Как нам обустроить производство
Фото: Виктор Погонцев/Интерпресс/ТАСС

Фото: Виктор Погонцев/Интерпресс/ТАСС

Правительство любит банкиров в 50 раз сильнее, чем промышленников

В результате повышения ключевой ставки ЦБ до 17% в декабре 2014-го отдельные банки, в том числе системообразующие (Сбербанк, ВТБ, «Уралсиб», Россельхозбанк, Газпромбанк), начали поднимать ставки не только по новым, но и по уже выданным кредитам (если это допускалось договором), что привело к резкому увеличению операционных издержек многих компаний и к остановке значительного числа проектов.

40% годовых

В Архангельской области «Уралсиб» в конце 2014-го повысил ставку по корпоративным кредитам с 12 до 36%, во Владимирской области Россельхозбанк взвинтил ее с 10 до 25%, а в Саратовской области АКБ «Экспресс-Волга» отважился на скачок с 17,8 до… 40%!

Бизнесмену, не качающему нефть и не выплавляющему сталь на экспорт, проще признать себя банкротом, чем выплачивать такие проценты. К тому же в декабре большинство банков попросту заморозило выдачу кредитов.

По мере снижения ставки ЦБ кредиты начали потихоньку дешеветь. Но и сегодня при ставке в 11% взять заем на нужды бизнеса дешевле, чем под 15%, невозможно. При этом норма рентабельности в реальном секторе, как правило, не превышает 10–11%. Иными словами, рынок корпоративного кредитования де-факто по-прежнему закрыт для экономики, в то время как другой рынок — банкротств — переживает расцвет. По данным ЦБ, в июне 2015 года доля просроченной задолженности по рублевым кредитам юрлиц составляла 7,6% от их общей суммы (около 7 трлн рублей).

Как ЦБ разгоняет инфляцию

Получается, запустив череду дефолтов в экономике, ЦБ спокойно занимается ограничением роста инфляции, что, судя по заверениям Эльвиры Набиуллиной, и является основной задачей текущего момента. Но, если вдуматься, действия регулятора приводят к обратному эффекту — к росту немонетарной инфляции. Она складывается из увеличения тарифов естественных монополий, подрядчики которых кредитуются по тем самым немыслимым ставкам, и подъема цен на отечественные потребительские товары, для производства которых компаниям приходится кредитоваться в отечественных же банках.

Ранее Агентство по страхованию вкладов (АСВ) получило из казны триллион рублей на докапитализацию банковской системы. Эти деньги, по заявлению премьера Дмитрия Медведева, будут тратиться не на санацию проблемных банков, а на кредитование проектов в приоритетных отраслях экономики: сельском хозяйстве, обрабатывающей, химической, пищевой промышленности, транспортной сфере, машиностроении, связи, строительстве. Финансирование будет предоставлено через выпуски субординированных облигаций банков. О том, под какие проценты коммерческие (особо подчеркнем это слово) банки будут выдавать кредиты компаниям, не сказано ни слова. Также неясно, кто именно станет решать, какие компании достойны получения финансирования, а какие нет (если предположить, что оно будет все-таки льготным). И не окажется ли, что по факту выделенные деньги уйдут на валютные спекуляции? Не секрет, что банки с госучастием сыграли немалую роль в падении рубля, занимаясь спекуляциями на рынке Forex в тот самый момент, когда практически все граждане страны несли и продолжают нести огромные убытки от обесценивания нацвалюты.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (слева) во время посещения комбайнового завода «Ростсельмаш»

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (слева) во время посещения комбайнового завода Ростсельмаш. Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

Бизнес поймали в банки

Таким образом, вместо того чтобы кредитовать реальный сектор напрямую, государство намеревается использовать системообразующие банки, которые меньше всех нуждаются в льготном финансировании и продолжают держать высокие ставки для компаний реального сектора.

В то же время ЦБ не всегда в полной мере оценивает последствия банковской «зачистки» для корпоративного сектора. Да, банкиры жульничают и нарушают законы, да, их надо наказывать, а банки — закрывать, но многие из «санируемых» организаций не только кредитуют промышленность, но и держат счета предприятий. И при отзыве лицензии эти деньги зависают надолго, а то и вовсе пропадают. Ведь при расчете по долгам рухнувшего банка АСВ отдает приоритет физлицам.

Как результат, следуют банкротства малых и средних предприятий (десятки тысяч только с начала 2015 года), люди теряют работу, производство снижается, глава ЦБ получает престижные западные награды.

Еще одна причина банкротств — непримиримая позиция крупных банков, не идущих на реструктуризацию долгов, зато претендующих на колоссальную господдержку. Другими словами, поддержка выделяется не тем, кто в ней нуждается.

Ни один банк еще не сшил ни одного пальто и не испек ни одного батона хлеба.

Артем Иванов, учредитель ООО «Рус Интеллект групп» (создание сайтов), держал деньги в КБ «Гагаринский», у которого ЦБ 3 июля 2015 года отозвал лицензию. Как отметил собеседник РП, интересы бизнеса санатор не учитывал вообще никак: «Через 2–3 года можно вернуть 5–10 копеек с рубля». При этом обязательства по выплате налогов с суммы, зависшей неизвестно где по решению государственного (!) банковского регулятора, с бизнеса никто не снимает. «Как обычно, в таких случаях есть "решалы", которые берутся вернуть средства, зависшие в банке, за 50–60% от суммы», — сказал Иванов. Еще раз: государство банкротит банк, честный предприниматель надолго лишается денег, не может заплатить налоги, за что следуют штрафные санкции от того же государства.

Ребята из Центробанка, а вы там не охренели часом?

Кто без 10 миллиардов, тот лох

В 2014 году ЦБ принял решение о внедрении специального механизма рефинансирования кредитных организаций под инвестиционные проекты, но он предназначен в основном для крупных предприятий. Как говорится в письме, направленном уполномоченным по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борисом Титовым Эльвире Набиуллиной еще в январе 2015-го, необходимо расширить круг участников этой программы, прежде всего за счет заемщиков — субъектов малого и среднего предпринимательства. Программа рефинансирования должна распространяться как на вновь выдаваемые, так и на действующие инвесткредиты. Нужно снизить требования к размеру собственного капитала кредитных организаций, участвующих в программе, с 50 до 10 млрд рублей и включить Агентство кредитных гарантий в механизм рефинансирования кредитов, что снизит кредитные риски.

Но действительно главной проблемой несырьевого сектора является заоблачная стоимость кредитов. Нормальная рентабельность здоровой промышленности, повторимся, редко превышает 11%, поэтому привлекать деньги под 15–25% на долгосрочные проекты для таких компаний — безумие. Поэтому, говорится в письме Титова, стоимость фондирования кредитных организаций со стороны ЦБ для рефинансирования кредитов на инвестцели должна быть установлена на уровне 9%. При этом с учетом использования инструментов Агентства кредитных гарантий реальная ставка для реального сектора не должна превышать 6,5%. В качестве временной меры предлагается ограничить маржу кредитной организации, которая получает возможность рефинансирования инвесткредита в ЦБ, размером в 5% от суммы полученного финансирования.

По предложению Титова уже создана рабочая группа с участием представителей Минфина, Минэкономразвития, ЦБ и его самого. Тот факт, что коммерческие банки будут получать 5% просто ни за что, никого не смущает.

Посетитель в отделении банка

Посетитель в отделении банка. Фото: Егор Алеев/ТАСС

Урезать долю банков

Сегодня было бы правильным принять меры по поддержке промпроизводства, причем гораздо более эффективные, чем Фонд поддержки промышленности, объем которого составляет 20 млрд рублей (в 50 раз меньше объема помощи банкам!).

В частности, ЦБ вполне способен под небольшую процентную ставку (3–4%) выделять ресурсы тем банкам, которые согласятся играть по правилам, предполагающим введение предельной маржинальной наценки на их аппетиты в размере 2% (никак не грабительские 5%). Тогда реальный сектор сможет получать столь необходимые ему «длинные» и недорогие средства, с одной стороны, а с другой — ЦБ и финансовый блок правительства будут уверены, что эти деньги не разгонят инфляцию, выплеснувшись на банковский рынок.

Правильные, точечные меры господдержки уже доказали свою эффективность в сфере сельхозмашиностроения. Два года назад началась реализация программы, по которой производителям комбайнов возмещается 20% от стоимости техники при ее продаже непосредственно аграриям. Это привело к тому, что отрасль даже сейчас растет, а Ростсельмаш увеличил продажи за рубеж, в частности в Германию, до 4 млрд рублей.

Возможно, нам стоит посмотреть на Китай, экономика которого переживает не лучшие времена. В Пекине ставят задачу сохранить рост промпроизводства на уровне не ниже 7% в год. В РФ же по итогам августа, по данным Росстата, промпроизводство в годовом выражении снизилось на 4,3%, а по итогам 2014-го был зафиксирован слабый рост — 1,7%. При этом в начале весны Народное собрание Китая приняло решение о снижении ставки рефинансирования до 5,25% для стимулирования производства, у нас же пока так и не выработаны четкие механизмы действительно доступного кредитования реального сектора.

Время возвращать деньги

Пришло время вспомнить, что финансово-банковская сфера является всего лишь обслуживающим реальную экономику, но отнюдь не приоритетным институтом. Но при этом она нуждается в крайне жестком госрегулировании в связи с возможностью критическим образом влиять на все сферы жизни граждан.

Из-за завышенной стоимости денег в экономике потребительский спрос в РФ падает, а цены на все группы товаров, причем не только импортируемые, растут. Промышленность, которой банально не хватает средств на выпуск продукции, зачастую даже не думает о финансировании научных заделов, перерабатывая наследие советского прошлого. И, что еще хуже, производства в РФ сегодня практически не формируют заказы для техвузов, что приводит к нехватке высококвалифицированных инженерных кадров: им просто негде развиваться.

Похоже, финансово-экономическому блоку скоро придется не только пересмотреть свое отношение к причинам высокой инфляции, но и поменять подходы к инвестированию госсредств. Бóльшая часть международных валютных резервов РФ в настоящее время размещена в облигациях развитых стран, в долларах и евро. В условиях, когда курсы этих валют продолжают свой рост относительно рубля, было бы правильно вывести наши деньги из чужих экономик и направить их на поддержку собственной промышленности. Естественно, под жесточайшим контролем, в том числе и правоохранителей.

Сухой закон для 18-летних Далее в рубрике Сухой закон для 18-летнихПредседатель Совета Федерации Валентина Матвиенко поддержала законодательную инициативу Общественной палаты РФ о запрете продажи алкоголя лицам, не достигшим 21-летнего возраста

Комментарии

18 сентября 2015, 21:04
Возможно, ЦБ не видит возможности проконтролировать конвертацию и увод денег при льготном кредитовании малого бизнеса?
Предпринимателям самим создать такой механизм?
Один Медведев все не успеет.
А так призыв правильный.
Китай, очевидно, надеется на свои механизмы жесткого контроля. Он уже доказал, что может не мешать работать рыночным механизмам, но требовать ответственности за вывод капитала.
Трудно представить, но, возможно, предпринимателям придется объединяться для коллективной ответственности в случае утечки дешевого кредита, за которым они обратятся в банк.
Средства массовой информации убеждают, что это невероятно. Судя по тому, что в первую очередь попадает на полосы газет. Но, может, есть другие примеры? Правительство пытается сделать это через приоритетные программы, но оно не успеет, в разумные сроки, поработать персонально с малыми предприятиями; и гарантия опять будет за государством - этап уже вполне освоенный министерствами.
И хорошо-бы типовой устав объединения для поддержки кредитования разработали не властные органы, а предложили сами предприниматели; или нашли в уже принятых законах.
19 сентября 2015, 00:13
Не будет в нашей стране с таким подходом малого и среднего предпринимательства, твердо стоящего на ногах. То, что должно являться основой экономики, развивается крайне медленно и малочисленно. Россия это не та страна пока, где можно делать малый бизнес и быть уверенным, что не окажешься через пару месяцев в долговой яме.
19 сентября 2015, 18:46
Надо снижать ставку рефинансирования, иначе никакого экономического роста не будет. Придумать новые льготы для производств, стимулировать выход мелких производителей на внутренний и внешний рынок и так далее.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»