту ужасающую картину в ресторанах за чашечкой кофе и в своих новеньких ай-падах, до тех пор, пока сами "по воли случая", а на самом дели самой этой системы, не окажемся на их же месте!
26 мая 2014, 10:08
А что вы хотели? Наш мир достаточно жесток. В битве за выживание побеждает наиболее приспособленный.
26 мая 2014, 14:37
А в интерпретации западной модели - подлость и наглость! (
26 мая 2014, 07:42
ДА, официального мирового правительства нет, но неофициальное есть, его чувствуешь. Что бы не делали бедные страны, а в клуб развитых они попасть не могут, это очень хорошо видно на примере России. Не буду опускаться до перечисления, набивших оскомину, названий этих стран, но бесспорно лидирующее положение занимает Англия, этакий мировой банкир. Ведь ее богатства заложены были еще во времена средних веков в в виде корсарства, политики меркатилизма и пртекционизма, яркий пример тому являет правление Елизаветы Тюдор. Но это все лирические отступления, забравшись на вершину экономической и политической пирамиды спихивает менее стремительных и сообразительных. К сожалению ситуация такова, что для того чтобы хорошо жили несколько стран, остальные должны жить в согнутом состоянии( в позе рака).
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»