Как Первая мировая война породила американский фундаментализм
Американские солдаты проходят мимо разрушенной церкви к западу от коммуны Сюип, Франция, 1918 год. Фото: AP

Американские солдаты проходят мимо разрушенной церкви к западу от коммуны Сюип, Франция, 1918 год. Фото: AP

В книге британского историка религии Карен Армстронг рассказана история религиозного фундаментализма — одной из самых влиятельных доктрин нашего времени

В современных российских разговорах о традиционалистском повороте в российской политике часто сквозит непонимание того, чем является «религиозный фундаментализм». Самая распространенная трактовка: фундаментализм — это крайне выраженная и агрессивная приверженность религиозным нормам. Не реже встречается и мнение, что фундаментализм является исключительно «исламской болезнью».

Британский историк Карен Армстронг в своей книге «Битва за Бога» показывает, что это явление гораздо более тонкое, но от этого не менее влиятельное. Он может возникнуть только в обществах, где господствует религия с центральным положением Священного писания: христианский протестантизм, шиитский ислам и иудаизм. Новая идеология стала ответом религии на стремительную секуляризацию и разочарование в идеалах модерна.

Армстронг настаивает на том, что европейцам и американцам необходимо научиться понимать, что кроется за отторжением фундаменталистами современного мира. «Пока в терактах участвует лишь мизерный процент фундаменталистов, большинство же просто пытаются жить по заветам своей религии во враждебном, по их мнению, мире. Будет прискорбно, если своим невежеством и презрением мы побудим фундаменталистов пополнить экстремистские ряды», — объясняет историк.

«Русская планета» с разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» публикует фрагмент, посвященный зарождению идеологии фундаментализма в протестантской Америке в начале XX века.

Обложка книги Карен Армстронг «Битва за Бога»

Первая мировая война, вспыхнувшая в Европе в 1914 году и превратившая Францию в гигантское пепелище, продемонстрировала гибельный и саморазрушительный характер духа модерна. Уничтожив самый цвет молодежи мужского пола, война нанесла Европе удар, от которого ей, казалось, уже не суждено было оправиться. Теперь ни один трезвый ум не возлагал искренних надежд на прогресс цивилизации. Самые цивилизованные и передовые страны Европы калечили друг друга с помощью новейших военных технологий, а война обернулась жестокой пародией на механизацию, принесшую людям достаток и процветание.

Придя в движение, огромная сложная махина воинского призыва, передислокации войск и производства оружия начинала жить собственной жизнью, и ее уже было не остановить. Бессмысленная и бесперспективная окопная война, продиктованная вовсе не общественной необходимостью, противоречила рациональной логике эпохи. Запад оказался на краю той самой бездны, которая уже не первое десятилетие грозила разверзнуться под ногами. Западная экономика тоже переживала тяжелые времена — в 1910 году наметился спад, который приведет к Великой депрессии 1930-х. Мир летел кубарем навстречу невообразимой катастрофе. Ирландский поэт Уильям Йетс (1865—1939) представлял Второе пришествие не торжеством мира и добродетели, а рождением безжалостной, кровавой эры:

Все рушится, основа расшаталась,
Мир захлестнули волны беззаконья;
Кровавый ширится прилив и топит
Стыдливости священные обряды;
У добрых сила правоты иссякла,
А злые будто бы остервенились.

И в то же время это были годы небывалого творческого взлета, подарившие миру удивительные шедевры науки и искусства, в которых обнаруживался настоящий расцвет модернистского духа. Творческие люди разных родов деятельности словно горели желанием воссоздать мир заново, сорвать оковы прошлого и обрести свободу. Человек модерна обладал теперь совершенно новой ментальностью и уже не мог смотреть на мир прежними глазами.

...За некоторыми из этих начинаний скрывались попытки создать духовность, не связанную с Богом или сверхъестественным. Живопись, скульптура, поэзия и драма начала XX века отражали поиски смысла в меняющемся, хаотичном мире; творческие люди пытались нащупать новые формы восприятия и создать современные мифы.

В области религии наблюдались схожие попытки выстроить новое мировоззрение на старом фундаменте. Самые прозорливые понимали, что человек модерна отныне уже не сможет веровать по старинке. Традиционная духовность, помогавшая смириться с существенными ограничениями и принять мир таким, какой он есть, оказывалась бесполезной в этой атмосфере иконоборчества и устремленности в будущее. Изменился весь уклад мысли и восприятия. Многие западные люди, получившие чисто светское образование, попросту не воспринимали те мифологические, мистические и культовые обряды, пробуждавшие у прежних поколений чувство ценности трансцендентного. Пути назад не было. Приверженцам религии предстояло выработать новые обряды, верования, ритуалы, способные вызвать отклик в душе в радикально изменившихся условиях.

Пункт выдачи бесплатной еды для бездомных в Нью-Джерси. Фото: express.be

Пункт выдачи бесплатной еды для бездомных в Нью-Джерси. Фото: express.be 

...У протестантов в Соединенных Штатах потребность в обновлении назрела уже давно. К концу XIX века деноминации по-прежнему враждовали, однако кризис 1890-х, с обвинениями в ереси и отлучениями, казалось, уже миновал. И либералы, и консерваторы начала века участвовали в социальных программах так называемой Эры прогрессивизма (1900—1920), направленных на решение проблем, вызванных стремительной и бесконтрольной урбанизацией и развитием промышленности. Несмотря на доктринальные разногласия, протестанты всех деноминаций оставались приверженцами идеалов прогресса и сообща работали в миссиях за границей, участвовали в антиалкогольных кампаниях и ратовали за улучшение образования. Несмотря на огромные препятствия, возникающие у них на пути, большинство чувствовали уверенность в своих силах. «Америка христианизирована», — писал либеральный теолог Уолтер Раушенбуш в 1912 году; теперь оставалось преобразовать промышленность и предпринимательство «замыслом и духом Христовым».

У протестантов сложилось течение так называемого социального евангелизма, освящающего «безбожные» города и заводы. Это была попытка вернуться к тому, что они полагали основополагающими учениями иудейских пророков и самого Христа, убеждавшего своих последователей приходить в темницы, одевать нагих и кормить алчущих. Социальные евангелисты открывали «институциональные церкви», обеспечивающие помощь и досуг для бедных и недавних иммигрантов.

...Позже консерваторы осудят социальный евангелизм, утверждая, что бесполезно пытаться спасти обреченный мир. Однако в начале века даже такие закоренелые консерваторы, как Уильям Райли, основавший Нортвестернский библейский колледж в 1902 году, не возражали против избавления Миннеаполиса от общественных пороков, работая плечом к плечу с социальными реформаторами. Хоть Райли и не одобрял методы социальных евангелистов вроде Штельцле, приглашавшего в свой храм читать лекции Льва Троцкого и Эмму Голдман, однако в то время консерваторы в своих политических воззрениях еще недостаточно уклонились вправо и вели собственные благотворительные кампании по всем Соединенным Штатам.

Чарльз Элиот. Фото: AP

Все изменилось в 1909 году, когда Чарльз Элиот, почетный профессор Гарвардского университета, выступил с ужаснувшей консерваторов речью на тему «Будущее религии». Это была очередная попытка вернуться к простым ценностям. В новой религии, полагал Элиот, останется всего одна заповедь — любовь Божия, выражаемая в практическом служении людей друг другу. Не будет ни церквей, ни священных текстов, ни теологии греха, ни необходимости в молитве. Присутствие Господа будет настолько очевидным и всеобъемлющим, что нужда в литургии отпадет. Христиане утратят монополию на истину, поскольку идеи ученых, секуляристов и инаковерующих обретут не меньший вес. Своей заботой о человечестве религия будущего явит сходство с такими секулярными идеалами, как демократия, образование, социальные реформы и профилактическая медицина. Это крайнее проявление социального евангелизма стало закономерным итогом доктринальных разногласий предыдущих десятилетий.

В обществе, где ценилась только рациональная или научно доказуемая истина, догме пришлось нелегко. Теология запросто могла превратиться в фетиш, в идола, в высшую ценность саму по себе, вместо того чтобы служить символом неописуемой и непостижимой действительности. В поисках обходной доктрины Элиот пытался вернуться к тому, что считал основами — любовь Божия и любовь к ближнему. Социальную справедливость и заботу о слабом проповедовали все мировые религии. Предписанное в качестве долга и образца сострадание, выраженное в практической заботе, во всех религиях помогало приобщиться к священному (если не было продиктовано себялюбием). Элиот пытался разрешить вставшую перед христианами Нового времени дилемму, создавая вероучение, основанное в большей степени на практике, чем на ортодоксальных верованиях.

Консерваторов, однако, он поверг в ужас. Признать христианством веру, не основанную на непогрешимой доктрине, они не желали, поэтому сочли своим долгом бороться с этой либеральной угрозой.

В 1910 году пресвитерианцы Принстона, сформулировавшие доктрину непогрешимости Писания, опубликовали список пяти догм, которые они считали основополагающими: 1) непогрешимость Писания; 2) непорочное зачатие Христа; 3) искупление Христом наших грехов на кресте; 4) Его телесное воскресение; и 5) объективная подлинность чудес. Затем нефтяные миллионеры Лайман и Мильтон Стюарты, основавшие в 1908 году Библейский колледж в Лос-Анджелесе, чтобы бороться с «высшим критицизмом», финансировали проект по обучению верующих ключевым положениям веры. С 1910 по 1915 год они выпустили серию из 12 брошюр под общим заглавием «Основы» (англ. The Fundamental. — РП), где ведущие консервативные теологи популярно разъясняли суть таких догматов, как Троичность, опровергали «высший критицизм» и подчеркивали важность распространения библейской истины. Все брошюры были бесплатно розданы — три миллиона экземпляров, они имелись у каждого американского пастора, профессора и студента богословия. Позже проект обретет огромное символическое значение, поскольку фундаменталисты станут рассматривать его как начало своего движения. Однако в то время брошюры не привлекали внимания критиков и написаны были в нейтральном ключе, без воинственных призывов.

Тем не менее во время Первой мировой войны в консервативном протестантизме появился элемент террористических настроений, и течение стало фундаменталистским. Американцы всегда были склонны рассматривать конфликты в апокалиптическом свете, и Первая мировая война подтвердила многим их премилленаристские убеждения. Бойня таких невероятных масштабов, решили они, возвещает не что иное, как начало Конца. Это и есть те битвы, что предсказаны в Откровении Иоанна Богослова. С 1914 по 1918 год состоялись три конференции, посвященные толкованию Священного Писания, участники которых прочесывали справочную Библию Скофилда («Библия Скофилда со справочным материалом», 1909. — РП) в поисках других «знамений времен». Все указывало на то, что пророчества действительно вот-вот сбудутся. Согласно предсказаниям иудейских пророков, перед концом света народ израильский должен вернуться в свои земли, поэтому опубликованная британским правительством Декларация Бальфура (1917), обещающая поддержку в создании в Палестине национального очага для еврейского народа, повергла премилленаристов в священный трепет. Россия олицетворяла у Скофилда ту самую рать, которая «от пределов севера» вторгнется в Израиль незадолго до Армагеддона; косвенным подтверждением тому служила Октябрьская революция 1917 года, сделавшая государственной идеологией атеистический коммунизм. Создание Лиги наций соответствовало пророчеству из Откровения (16:14) — о возрожденной Римской империи, которую вскоре возглавит Антихрист.

Чем больше протестанты-премилленаристы наблюдали за мировыми событиями, тем больше политизировались. То, что в конце XIX века не выходило за рамки доктринальных разногласий с либералами в своих же деноминациях, превращалось в борьбу за будущее цивилизации. Консерваторы видели себя на передовой битвы с сатанинской ратью, которая вскоре разрушит мир. Ходившие во время и сразу после войны слухи о зверствах немцев только убеждали консерваторов, насколько они были правы, отвергая народ, породивший «высший критицизм».

Однако в основе этого видения лежала не отвага, а глубочайший страх. В консерваторах говорила ксенофобия, боязнь иностранного влияния, которое несли католики, коммунисты и адепты «высшего критицизма». В этой фундаменталистской вере выражено глубочайшее отвращение к современному миру. Консервативные протестанты прониклись крайней неприязнью к демократии, считая, что она приведет к «власти толпы», к «красной республике» и к «невиданному прежде разгулу власти дьявола». Миротворческие институты, например Лига наций, представали в их глазах абсолютным злом; Лига, без сомнения, служила пристанищем Антихриста, который, как предсказывал апостол Павел, своим коварством сумеет обольстить всех и каждого. Библия предупреждала, что в конце времен человечество ждет война, а не мир, поэтому Лига явно избрала ошибочный путь. В самом деле, почему бы Антихристу не прикинуться миротворцем?

Неприязнь к Лиге и другим международным организациям, кроме того, выдавала глубокий страх фундаменталистов перед свойственной модерну централизацией и любыми попытками создания общемирового правительства. Напуганные универсализмом современного общества, некоторые инстинктивно искали спасения в трайбализме.

Армстронг К. Битва за Бога: История фундаментализма — М.: Альпина нон-фикшн, 2013.

Комментарии

21 сентября 2013, 15:38
Про "возрожденную Римскую империю, которую вскоре возглавит Антихрист" - это не про лигу наций, а про ООН, которое возглавит БАрак Обама после окончания президентских полномочий в 2016 году.
23 сентября 2013, 08:45
Барак должен покаятся, принять православие и за грехи свои уйти на богомолье на Соловки!
23 сентября 2013, 09:17
Да ладно, эту держиморду на пушечный выстрел к ООН подпускать нельзя. Тем более негр там уже был. Главой ООН на этот раз должен стать европеец. А лучше всего славянин.
22 сентября 2013, 12:47
Библию Скофилда при желании можно применить и к сегодняшнему времени. С одной стороны Обама- Антихрист и Израиль, с другой - Россия и Сирия... Чем вам не декорации для грядущего Апокалипсиса? Если еще вспомнить другое пророчество, которое говорит о том, что нынешний Папа Римский будет последним перед Концом, то вообще страшно становится((
22 сентября 2013, 13:44
Ваши декорации выглядят не плохо,однако страны-напарники могут быть разбиты на группы совсем не так как вы написали. В зависимости от того,какие у разбивающего полит взгляды.
23 сентября 2013, 08:44
Звезда Полынь кстати уже в Челябинске упала))
22 сентября 2013, 14:26
Если поверить в историю Карен,тогда действительно все переворачивается. Все обретает новый смысл и можно копаться глубоко в историю,что бы искать новые открытия и уточнения,что бы лучше понимать суть влияния духовного аспекта на власть в различных странах в различные времена.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»